Полвека назад Якутия стала алмазной сокровищницей нашей страны.

Теперь крупнейшая в мире компания “АЛРОСА” готовится торговать на мировом рынке без посредничества алмазного монополиста “Де Бирс”.

В далеком 1949 году на Соко­линой косе реки Вилюй нашли первый якутский алмаз. А уже в 1954-м была обнаружена первая в СССР настоящая кимберлитовая трубка “Зарница”. Такая же, как и в алмазоносной Южной Африке.

6. УВИДЕТЬ НЕБО В АЛМАЗАХ_image003

С этого началась наша алмаз­ная промышленность. С того мо­мента и отсчитывает свою полуве­ковую историю компания “Алмазы России-Саха” (“АЛРОСА”). 13 авгу­ста на исторической косе пройдут торжества. Но не одними ими встречает огромное предприятие свой юбилей. В этот день должны открыться два новых объекта. Это первый в России алмазный рудник “Интернациональный”, в котором разработка будет идти подземным способом. А еще – новая обогати­тельная фабрика “Алроса-Нюрба”, оснащенная самыми передовыми технологиями. Символично, что к полувековому юбилею алмазной промышленности дошла очередь и до самой первой открытой в нашей стране алмазной трубки «Зарница»: в конце прошлого года компания «Алроса» начала ее промышленную отработку.

Каким курсом пойдет флагман нашей алмазной индустрии “АЛРОСА”? Об этом мы беседуем с президентом компании Вячеславом Штыровым.

Он говорит:

– Полвека назад наши деды и отцы совершили подвиг. После на­чала “холодной войны” в 1946-м, ко­гда Запад прекратил поставки стра­тегического сырья в СССР, мы испы­тывали огромную нужду в алмазах. Прежде всего для оборонной про­мышленности. В СССР же были из­вестны лишь небольшие россыпные месторождения драгоценного кам­ня на Урале.

Алмазы были обнаружены. Мож­но по-разному относиться к той эпо­хе, но именно тогда стали разраба­тываться трубки “Мир”, “Айхал” и “Удачная”, были построены обогатительные фабрики, созда­на надежная инфраструктура алма­зодобычи в виде дорог, аэродромов и электростанций, воздвигнуты полярные города Мирный, Удачный и Айхал. Благодаря этому в Якутии добывается четверть всех алмазов планеты, и по этому показателю “АЛРОСА” как компания уступает лишь знаменитой монополии “Де Бирс”, а Россия в целом – лишь Ботсване с ее сказочными копями. Поэтому мы весьма влиятельны на мировом рынке.

Теперь же стало очень накладно содержать целые города при месторождениях – нужно переходить на вахтовый метод работы. Нужны новые, более экономичные и щадящие природу технологии. Например, открытой добыче на “Мире” хватит только до 2001 года. И перед нами, алмазодобытчиками третьего поко­ления, стоит важная задача: сохра­нить лидирующие позиции России на мировом рынке, степень ее влия­ния на него.

– По силам ли”АЛРОСЕ” справиться с этими нелегкимизадачами?

– Никто за нас этого не сделает. А идет наша работа по двум направлениям. Проводятся мас­штабные геологические изыскания. Используется как современная тех­ника, так и наша лучшая в мире геологическая наука с ее сильнейшей фундаментальной школой и огром­ным опытом. Уже обнаружены Нюрбинское и Ботуобинское месторож­дения в центральной части Западной Якутии, которые обеспечат Россию алмазами на первую четверть XXI ве­ка. Специалисты считают, что тем самым мы только-только вскрыли но­вое рудное поле огромных разме­ров. Одновременно компания ведет изыскания в перспективных районах Иркутской области и Красноярского края. Резервы для роста огромны: ведь при доле в мировой добыче в 25 процентов Россия обладает 56 про­центами мировых запасов алмазов.

С другой стороны, мы переходим на новые способы добычи алмазов, максимально используя имеющуюся минерально-сырьевую базу. Откры­тым способом, карьерами, которы­ми работают вРоссии, можно взять широкую часть “воронки”, однако уз­кое “горлышко” приходится разра­батывать в шахте. Причем рента­бельность добычи, как нам известно из мирового опыта, сохраняется до глубины в полтора километра. И таким образом можно оживить старые трубки.

6. УВИДЕТЬ НЕБО В АЛМАЗАХ_image005

С этой целью еще в конце 70-х начали строить первую шахту на трубке “Интернациональная”, сла­вящейся лучшими по качеству алма­зами на планете. В сложнейших горно-геологических условиях, проби­ваясь сквозь все мыслимые препят­ствия: соляные пласты, минерали­зованные воды, проявления нефти, сланцы, битумные и газовые слои. 14 августа состоится торжествен­ное открытие этого уникального объекта, и опыт его работы пригодится компании для строительства подобных шахт на месторождениях трубок “Мир”, “Удачная” и “Айхал”. Строительство этой шахты – побе­да общая, поскольку в нем принима­ли участие проектировщики Иркут­ска, Петербурга и Украины, поставщики оборудования из Чебоксар, Иркутска, Красноярска и других го­родов страны.

