Отдельно взятые проблемы Дальнего Востока, поднятые на отдельно взятом совещании Состоявшееся на прошлой неделе в Хабаровске выездное заседание комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера выдалось жарким на эмоции и обсуждения. Корреспондент EastRussia наблюдал за участниками и пришел к выводу, что сегодня даже вновь утвержденная госпрограмма по развитию макрорегиона не является панацеей.

Как приоритет может быть «отложенным»?
Первый вариант госпрограммы «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона» увидел свет в 1996 году. С тех пор она претерпела изменения несколько раз. И две редакции – в 2014 и в 2016 годах – уже пришлись на период повышенного внимания к Дальнему Востоку, который открылся известным посылом Президента Владимира Путина, объявившего развитие Дальнего Востока национальным приоритетом на весь XXI век.

С тех пор состоялась масса позитивных событий, о которых, в частности, на состоявшемся заседании комитета Совета Федерации рапортовал заместитель министра по развитию Дальнего Востока Артур Ниязметов. Так, по его словам, благодаря созданию территорий опережающего развития и государственной поддержке инвестиционных проектов на один рубль государственных инвестиций в среднем привлекается 12 рублей частных инвестиций. В итоге это позволит дополнительно привлечь в развитие Дальнего Востока порядка 2 трлн 660 млрд. рублей частных инвестиций. Создано 13 территорий опережающего развития, по свободному порту Владивосток подписано 94 соглашения с резидентами, 13 инвестпроектов получили поддержку, на получение «дальневосточного гектара» подано 1572 заявки [на момент публикации материала – уже 5842 заявки – прим ER], Фондом развития Дальнего Востока и Байкальского региона отобрано 12 проектов для финансирования, уже два раза прошел Восточный экономический форум и т.д. Все это, отмечает Артур Ниязметов, приведет к созданию десятков тысяч новых рабочих мест, к существенному мультипликативному эффекту и будущему росту доходов бюджетов всех уровней.

В то же время участники совещания согласились, что, несмотря на все предпринимаемые усилия, одним из основных тормозов развития Дальнего Востока сегодня является… недостаточное финансирование. Дмитрий Азаров, председатель комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, по этому поводу заявил, что «отложенный приоритет, по моему мнению, приоритетом не является».

 

Имелось в виду, уж коли Президент страны обозначил Дальний Восток таковым, значит, под его развитие и деньги должны быть.

Программу приняли, а денег снова нет

Однако с деньгами как раз проблема. И, кстати говоря, началась она еще до кризиса. По словам Дмитрий Азарова, сразу же после принятия госпрограммы на 2014 год финансирование срезали на 16,8 процента, на 2015 год – примерно на 40 процентов.

К слову, в обновленном варианте госпрограммы в разделе «ресурсное обеспечение» стоят цифры: 20 млрд 113 млн 781,7 тыс рублей на 2014 год и 25 млрд 205 млн 298 тыс рублей на 2015 год. На 2016 год эта сумма значительно больше – 46 млрд 652 млн 279,4 тыс рублей. И точно такая же сумма должна выделяться ежегодно вплоть до 2025 года. Это на бумаге.

А в реальности ситуация обстоит несколько иначе. Да, по словам начальника отдела резервных фондов Департамента межбюджетных отношений Минфина РФ Сергея Завьялова, 2016 год выглядит вполне себе хорошо: «С учетом уточненной росписи у нас объем бюджетных ассигнований составляет по программе 48 668 600 тыс. рублей». А вот на последующие годы картина не столь радужная.  На 2017 год запланировано 33,36 млрд. рублей, на 2018 год – 12,315 млрд. рублей, а на 2019-ый и вовсе  – 1 млрд 636,1 млн. рублей.

Имелось в виду, уж коли Президент страны обозначил Дальний Восток таковым, значит, под его развитие и деньги должны быть.

Программу приняли, а денег снова нет

Однако с деньгами как раз проблема. И, кстати говоря, началась она еще до кризиса. По словам Дмитрий Азарова, сразу же после принятия госпрограммы на 2014 год финансирование срезали на 16,8 процента, на 2015 год – примерно на 40 процентов.

К слову, в обновленном варианте госпрограммы в разделе «ресурсное обеспечение» стоят цифры: 20 млрд 113 млн 781,7 тыс рублей на 2014 год и 25 млрд 205 млн 298 тыс рублей на 2015 год. На 2016 год эта сумма значительно больше – 46 млрд 652 млн 279,4 тыс рублей. И точно такая же сумма должна выделяться ежегодно вплоть до 2025 года. Это на бумаге.

