Президент Республики Саха (Якутия) Вячеслав Штыров

о развитии региона, ипотеке, наводнениях и бриллиантах.

Правительство Якутии представило и одобрило в Москве свою новую экономическую программу,рассчитанную до 2020 года. Она предусматриваетразвитие новых производств и отраслей, создание более 100 тысяч новых рабочих мест, строительство базовых городов для тех, кто работает на освоении месторождений вахтовым методом. Станут ли от этого богаче ее жители и какие вопросы приходится решать Правительству Якутии, чтобы повысить качество жизни северян, об этом на «деловом завтраке» в «Российской газете» рассказал Президент Республики Саха (Якутия) Вячеслав Штыров.

Только самолетом

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – Вячеслав Анатольевич, жить на Севере тяжелее и дороже, чем в других регионах страны. Поэтому у северян всегда были льготы. Но не все они сохранились за годы реформ. Есть, например, сегодня у людей возможность поехать отдохнуть за пределы Якутии?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Недавно благодаря напору северян восстановлена одна из важных для нас норм федерального законодательства. Теперь работодатели раз в два года полностью оплачивают своим сотрудникам проезд к месту отдыха и обратно. А вот с неработающими пенсионерами имеются проблемы. У нас их 230 тысяч человек на один миллион населения. По закону они тоже имеют право на бесплатный проезд. Но оплатить их проезд на отдых можно только после предъявления билетов, которые сначала надо купить за свои деньги. Теперь представьте, что якутскому пенсионеру выписали санаторную путевку в Минводы. В один конец на самолете это стоит примерно 25 тысяч рублей. И как быть, если пенсия всего 4 тысячи рублей?

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – Недавно на заседании президиума Госсовета очень остро обсуждали вопрос о том, что для большинства жителей Дальнего Востока из-за дороговизны билетов континентальная Россия стала фактически Большой землей. Многие уже несколько раз побывали в Японии, Китае и Корее, но ни разу не были в центре страны. Как, на ваш взгляд, может быть решена проблема снижения цен на авиабилеты в целом по стране?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Необходимо дотировать авиаперевозки. Для этого, конечно же, надо провести определенную организационную работу. Во-первых, выделить социально значимые авиалинии. Критерием их выделения может быть, например, невозможность добраться из данного населенного пункта до общероссийских железнодорожных, автомобильных и водных магистралей без использования авиатранспорта. Или определенные маршруты в определенные времена года по направлению восток – запад страны. Величина государственных дотаций на социально значимых авиалиниях должна определяться расчетным путем, исходя из платежеспособности населения и фактической стоимости перевозок. Но тогда необходимо вводить лицензирование полетов на этих маршрутах, чтобы выполнить расчетные показатели загрузки самолетов.

Во-вторых, возможно перевести на государственное содержание аэродромную деятельность, тогда существенно удешевятся расходы авиакомпаний в аэропортах. Для этого необходимо разделить аэродромы по видам собственности – на федеральные, региональные и местные, создать казенные предприятия соответствующих уровней для их содержания, финансируемые прямо из бюджетов. Поскольку большинство северных и дальневосточных субъектов Федерации дотационны, им могут быть выделены по расчетам субсидии на содержание аэродромов.

На перекрестке трех дорог

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – Якутия остается самым труднодоступным регионом России, едва ли не единственной республикой, которая не имеет прямого доступа к железным дорогам.

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Пока существует только одна автомагистраль, которая связывает республику со всей страной. В Реестре федеральных автомобильных дорог она числится под именем «Лена», начинается в Амурской области и заканчивается в Якутске. Эта федеральная дорога четвертой категории построена еще в 1930-е годы и во время распутицы не удовлетворяет никаким техническим и эксплуатационным требованиям. Минтранс России планирует выделить значительные средства на ее обновление и за три года привести в порядок. Одновременно быстрыми темпами строится вторая федеральная автотрасса «Колыма» из Якутска в Магадан. По этому сложнейшему инженерному сооружению, которое большей частью пролегает по плоскогорьям и горам с серпантинами и опасными прижимами, можно будет ездить круглый год. В этом году ее строительство должно в основном завершиться. Наконец, принято решение о строительстве третьей автодороги «Вилюй» – от Якутска до Иркутска. Так что связь с «материком», как говорят северяне, обеспечат три федеральные дороги, на перекрестке которых стоит столица Республики Саха (Якутия) город Якутск. Началось строительство автомобильной дороги «Амга» из Якутска к морскому порту Аян на Охотском море в Хабаровском крае. Но главное ожидаемое историческое событие для нас – это приход в 2015 году железнодорожной Амуро-ЯкутскойText Box:   Якутия. Алданский район. На строительстве участка Томмот – Якутск Амуро-Якутской железной дороги.         Президент Якутии В.А. Штыров, вице-президент корпорации «Трансстрой» А.Н. Дудников. Разъезд Болотный.                       2007г. магистрали в город Якутск. В совокупности со строящимися федеральными и прилегающими к ним республиканскими автодорогами железная дорога создает опорную транспортную сеть, как кровеносную систему, обеспечивающую жизнь Якутии.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – Во сколько сейчас обходится доставка тонны груза в Якутию и во сколько будет обходиться потом, когда в республике будет создана опорная сеть дорог? Дешевле ли станет жизнь в Якутске?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Для наглядного примера возьмем перевозку одной тонны бензина с нефтеперерабатывающего завода Ангарска в Якутск. Сегодня эти перевозки дробятся на составные – по «Российским железным дорогам» до Нерюнгри, потом – от Нерюнгри до Томмота по «Якутским железным дорогам». Цены на перевозки разные, и в общей сложности это 1806 рублей за тонну. Далее плюс автоперевозки из Томмота до Якутска -3125 рублей. В целом доставка этой тонны с завода в Ангарске до нефтебазы в Якутске стоит около 5 тысяч рублей. С приходом железной дороги в город Якутск доставка одной тонны бензина по этому маршруту будет стоить всего около 2,5 тысячи рублей. Снижение затрат более чем наполовину.

