5. ДВА ЛЬВЕНКА ВМЕСТЕ – ЛЬВА СИЛЬНЕЕ_image002В 1-м Казачьем переулке Замоскворечья, штаб-квартире акционерной компании “Алмазы России – Са­ха” (АРС) в апреле проходил очередной тур перегово­ров с “Де Бирс“. Руководители фамильного картеля Оппенгеймеров, контролирующего уже более ста лет процветающий рынок алмазов, и российской компании АРС разыграли очередную партию алмазного “покера” по жестким и в то же время джентельментским прави­лам, принятым в мире транснациональных компаний. За “Де Бирсом” стоят финансовая мощь, искушенность и легенда о всесилии мирового картеля. За АРС – алмаз­ные недра студеной Якутии, сила сибирского характе­ра и репутация одной из самых успешных алмазных корпораций мира и – острый интерес опустевшей рос­сийской казны в валютных доходах.

Очередной раунд, хоть на вершок, но приблизил стороны к соглашению. И как раз в горячие дни пере­говоров за столом у российской стороны был перевод обзора еженедельника “Тайм” о “битве за мировой ал­мазный рынок”. Редакция журнала “Металлы Евразии” обратилась к вице-президенту Республики Саха (Яку­тия) и главе АРС Вячеславу Штырову с предложением прокомментировать статью в “Тайме”. Ниже мы поме­щаем текст его комментариев.

Статья в “Тайме” содержит довольно взвешен­ный и основательный анализ переломной си­туации на мировом рынке алмазов. Несомненно, публикация повлияет на мнение деловых кругов мира. Это побуждает меня поточнее расставить акценты, кое в чем дополнить автора “Тай­ма”, а спорные утверждения рассмотреть особо. Например, со ссылкой на высказывание редактора влиятельного отраслевого издания “Даймонд Рипорт” Мартина Раппопорта “Тайм” уверяет, что “Де Бирс” сейчас оказался “перед затруднительной дилем­мой”: финансировать ли в объеме 1 млрд. долл. алмазные разра­ботки в Якутии, чтобы поднять их производительность, либо “от­казаться от этих планов в наказание за прошлые “прегрешения” российской стороны”. Это надуманная и неверная постановка вопроса. Отечественная алмазная промышленность ни на йоту не зависит от финансово­го вспомоществования “Де Бирс”. Более того, едва ли мы когда-либо позволим “Де Бирс” прямое участие в на­шем капитале и инвестициях. С самого начала алмазодобыва­ющая отрасль развивалась у нас на базе собственных накоплений, технологий, науки и менеджмента. И сейчас, несмотря на острый экономический кризис в России, АРС – прибыльная компания, одна из нем­ногих в России, удерживающая парадигму расширенного воспроизводства.

Сказанное вовсе не означает, что “Де Бирс” нам не указ. Принимая стратегичес­кие решения, мы всегда сталкиваемся с вопросом: должны ли и дальше поддер­живать монополию этого хорошо органи­зованного и могущественного картеля? Или и впрямь решиться выйти на мировой рынок напрямую, не продлевать соглаше­ние о сбыте якутских алмазов через “Де Бирс”?

Сторонникам такого радикального решения придает смелости то, что миро­вой алмазный рынок после второй миро­вой войны стабилен, а спрос на нем рас­тет. На самом же деле рынок этот очень хрупок. Он переживал катастрофы, о ко­торых многие забыли. Первый раз рынок был обрушен в прошлом веке, еще в те времена, когда Сесиль Родс нанимал чер­норабочих, которые вручную, кирками и лопатами, разрабатывали алмазные жи­лы. В другой раз стабильность рынка бы­ла взорвана открытием богатейшей ал­мазной трубки “Премьер”, контроль над которой “Де Бирс” упустил. Цены упали, возник хаос. Алмазный рынок трясло и после открытияместорождений на морских отмелях Намибии. На этот раз положение выпра­вил их хозяин – Эрнст Оппенгеймер, которому удалось установить контроль над “Де Бирс” и львиной долей миро­вой добычи и сбыта.

5. ДВА ЛЬВЕНКА ВМЕСТЕ – ЛЬВА СИЛЬНЕЕ_image004

С тех пор на этом рынке картель “Де Бирс” контроли­рует объемы добычи, цены, квоты, равновесие спроса и предложения. Картель – га­рант его стабильности. А в стабильности заинтересова­ны все участники алмазного бизнеса.

Алмазы имеют не такую потребительную стоимость, как другие стратегические товары. Они сродни произведениям искусства. Почему состоятельный человек приобретает карти­ну Рафаэля или Пикассо? Цена, которую он платил, – дань не только редкости, единичности, но и стоимостный эквива­лент “мифа” – иррационального, недока­зуемого совершенства, ведомого только знатокам-искусствоведам. Поэтому по­купатель, который не разбирается ни в Пикассо, ни в бриллиантах, ни на минуту не усомнится, что надежно помещает ка­питал в такую дорогую покупку. И на страже этой “мифологии” рынка стоят ав­торитет и товарный ярлык “Де Бирс”. С этим надо считаться. Можно, конечно, распороть тонкую ажурную ткань соз­данной “Де Бирс” системы и наводнить прилавки мира алмазами так, чтобы они дошли до каждой “хижины”. Но тогда ал­мазы упадут в цене, перестанут быть же­ланным объектом инвестиций. Это разо­рит всех, кто с ними соприкасается. Вов­се не случайно Алексей Косыгин и Нико­лай Рыжков в пору, когда возглавляли правительство, по зрелому размышле­нию посчитали выгодными для страны генеральные соглашения с “Де Бирс”. А уж их-то трудно заподозрить в небрежении государственными интересами.