А в реальности ситуация обстоит несколько иначе. Да, по словам начальника отдела резервных фондов Департамента межбюджетных отношений Минфина РФ Сергея Завьялова, 2016 год выглядит вполне себе хорошо: «С учетом уточненной росписи у нас объем бюджетных ассигнований составляет по программе 48 668 600 тыс. рублей». А вот на последующие годы картина не столь радужная.  На 2017 год запланировано 33,36 млрд. рублей, на 2018 год – 12,315 млрд. рублей, а на 2019-ый и вовсе  – 1 млрд 636,1 млн. рублей.

И это несмотря на то, что черным по белому прописано в госпрограмме – ежегодно 46 млрд 652 млн 279,4 тыс рублей.

Но руководитель отдела Минфина РФ не видит в этом ничего катастрофического. По мнению Сергея Завьялова, «Минфин вернется к рассмотрению 2018–2019 годов при рассмотрении очередного бюджетного цикла по тем позициям, где у нас идет несоответствие паспорту государственной программы, чтобы было понимание, что не останется всё в такой плоскости как есть сейчас». Зато реальную проблему в этом видят исполнители. В Министерстве по развитию Дальнего Востока считают, что недопустимо срезать финансирование. «У нас госпрограмма для того и нужна, чтобы не одним годом жить. Мы в рамках одного года по нашим инструментам не сможем работать, чтобы вы просто понимали. Как можно заключить соглашение с инвестором о том, что он будет вкладывать 10 млрд. рублей и пообещать ему, что в следующем году мы вернемся к вопросу о софинансировании объектов, обеспечивающих инфраструктуру?», – обратился к представителю Минфина замминистра по развитию Дальнего Востока Артур Ниязметов. И привел пример по ФЦП “Курилы”: в 2016 году “Ростелеком” должен был начать прокладку подводного кабеля. Но предприятие так и не начало ничего делать, потому что не увидело на это средства в бюджете на 2018 год. Завьялов прокомментировал по поводу «Курил», что, дескать, это не учтено в позиции рабочей группы бюджетной комиссии, где помимо привлечения средств за счет бюджета Сахалинской области сказано о привлечении внебюджетных источников, потому что это один из важных элементов для развития «Курил». Ниязметов вспылил: «Разрешите вопрос. Вы на Курилах были? Ну, вот если побываете, то поймете, что фантазии, что какой-то частный инвестор захочет построить больницу или дорогу для другого частного инвестора, они не имеют ничего общего с…». Вот такое царит взаимопонимание между органами исполнительной власти.

А если деньги есть – осваиваются с трудом

Но не только в отсутствии денег проблема. Проблема в том, что даже если деньги и есть, то осваиваются они с трудом. На прошедшем заседании присутствующие как будто соревновались в том, кто какую цифру финансового исполнения программы назовет. Прозвучало, что на 1 июля 2016 года расходы по госпрограмме составили всего 8,1 процента, хотя за аналогичный период прошлого года было 17,3 процента. Что на 1 августа 2016 года исполнено всего 15,1 процентов. А если говорить о 2014-ом и 2015-ых годах, то по ним остатки неиспользованных средств составили за два года 2,4 млрд. рублей.

Но факт остается фактом – действительно, исполнение госпрограммы оставляет желать лучшего. И, собственно говоря, сами исполнители чуть ли не криком кричат, что надо что-то делать с этим. Так, губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт задал представителю Минфина конкретный вопрос: «Что мешает любому министерству начать финансировать с 1 января по программе регион какой-то или какую-то программу? Почему 1 января деньги не выдают?» И пояснил, что в Дорожный фонд края деньги поступают в апреле, в июле (бывало даже в октябре), потом проходят конкурсы, а потом – отрицательные температуры, земля замерзает и все. Вот вам и дороги. Вот вам и освоение федеральных денег по госпрограмме.

