В условиях кризиса “АЛРОСА” сохраняет объем продаж алмазов, заявил президент компании.

– Вячеслав Анатольевич, мировой финансово-экономический кризис нанес чувствительный удар по рынку алмазов. Корпорация “Де Бирс”, например, в этом году снизила объемы продаж на 1,3 миллиарда долларов относительно прошлого года. Задел ли этот кризис компанию “АЛРОСА”?

8. ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ XXI ВЕК  УВЕЛИЧИТ СПРОС НА БРИЛЛИАНТЫ_image002

Кризис прежде всего самым существенным образом потряс бриллиантовый рынок Японии. На эту страну приходилось более 30 % мирового объема продаж ювелирных изделий с камнями, сейчас – только 19 %.

Остальные страны Юго-Восточной Азии от финансового кризиса пострадали еще больше, что соответственно отразилось на текущих продажах ювелирных изделий. Небольшой рост рынка в США, на Ближнем Востоке при неизменном спросе в Европе не смог компенсировать то, что потеряно в Азии.

Мировые производители должны, конечно, адекватно реагировать на эти события. Прежде всего, необходимо крепить одноканальную систему сбыта. Этому способствует недавно подписанное наше соглашение с “Де Бирс”. Одна из основных мер по стабилизации рынка алмазов – уменьшение объемов продаж. “Де Бирс” как организатор мировой одноканальной системы в этом году продал алмазного сырья на 3,35 миллиарда долларов, что на 1,3 миллиарда долларов меньше, чем в прошлом году. Наша доля продаж на мировом рынке по условиям соглашения с “Де Бирс” составляет 26 % суммы 3,35 миллиарда, то есть в абсолютном выражении объем снизился относительно прошлогоднего.

Признаков коренного улучшения ситуации в ближайшее время нет. Поэтому впервые в истории отечественной алмазодобычи при обсуждении производственных планов на будущий год вопрос об объемах добычи рассматривался сквозь призму возможных объемов продаж.

Ранее такой проблемы не возникало. Все, что не выкупал “Де Бирс”, направлялось в госзапас. Сейчас такой возможности нет. У государства нет средств для закупки алмазов, а “АЛРОСА” в условиях кризиса в стране не может заморозить оборотные средства в произведенных запасах. В этом году впервые рассматривался вариант снижения добычи, сбалансированной с возможными объемами продаж.

После длительных обсуждений все-таки решено в будущем году сохранить объемы производства на уровне нынешнего года. Во-первых, “АЛРОСА” расширяет собственное производство бриллиантов. Кроме того, увеличивается потребность крупных российских предприятий в Смоленске, Барнауле, Орле и Якутии. И наконец, подписан межправительственный договор о поставках алмазов в Белоруссию, готовятся аналогичные документы с Арменией и Украиной. Расширение поставок в эти страны станет возможным при отмене НДС. Для этого договора должны быть утверждены Думой. В прошлые годы НДС препятствовал широким продажам алмазов в эти страны, так как при его наличии производство бриллиантов было нерентабельным.

Учитывая все это, правление компании решило, что рост внутреннего спроса и спроса в СНГ на алмазы компенсирует сокращение продаж алмазов на внешний рынок и создаст возможность сохранить объем добычи на уровне прошлого года.

Рынок стабилизируется не так быстро. Но можно утверждать, что дальнейшего падения не будет. Внушает оптимизм приближающееся новое тысячелетие. Рубежная дата создает дополнительный стимул для роста спроса на бриллианты и алмазы.

– Сохраняя объем продаж алмазов, ваша компания в каком-то смысле подставляет “Де Бирс”. Продукция ваших покупателей все равно выйдет на мировой рынок.

– Замечу сразу, что наше решение никоим образом не нарушает ни одного пункта соглашения с “Де Бирс”. Но вы правы, что здесь более глубокая взаимосвязь. Действительно, вопрос не в рынке алмазов, потому что в конечном виде продаются бриллианты, а не алмазы.

Падение рынка бриллиантов, естественно, должно сопровождаться снижением продажи алмазов, а для нас – и их добычи. Все правильно. Мы действуем как бы против этой тенденции, оставляя объем добычи на прежнем уровне, увидев новые возможности сбыта для себя.

И тем не менее нужно иметь в виду, что в условиях кризиса всегда происходит перегруппировка сил. Известно, что в Израиле несколько крупных гранильных предприятий обанкротилось, имеет место сокращение производства в Индии и Бельгии, и специалисты ожидают в начале будущего года новую волну банкротства зарубежных предприятий.

В этих условиях у российской гранильной промышленности в ходе перегруппировки сил есть возможность закрепить свои позиции. Это один из основных мотивов нашего решения о сохранении объемов добычи алмазов. Укреплению российских предприятий на мировом рынке способствует то, что мы продаем им алмазы на 3-4 % ниже мировых цен.