Но времена меняются, и пришла по­ра, сохраняя систему в целом, изменить распределение ролей на алмазном рын­ке. Россия волей-неволей выступала в роли ведомой у “Де Бирс”, должна была подстраиваться под его стратегию под­держания стабильности рынка. Картель хотел бы пролонгировать этот расклад и в новом соглашении. Мы же твердо нас­таиваем на изменении правил игры. На мой взгляд, жесткость и недостаточная реалистичность позиции “Де Бирс” в том, что он рассматривает “Алмазы России – Саха” как одного из своих обычных парт­неров или клиентов, который ради гарантированных прибылей согласится и даль­ше на роль ведомого. Но реальности иные. АРС – не рядовая компания. За на­ми – 25 % мирового производства в сто­имостном выражении. Это почти полови­на от мощи “Де Бирс”. У нас не только до­быча, но и одна из лучших в мире алмаз­ных геологий. Технологии и ноу-хау, соз­данные в наших институтах, востребова­ны на мировом рынке. У России своя сильная гранильная промышленность и развитая внутренняя торговля алмазами. Наконец, запасы камней в хранилищах государства настолько весомы, что могут наводнить рынок по любой нужной цене. И, объективно, мы способны быть самостоятельными.

5. ДВА ЛЬВЕНКА ВМЕСТЕ – ЛЬВА СИЛЬНЕЕ_image007

 

Вот комплекс причин, почему мы не будем впредь ни в заложниках, ни в “прис­тяжных” у “Де Бирс”. И “Тайм” прав, когда подмечает, что без корпорации “Алмазы России-Саха” в партнерах “Де Бирс” – “просто одна из алмазных компаний ми­ра”. Да, мы добиваемся партнерских, а не патерналистских отношений с “ДеБирс”. И меморандум, который был подписан российской делегацией во главе с ми­нистром финансов В. Пансковым после долгих и упорных переговоров с карте­лем, эту нашу позицию закрепил. Впервые в своей истории “Де Бирс” согласился совместно с АРС, а не самовластно, регу­лировать рынок, цены, обмениваться важ­ной информацией о состоянии алмазного бизнеса.

Удалось отстоять в меморандуме и ин­тересы российских производителей бриллиантов. Картель всегда препятство­вал развитию гранильной промышленности в добывающих странах. На этот раз ему пришлось уступить. Специальным пунктом меморандума подчеркнута при­оритетность для обеих сторон развития алмазообрабатывающих производств в России. Объем продаж якутских алмазов картелю исчислен “остаточным способом”. Вопреки утверждениям в некото­рых органах печати, из меморандума сле­дует, что в полном объеме удовлетворя­ются потребности отечественных гра­нильщиков в качественном сырье и толь­ко остаток будет продаваться “Де Бирс”. Если раньше картелю “железно” причита­лось 95 % от нашего экспорта камней, то теперь объем свободных продаж АРС на мировой рынок так называемых “контрольных обрезков” возрастает втрое – до 180 млн. долл. в год. А, главное, фор­мулировки меморандума при всей ихкомпромиссности таковы, что механизм контроля за рынком не остается всецело в руках “Де Бирс”. Мы впервые получаем легальную возможность иметь информа­цию о картах партнера, которыми он ве­дет свою тонкую игру на рынке, не чуж­дую нашим интересам. Это и есть путь от роли ведомого – к партнерской. В этом контексте в публикации “Тайма” все слиш­ком вертится вокруг “Де Бирс”, воля его представлена как абсолютная, а это вче­рашний день…

Известно, что первый этап перегово­ров, в котором участвовали руководите­ли Роскомдрагмета, МВЭС России и АРС, проходил под началом министра финан­сов России В. Панскова. На втором этапе прави­тельство уполномочило АРС заключить с “ДеБирс” непосредственно Торговое соглашение. Сейчас переговоры по нему идут в рабочих группах. У нас в москов­ской штаб-квартире АРС побывал глава центральной сбытовой организации “Де Бирс” (ЦСО) Гарри Рейф. Думаю, пере­говоры из-за упорства сторон в отстаи­вании своих позиций затянутся до сере­дины лета. Большим подспорьем нам в этот переломный для алмазного рынка момент стало бы скорейшее принятие Федерального закона о драгоценных ме­таллах и драгоценных камнях. Этот закон, что называется, перезрел. Прошел три чтения в Думе и был отправлен Советом Федерации чуть ли не в последний день работы депутатов старого созыва в со­гласительную комиссию. Работа над за­коном в комиссии завершается. На мой взгляд, в проекте закона удачно сбалан­сированы рыночные основы производ­ства и реализации драгоценных камней и жесткий контроль со стороны государ­ства за стратегически важной отраслью. Примечательно, что за него выступают фракции и слева, и справа – КПРФ и “Наш дом – Россия”.