Но, помимо экономического эффекта, без формирования опорной транспортной сети невозможна реализация крупных инвестиционных проектов, предусмотренных Схемой комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Республики Саха (Якутия) до 2020 года.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – В чем суть этого документа?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Схема комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Республики Саха (Якутия) до 2020 года – это комплексный документ стратегического планирования, определяющий основные направления социально-экономического развития нашего региона на долгосрочный период. Она разработана Минэкономразвития Российской Федерации и Правительством Якутии по поручению Президента России Владимира Путина, согласована с федеральными министерствами и ведомствами и одобрена Правительством России. Схема предполагает, что в течение двенадцати лет валовой региональный продукт увеличится в реальном исчислении в 2,6 раза, а доходы населения – в 3,8 раза, Якутия станет регионом-донором для федерального бюджета.

Работа по её реализации должна развернуться по трем главным направлениям.

Первое – реконструкция и модернизация существующих базовых отраслей народного хозяйства республики:алмазодобывающей, угольной, золотодобывающей, цветной металлургии, гранильной и ювелирной промышленности, сельского хозяйства. Эта задача само по себе сложная и капиталоемкая. Например, алмазная промышленность. До сих пор мы добывали алмазы относительно дешевым способом из карьера на кимберлитовых трубках. Теперь нужно строить шахты глубиной до полутора километров. Одна такая шахта стоит 50 млрд. рублей. А их надо построить четыре и одну запроектировать. В угольной промышленности необходимо освоить гигантское Эльгинское месторождение коксующихся углей и кроме этого ввести в эксплуатацию три новые шахты. Должно быть создано три новых золотодобывающих комбината. В сельское хозяйство планируется направить около 80 млрд. рублей.

Но ещё более масштабные задачи мы должны решить по второму направлению – создание новых для Якутии отраслей. Речь идет о нефтяной и нефтеперерабатывающей, газовой и газоперерабатывающей промышленности, организации добычи апатитовых, урановых и железных руд, руд цветных металлов и создании металлургических комплексов. Создание этих отраслей опирается на богатейший минерально-сырьевой потенциал республики. По рейтингу природных ресурсов Якутии нет равных в Российской Федерации. Но принципиально важно и то, что впервые планируется не только добыча, но и переработка в республике полезных ископаемых.

Безусловно, ни одна экономическая или социальная задача не может быть у нас решена без преодоления инфраструктурных ограничений. Поэтому развитие инфраструктуры – это третий по счету, но первый по значению приоритет Схемы. О проблемах транспорта мы уже немного упоминали. Следует только добавить, что в плане до 2020 года – завершение строительства нефтепроводной системы «Восточная Сибирь – Тихий океан», создание в одном коридоре с ней магистрального газопровода, обновление парка самолетов и реновация речного флота.

Text Box:    Якутия. Алданский район. Обсуждение вариантов  выбора створа для гидроэлектростанции на реке Тимптон                  каскада Южно-Якутских ГЭС. 2007 г. Предстоит также строительство магистральных линий электропередачи, чтобы объединить сегодня три изолированные якутские энергосистемы и создать через республику энергомост «Восточная Сибирь – Дальний Восток». Планируется развитие и генерирующих мощностей, в первую очередь, каскада Южно-Якутских ГЭС.

На реализацию всех проектов потребуется более 2,5 триллиона рублей из всех источников финансирования. Сумма огромная. Однако все это вполне реально, и в Якутию пришли крупнейшие российские компании «АЛРОСА», «Сургутнефтегаз», РАО «ЕЭС России», «Газпром», «Мечел», «Полюс Золото», «РЖД», «Транснефть» и другие. С помощью Правительства России уже сегодня развернута работа по всем направлениям.