– И в кредит.

Не всем, в кредит получают только предприятия Смоленска, Орла и Якутии. Но это помогает им выжить.

– Но у “Де Бирс” не безграничные финансовые возможности на складирование алмазного сырья, и рынок бриллиантов может обрушиться.

Действительно, рынок алмазов и рынок бриллиантов – две стороны одной медали. Однако я не считаю, что выход отечественных гранильщиков со своей продукцией на мировой рынок подорвет его. Объемы не такие уж большие, но в то же время при льготах, которые они имеют, у наших предприятий есть возможность найти свою нишу. Кроме того, мы ожидаем, что ситуация в 1999 году будет не хуже, чем была в этом, когда наши алмазы на 1,5 миллиарда долларов разошлись благополучно без возмущения рынка. С другой стороны, “Де Бирс” выполняет ту же роль, за которую мы ей платим.

8. ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ XXI ВЕК  УВЕЛИЧИТ СПРОС НА БРИЛЛИАНТЫ_image004

– Вот вы говорите об отечественных предприятиях, но хорошо известно, что подавляющее большинство из них – филиалы или дочерние фирмы компаний из всемирно известных гранильных центров.

– Доля производства будет расти на собственно российских предприятиях. Это касается Смо­ленского, Барнаульского, Орлов­ского заводов, якутской «Туймаады Даймонд» и собственного про­изводства компании. Для осталь­ных производителей объем продаж сохранился прежним.

Последняя группа производите­лей действительно тесно связана с зарубежными фирмами. И что ин­тересно, все многочисленные СП, а их число доходило до 160, были образованы шестью лицами из Из­раиля, Бельгии. Эти фирмы, как правило, не имеют оборотных средств в России, а закупки оплачиваются материнскими компани­ями из-за рубежа. По неофициаль­ным данным, некоторые из них за­нимались контрабандой необрабо­танных алмазов, уличены в укло­нении от налогов. При любом из­менении политической и эконо­мической ситуации в России они готовы исчезнуть без следа.

– Запас прочности у компании в немалой степени зависит от издержек производства. Большое ли преимущество у добывающих предприятий “Де Бирс” перед вашей компанией? Ведь климатические условия явно работают на южноафриканцев.

– О себестоимости мы можем судить косвенным образом только по данным годовых отчетов, точные данные за семью печатями и у них, и у нас. Некоторые данные свидетельствуют, что эффективность у нас чуточку повыше. Парадокс объясняется просто. Издержки на добычу руды в условиях Крайнего Севера действительно больше в несколько раз, но во столько же раз у нас выше содержание алмазов в руде. Однако закономерное ухудшение со временем горно-геологических условий добычи, наша налоговая система и более высокие издержки на производственную инфраструктуру и социальную сферу делают нашу компанию наиболее уязвимой при падении цен. Кстати, достаточно важной причиной решения о сохранении объемов добычи является то, что постоянная составляющая в издержках резко возрастает с сокращением добычи, и прибыль компании стремительно падает. Поэтому мы больше всех заинтересованы в стабилизации мирового рынка. Отсюда наша заинтересованность в сотрудничестве с “Де Бирс”, в поддержании одноканальной системы, гарантирующей стабильные и высокие цены.

8. ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ XXI ВЕК  УВЕЛИЧИТ СПРОС НА БРИЛЛИАНТЫ_image006

Ситуация на мировом рынке заставляет нашу компанию думать и о дальнейших путях развития одноканальной системы. Нет гарантии, что она будет существовать неизменно в нынешнем виде.

На рынок алмазов выходят канадцы, законодательство у которых запрещает продавать все алмазы через монополию. Существенно изменится ситуация на мировом рынке с окончанием войны в Анголе, которая может выйти в лидеры по добыче алмазов. Мы и “Де Бирс” хотели, чтобы одноканальная система не нарушалась, но нужно готовиться к любому развитию событий.

При таких обстоятельствах устойчивость компании придает то, что Россия является единственной страной, которая имеет развитую не только добывающую, но и перерабатывающую промышленность. Это позволяет при любом развитии ситуации на рынке иметь надежные каналы сбыта. Поэтому “АЛРОСА” заинтересована в становлении именно российских предприятий, в отличие от “Де Бирс”, которая не способствует развитию в ЮАР, Намибии, Ботсване обрабатывающей отрасли.

Но если вдуматься, почему «Де Бирс» этого не делает – в конеч­ном счете, чтобы не разрушить одноканальную систему сбыта. По­этому гранильные предприятия Намибии закупают сейчас сырье на торгах «Де Бирс» в Лондоне.