Наша компания активно участвует в освоении нового алмазного района – Архангельской области, где нам принадлежит 15 процентов акций “Севералмаза”. Участвуем мы 32 процентами акций и в компании “Катока”, осваивающей месторождения в Анголе, осуществляя техническое руководство этим проектом.

Осваиваются новые технологии. Например, в компании внедрен отечественный способ обогащения сы­рья. И хотя он и уступает западным по части автоматизации, однако превосходит их по эффективности. Новая фабрика, ОАО “АЛРОСА-Нюрба”, открываемая нами, будет использовать экологически чистую, менее энергоемкую и эффективную технологию обогащения в тяжелых средах, со складированием “хво­стов”, пустой породы в сухом виде. На разработке Нюрбинской трубки компания впервые использует толь­ко вахтовый метод работы.

В компании идет и очень боль­шая внутренняя работа. Мы перехо­дим на новые организационно-уп­равленческие технологии. С про­шлого года мы ввели внутренний хозрасчет, дав большую свободу своим дочерним предприятиям и структурным единицам. И хотя этот механизм нуждается в совершенствовании, 1998 год все наши подраз­деления закончили с прибылью. Благодаря этому они получили не только дивиденды по своим акциям, но и премию из дополнительно заработанной прибыли.

6. УВИДЕТЬ НЕБО В АЛМАЗАХ_image007

С вводом алмазодобывающего предприятия в Нюрбе мы идем еще на один эксперимент: если осталь­ные горно-обогатительные комбинаты – это структурные подразделения на­шей акционерной компании закры­того типа, то это предприятие создается как открытое АО с 80-процентным пакетом акций у “АЛРОСЫ”. Почему мы по­шли на это? С одной стороны, чтобы дать предприятию большую само­стоятельность. С другой – чтобы повысить его привлекательность для потенциальных кредиторов и инвесторов, обеспечить скорейшую окупаемость проекта. Ведь на эффективность “АЛРОСЫ” сильно влияет очень тяжелое индивидуаль­ное налогообложение, равного ко­торому по обременительности не знает ни одна алмазодобывающая компания планеты. И теперь АО “Алроса-Нюрба” будет облагаться не в индивидуальном порядке, а на общих основаниях с любыми другими акционерными компаниями. Мы совершаем этот эксперимент, так сказать, с “чистого листа”, чтобы не повторять старых ошибок.

– Очевидно, вы тем самым готовитесь к серьезным изменениям на мировом алмазном рынке? Ведь уже многие специалисты говорят, что мировая монополия “Де Бирс” в следующем веке рухнет. На рынок выйдут новыеалмазодобытчики. Как бы нам тут не “погореть”: ведь нигде в мире нет такого сурового климата, как в Якутии, а значит, и издержки производства у нас велики. Между тем выиграет тот, кто станет работать с наименьшими затратами, с полным циклом обработки сырья…6. УВИДЕТЬ НЕБО В АЛМАЗАХ_image009

– Да, от этого никуда не денешься. “АЛРОСА” добывает в год алмазов на 1,5 миллиарда долларов, а уже в следующем году на мировом рынке появится Канада с добычей на 600-700 миллионов долларов. Очень перспективна и Ангола – когда там кончится гражданская война. Конечно, климат у нас, не дай Боже. Это вам не Ботсвана, где даже навесов от дождей нет и производство подчас без стен работает. Но большие затраты при добыче в нашем суровом климате компенсируются тем, что в Якутии тонна добываемой породы содержит не менее трех карат алмазов, тогда как в Южной Африке разрабатываются породы, где содержание алмазов в три раза меньше.

Но этого недостаточно. Нужно по-новому организо­вать алмазный рынок. Нару­шение почти вековой монополии “Де Бирс” России действительно невыгодно: она удерживает миро­вые алмазные цены от обрушения и даже смогла спасти рынок произ­водства сырья для предметов рос­коши после мирового финансового кризиса 1997 года. Однако сохра­нять монополию ей все труднее. Что можно сделать? Мы надеемся на то, что мировым производителям ал­мазов удастся договориться. Для этого «АЛРОСЕ» нужно стать еще сильнее на мировом рынке.

Во-первых, наша компания с 1997 года создает торговые представительства за рубежом, совер­шенствуя сбытовую сеть. Есть наши “фактории” в Бельгии (Антверпен – один из планетарных центров ал­мазной торговли) и в Англии, гото­вится открытие представительства в США. С помощью этого мы смо­жем лучше улавливать тенденции мирового рынка, проверять пра­вильность действий “Де Бирс” в об­ласти цен. И эта же сеть способна здорово помочь нам в тот момент, когда, может быть, придется отказаться от услуг “Де Бирс”.