АРС – акционерная компания. 77 % акций в госсобственности. Ни одной ак­ции не уплыло в руки иностранцев. Ред­кость по нашим временам. И тем не ме­нее не перестают высказываться мнения, что зря алмазы попали в предпринима­тельский сектор экономики. Интересы государства, якобы, надежнее будут за­щищены, если добычу и торговлю алма­зами разделить. Мы, выходит, будем до­бывать алмазы на краю света в вечной мерзлоте и мешками свозить их в Роскомдрагмет, а бюджетное ведомство – выно­сить товар на рынок. Так уже было в свое время. И эффективность отрасли была ку­да ниже, чем сейчас, когда алмазодобы­вающие предприятия вместе со всей оте­чественной промышленностью оказа­лись в тисках кризиса, дороговизны ресурсов и кредитов. При старой системе, когда добытыми нами алмазами распоря­жался чиновник, у нас, производителей, не было тревоги и ответственности за судьбу инвестиций, воспроизводство сы­рьевой базы, максимизацию прибыли, ко­торая всегда сопутствует предприятию, по обязательствам которого государство не отвечает. И вернуться к этому уже при рынке? Те, кто хочет раздробить живой организм отрасли, вынуждены будут соз­дать параллельную структуру сортиров­ки, маркетинга и продажи алмазов. На эти цели запрашиваются у казны 500 млн. долл. Сомневаюсь, что эти деньги окупят­ся. Венцом нового “огосударствления” торговли алмазным сырьем станет лишь абсурдное раздувание операционных расходов, отвлечение средств, падение прибыли, общее снижение эффективнос­ти.

Посмотрим статистику: эффективность продажи российских алмазов возросла как раз в последние годы, когда компания «Алмазы России-Саха» ста­ла управляться как типично рыночная структура. Для лучшего оборота капитала и устойчивости компании мы ее диверси­фицировали, вышли на внешние рынки инвестиций, выиграли тендер на разра­ботку алмазного месторождения в Анго­ле.

5. ДВА ЛЬВЕНКА ВМЕСТЕ – ЛЬВА СИЛЬНЕЕ_image010

И если АРС сейчас во имя, якобы, го­сударственных интересов, а на самом деле – интересов карманов некоторых чиновников, раздробить, разделить произ­водство и сбыт, тут же ослабнут и наши позиции на переговорах с “Де Бирс”. Картелю выгоднее иметь дело с действу­ющим врозь российским алмазным сооб­ществом.

Мы считаем федеральный контроль за управлением госсобственностью в АРС необходимым. Приветствовали бы такое положение, когда на всех, даже конфиден­циальных переговорах с “Де Бирс” и аге­нтами ЦСО по правую руку от нас нахо­дился бы полномочный представитель Комдрагмета. Мы даже не против нацио­нализации АРС, если на то пошло. Но ни­когда не согласимся с предложениями разрушить целостность АРС, ее цикл вос­производства и самофинансирования, вы­вести российскую компанию из непо­средственной конкурентной борьбы на мировой арене за рынки сбыта и мине­рально-сырьевые ресурсы.

Как уже говорилось, алмазный рынок хрупок, как и сам этот замечательный ка­мень. Выдерживая сверхвысокие давле­ния, он раскалывается на куски при рез­ком ударе. Конкуренция между мировыми производителями алмазов, способствуя технологическому прогрессу и постоянному перераспределению ролей между ли­дерами, не должна нанести рокового уда­ра по хрупкому алмазному миру. И в этой связи хотелось бы сказать об одной ини­циативе АРС, поддержанной Роскомдрагметом и направленной на координацию дей­ствий стран – производителей алмазов. Наша идея состоит в том, чтобы создать консультативный орган с участием госу­дарств “алмазного мира”. Об этом мы ве­ли речь во время визитов российской де­легации в Ботсвану и Намибию, встреч с главами правительств этих стран.

5. ДВА ЛЬВЕНКА ВМЕСТЕ – ЛЬВА СИЛЬНЕЕ_image012

Здесь нет намерения создать “алмаз­ную ОПЕК”, которая делила бы квоты и назначала потолки цен. Эта роль пока сохранится за ЦСО ради стабильности рынка. Но консультативный орган прави­тельств стран, добывающих алмазы, мог бы сыграть полезную роль в выработке солидарной ответственности за мировой рынок и скоординировал бы позиции то­варопроизводителей в отношениях с картелем.

В статье “Тайма” живописуется схватка двух “алмазных тигров” – “Де Бирс” и АРС. Не думаю, что наш торг с “Де Бирс” столь яростен. Но коль скоро мы заговорили о солидарности производителей алмазов в мире, добивающихся более паритетных отношений с имперским картелем, мне вспоминается мудрая и обаятельная мета­фора из древнего шумерского эпоса: “Два львенка вместе – льва сильней”.

“Металлы Евразии”, № 3, 1996 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here