С вашими замечаниями отно­сительно серьезной опасности для одноканальной системы сбыта ал­мазов, в случае когда добывающая компанияначинает прямуюпод­держку производителей бриллиан­тов, нельзя не согласиться. Созда­ется впечатление, что забота о раз­витии ограночного производства яв­ляется функцией, которая компа­нии навязывается правительством. Да и вы раньше, кажется, не были столь активным сторонником таких обязательств. В данном случае го­сударство попросту переложило на компанию финансовые затраты на поддержку бриллиантовогоком­плекса.

– Из того, что сказано выше, видно, что и государство, и «АЛРОСА» крайне заинтересованы в развитии отечественной граниль­нойпромышленности. Однако свою часть забот по развитию гра­нильной промышленности прави­тельство переложило на нас. Здесь и низкие цены, многие предприя­тия получают товар без предопла­ты. Более того, инструкция по ос­вобождению от уплаты НДС при экспорте бриллиантов составлена таким образом, что производите­лю при вывозе уплаченный НДС возвращает не государство, как по всем другим товарам, а наша ком­пания.

8. ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ XXI ВЕК  УВЕЛИЧИТ СПРОС НА БРИЛЛИАНТЫ_image009

 Получается, что вы приплачи­ваете и нерезидентам?

-Да, именно так. Фактически мы финансируем создание в Рос­сии СП, за спиной у которых стоят в том числе и израильтяне, и бель­гийцы, и все остальные. Таким об­разом, государство возложило на нас функции по поддержке гра­нильной промышленности, кото­рой мы не должны заниматься. По существу, это прямая обязанность государства, но не компании.

  Покупая сырье у вашей компа­нии, отечественные предприятия имеют возможность отобрать товар. Но где есть отбор, там есть воз­можность для сговора сотрудника вашей компании и клиента и, как следствие, для коррупции.

– Совершенно верно.

– Тогда почему компания не пе­рейдет на сайтовую продажу по аналогии с «Де Бирс»?

–   Дело в том, что покупатели алмазов у «Де Бирс», будь они ди­лерами или крупными производи­телями бриллиантов, могут распо­ряжаться ими по своему усмотре­нию. Они имеют право перепро­дать, что считают нужным, и оста­вить себе, что хотят. У нас этого сделать невозможно, таккак в России нет вторичного рынка ал­мазов.

–   Но его и не будет, так как ва­ши клиенты отбирают только то, что им нужно, что они могут обра­ботать. Даже и в сайтах “Де Бирс”, предназначенных для производите­лей бриллиантов, обязательно вло­жены в «нагрузку» алмазы, которые по определению пойдут на вторич­ный рынок.

–   К сожалению, наша законода­тельная система такова, что у нас практически невозможно продать свободно алмазы.

Компания поставила задачу в течение двух лет перейти на систе­му боксов. Для этого необходимо создать законодательную базу вто­ричного рынка алмазов. Сейчас готовится ряд проектов нормативных документов по этому вопросу.

Помимо формирования правовых основ для вторичного рынка алмазов переход на боксовую сис­тему требует от компании сущест­венного увеличения запасов в сбы­товой сети. То есть для такой тор­говли необходим свой сток. Для его накопления потребуется вре­мя. Таким образом, на создание всех условий для вторичного рын­ка алмазов потребуется не менее года.

– Не кажется ли вам, что тради­ционный подход российского законодательства к алмазу как к страте­гическому товару ничем не обосно­ван и мешает развитию нормального рынка алмазов? Как, например, по вашему мнению, будет чувствовать себя «Де Бирс» в рамках нашего за­конодательства пря работе в Архан­гельске?

– Он не только мешает, но и на­носит ущерб государству. Я, на­пример, не могу сейчас сказать, почему у компании нет квот на 1999 год, хотя они должны были быть выданы до 1 декабря.

Относительно «Де Бирс» можно сказать, что при нашем законода­тельстве как они вошли в Россию, так и уйдут. Как французы из Москвы в 1812 году.

Они уже сейчас осознали свои потери. Не успела «Де Бирс» обос­новаться на российском Севере, как вынуждена открыть судебную тяжбу по вопросу лицензий, столк­нулась с недобросовестностью ряда своих партнеров. Налоговая систе­ма такова, что уничтожит самое процветающее предприятие, не го­воря уже о каком-то вновь начина­емом проекте. Но все это цветочки. Посмотрим, как «Де Бирс» будет выколачивать у российского чи­новничества всевозможные разре­шения и квоты, оправдываться и отчитываться на комиссиях и заседаниях, бесконечно доказывать свою правоту и честность, как это делает «АЛРОСА». Они удержатся только в том случае, если смогут добиться коренного изменения за­конодательства, в частности, сво­бодного ввоза-вывоза сырья.

Владимир Санько, “Независимая газета”, 24 декабря 1998 г.

 

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here