Во-вторых, мы с 1998 года идем в бриллиантовый бизнес, стремясь торговать не сырьем, а готовыми изделиями. В этом году мы плани­руем самостоятельно произвести бриллиантов на 40 миллионов дол­ларов, а в 2001-м – уже на 150 мил­лионов. “АЛРОСА” участвует в дея­тельности и других гранильных предприятий. Например, мы – крупные акционеры созданного в Орле гранильного предприятия “Орел-алмаз”. Работаем по совме­стной программе сбарнаульским заводом “Кристалл”, где пытаемся задействовать его мощности для обработки нашего сырья и наладить затем совместный сбыт. Неравно­душны мы и к судьбе московского гранильного завода “Кристалл”, который оказался банкротом и где мы выступаем его крупнейшим креди­тором. Компания готова принять участие в его акционировании – ведь мы уже арендуем площади за­вода и с сентября этого года начнем производство на них своих бриллиантов.

Но этого мало. Для динамичного развития нашего комплекса нужно создать вторичный рынок алмазов, на котором предприятия смогут обмениваться сырьем или продавать его тогда, когда не смогут сами обработать. Для стимулирования этого рынка в свое время создали Алмазную палату. Есть предложение разместить ее технические подразделения на московском «Кристалле». Мы хотим создать на его основе Национальный алмазный центр: с деловым комплексом, с помещениями для торговли алмазами, с представительствами таможни, налоговой службы и вообще государственного контроля. Возможно, такой центр станет аналогом «алмазного квартала» в Антверпене.

Правда, здесь крайне нужна пра­вовая помощь государства. Речь да­же не о программе развития отече­ственного алмазо-бриллиантового комплекса, которую вымучивали це­лых семь лет, а затем переименова­ли в концепцию и с очередной сме­ной Правительства отложили ее принятие на потом. Надо изменить нынешнюю систему налогообложе­ния, при которой алмаз достается нашим гранильным и ювелирным предприятиям уже на 20 процентов дороже, нежели их израильским конкурентам. Из-за этого отечест­венные гранильщики и ювелиры оказались неконкурентоспособны­ми уже на старте. Тут бы вместо НДС ввести унифицированный режим с обложением этого бизнеса в Индии или Израиле, где производители бриллиантов платят полтора-два процента с оборота.

К сожалению, внутренний рынок для наших бриллиантов практиче­ски не развит. Не то нынче благосо­стояние у наших граждан, чтобы по­купать ювелирные украшения, и по­тому 97 процентов отечественных бриллиантов вывозятся. Будущее алмазо-бриллиантового комплекса во многом зависит от преодоления Россией затянувшегося экономи­ческого кризиса. Это ведь не только бриллиантов касается. Депрес­сия производства, коллапс «обо­ронки» и высокотехнологической индустрии сильно сужают внутрен­ний рынок для сбыта промышлен­ных алмазов.

– Насколько мы знаем, “АЛРОСА” планирует нарастить до­бычу алмазов до 2 миллиардов в год к 2005-му, для чего нужны вложения в 1,9 миллиарда дол­ларов. А хватит ли вам средств? Ведь вы – компания государст­венная, по всем утверждениям доморощенных ультралибералов, должны просто погибнуть. Ведь, мол, только частникам должны давать кредиты, и со­лидные инвесторы, дескать, идут в дело лишь тогда, когда получают в свои руки солидные пакеты акций.

6. УВИДЕТЬ НЕБО В АЛМАЗАХ_image011

– Тем не менее с нами имеют дело. Работаем-то мы по – серьезному. У нас есть перспективный об­щий прогноз на полвека. Вслед за ним – более конкретный техниче­ский план на ближайшие 15 лет. На три пятилетки. В 2000 году кончает­ся первая из них, за которую вложе­но полтора миллиарда долларов. Сделано очень многое. В 1996-м вошел в эксплуатацию один из крупнейших в мире горно-обогатитель­ный комбинат «Юбилейный», в 1997-м – прииск «Анабар». Подзем­ный рудник “Интернациональный” готовится к вводу.

С государственной компанией, годовой оборот которой полтора миллиарда долларов, выгодно иметь дело. Мы рассчитываем на то, что с активизацией работы россий­ско-американской комиссии по эко­номическому и технологическому сотрудничеству компании удастся реализовать договоренности опо­лумиллиардном кредите Эксимбанка США. Есть и другие финансовые проекты. Деятельность наша при­быльна ибыстроокупаема: например, фабрика в Нюрбе, потребовав инвестиций в 300 миллионов долларов, даст ежегодно продукции на 400 миллионов.

Наконец, мы вкладываем в раз­витие компании ее собственную прибыль. А это очень существенно.

Владимир Кучеренко, «Российская газета», 1999 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here