Отраслевое борется с территориальным

В отношении Дальнего Востока вырисовалась проблема, которую образно можно назвать: «борьба территориального и отраслевого». Дело в том, что все в нашей стране построено по отраслевому принципу, в том числе и законодательство. А тут отдельный макрорегион – дальневосточный – и даже целое территориальное министерство впридачу. Естественно, находит коса на камень. Вот лишь пара выдержек. Замминистра Дальнего Востока Артур Ниязметов: «Объяснения Министерства финансов [по поводу недофинансирования – прим. ER]  сводятся к необходимости отказа от реализации новых мероприятий. Такой общий подход применен при формировании бюджета. Но мы считаем, что этот общий подход в нашем случае неприемлем, поскольку мы фактически сформировали госпрограмму с нуля, и все, что в ней предусмотрено, – это новое». Глава комитета Совета Федерации Дмитрий Азаров: «В ваших выступлениях [Минфина РФ – прим ER] часто звучало: в соответствии с общими подходами… Послушайте, у нас задача, которая здесь стоит по Дальнему Востоку, она не вписывается в общие подходы. У нас само существование министерства не вписывается в общие подходы». Особенное сопротивление у всех министерств вызывает необходимость включать специальный «дальневосточный раздел» о применении повышающих коэффициентов при распределении межбюджетных трансфертов и учете минимальной доли софинансирования в размере 5 процентов во всех государственных программах. Таких, «правильных» программ сегодня только пять. По всем остальным (а всего у нас 27 госпрограмм – ред.) идет «провисание» и когда оно разрешится – вопрос.

Вопросы стратегические и приземленные

Но и это еще не все. На сегодняшний день в России отсутствует Стратегия пространственного развития, которая учитывала бы развитие регионов. Регионы в свою очередь разработали свои стратегии, но принять их не могут, потому что общей-то, федеральной, нет. Да и с федеральным законом «О стратегическом планировании в РФ» тоже не все понятно. Как сказал глава комитета Совета Федерации Дмитрий Азаров, обращаясь к представителю Минэкономразвития РФ, «несмотря на то, что Министерство экономического развития нам обещало, что сроки [введения закона – прим. ER] не будут переноситься, прямо на заседании Совета Федерации буквально через три месяца вышли изменения в закон с инициативой о переносе срока». А раз нет общей стратегии, о каком эффективном развитии регионов может идти речь? Представители регионов на этом заседании ставили, в общем-то, приземленные вопросы – о решении жилищных проблем граждан Дальнего Востока, о кадровом обеспечении развития макрорегиона, о строительстве социальной инфраструктуры и развитии авиации. Но, как сказал замминистра Дальнего Востока Артур Ниязметов: «Ответы на большинство вопросов требуют законодательного закрепления. В этой связи считаем крайне важным скорейшее принятие проекта федерального закона, над которым сегодня в Совете Федерации работает группа под руководством уважаемого Вячеслава Анатольевича [Штырова – прим. ER]». Имелась в виду рабочая группа по разработке проекта федерального закона «Об особых условиях ускоренного развития Дальнего Востока и Байкальского региона», которая еще три года назад разработала комплексный закон по развитию макрорегиона под руководством сенатора Штырова. Было время, про этот закон «подзабыли». Причин тому было множество: и денежные, и «отраслевые», и другие. Но как показывает жизнь, без такого закона не обойтись. Пусть он большой, затратный и разносторонний, но он снимет массу проблем, накопившихся на Дальнем Востоке. Можно «выдергивать» из него отдельные «куски», такие как ТОРы, «дальневосточный гектар», законы о свободных портах, усреднению тарифов на электроэнергию, но в итоге картинка все равно не сложится. «Мы приходим к выводу о том, что надо вернуться к вопросу и принимать все-таки комплексно закон о развитии Дальнего Востока, потому что многие вопросы остались за кадром. Особенно те вопросы, которые касаются социальной сферы и закрепления кадров на Дальнем Востоке», – сказал в своем выступлении член Совета Федерации, полномочный представитель Совета Федерации в государственных органах по вопросам развития Дальнего Востока, Восточной Сибири и Арктики Вячеслав Штыров. Он подчеркнул, что работа над законом возобновлена и в конце осенней сессии Совета Федерации проект будет внесен на рассмотрение Правительства РФ.

«Дальше перед нами будет общая задача – в хорошем смысле вместе пролоббировать принятие этого закона», – заключил он.

Кстати, в самом начале своего выступления представитель Министерства по развитию Дальнего Востока отметил, что подход к развитию Дальнего Востока трансформируется. Вот, программу новую утвердили. Но, как показывает жизнь, и это заседание в частности, трансформироваться прежде всего должен не подход, а мы сами и те, кто принимает решения в отношении Дальнего Востока. Как это ни удивительно, гражданам России приходится доказывать разницу между жизнью в центральной части России и на Дальнем Востоке. И доказывать вполне образованным людям.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here