В Якутию на ПМЖ

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – Это же еще и тысячи новых рабочих мест. Но в республике проживает всего один миллион человек, включая младенцев. И, конечно, сразу возникает вопрос: а где людей возьмете?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Мы должны создать примерно 112 тысяч новых рабочих мест. Для республики это серьезная цифра, ведь у нас всего около 500 тысяч работающих. В основном планируем использовать собственные трудовые резервы. Однако часть работников придется привлекать из других регионов.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – Речь идет о китайцах? Говорят, в связи со строительством Восточного нефтепровода их в Якутии все прибывает?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – В Якутии, по данным Федеральной миграционной службы, постоянно проживают около тысячи китайцев. До сих пор они ничем особым себя не проявили, занимаются в основном торговлей, даже на стройках не работают и традиционным сельским хозяйством не занимаются.

В прошедшем году из-за нехватки рабочих рук руководство «Транснефти» действительно дополнительно на строительство нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» привлекло китайцев. Как показала практика, это себя не оправдало, темпы работ у китайской компании низкие, и часть объемов, по-видимому, будут вынуждены выполнять наши подрядчики. Думаю, привлекать иностранную рабочую силу нет смысла. В России еще есть кому работать!

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – Но квалифицированные рабочие, тем более из других регионов России, просто так в Якутию не поедут. Чем будете их заманивать?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Действительно, вопрос стимулов для привлечения и закрепления рабочих кадров и специалистов в восточные районы страны сейчас, когда разрабатываются долгосрочная стратегия и обновленная программа развития Дальнего Востока, становится особенно актуальным. По нему обсуждаются разные идеи.

Есть смысл заново оценить старые советские подходы, когда были северные коэффициенты и надбавки к зарплате, другие льготы. Но всё-таки, наверное, главное в том, чтобы создать условия для полноценной во всех отношениях жизни людей в районах севера и востока страны. Этот вопрос многоаспектный. В первую очередь необходимо решать вопросы снижения чрезмерной дороговизны стоимости жизни. Возьмем тарифы на электроэнергию и коммунальные услуги. На Дальнем Востоке они вдвое выше, чем в среднем по стране. Это делает для многих семей просто неподъемной оплату жилья. Недаром все большим спросом пользуются малогабаритные квартиры. Снизить тарифы, а следовательно, и затраты из семейных бюджетов возможно за счет специальных программ модернизации характерных для отдаленных районов страны изолированных энергосистем. В области градостроительства необходимо отказаться от принципиально неверной идеи о том, что север и восток страны могут быть освоены преимущественно вахтовым способом из освоенных регионов запада и юга. Накопленный опыт показал, что работа на длительной вахте, особенно в других часовых поясах, является источником целого ряда медико-биологических и социальных, прежде всего семейных, проблем. Но даже не это главное. Главное – сама философия подхода к своей стране, своей Родине. Любой уголок страны имеет такую же ценность, как и всякий другой, и должен быть ухожен и обустроен. Вот почему важно создать на севере и востоке страны опорную сеть современных базовых городов. Они-то и должны стать центрами экономической и организаторами социальной жизни регионов нового освоения. Из них можно работать на хорошей вахте в пределах одного часового пояса.

Text Box:    Якутия. Ленский вопрос. Обсуждение генерального плана п. Витим – будущего центра нефтяной промышленности республики .Президент Якутии В.А. Штыров, Глава п. Витим Б.В. Гурьянов. п. Витим. 2007 г. В Якутии подобный опыт уже есть. Наша алмазная столица – город Мирный уже давно стала системообразующим центром всей Западной Якутии, из него летают на вахту, на предприятия отдаленных месторождений алмазники. В ближайшие годы для освоения нового Эльгинского угольного комплекса и железорудных месторождений Южной Якутии базовым городом станет Нерюнгри. С 2008 года начинается строительство двух новых городов – Витима для нефтяников и Томмота для горняков.

Конечно, как я уже говорил, в кадровой работе мы опираемся прежде всего на собственные ресурсы. Ежегодно 700 лучших выпускников школ республики направляются на учебу в ведущие учебные заведения страны за счет бюджетных средств. По специальной программе развивается крупнейший на Дальнем Востоке Якутский госуниверситет, где в ближайшие три года будет создан новый факультет нефти и газа. Запланировано строительство пяти новых техникумов. В то же время будем рады специалистам из любого уголка нашей страны.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – А какая средняя зарплата в республике? По силам молодым людям, занятым в других сферах деятельности, сегодня взять ипотечный кредит, построить свой дом, жилье?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – В горнодобывающих отраслях средние зарплаты – 35 тысяч рублей в месяц, на лучших предприятиях – до 60 тысяч. Однако у бюджетников она существенно ниже. Расчетная же стоимость строительства одного квадратного метра жилья – 27 тысяч рублей. Понятно, что при этих параметрах классическая ипотечная схема для врачей или учителей неприменима.

Потому мы вынуждены за счет бюджета финансировать бюджетников – первоначальные взносы платить в виде субсидий, погашать проценты по банковским кредитам. Или с помощью предприятий, когда те дают гарантию банкам и сами гасят за своих сотрудников проценты, часть кредитов. При помощи этих схем строительный комплекс развивается, и по объему ввода жилья на душу населения Якутия – номер один на Дальнем Востоке. Но чтобы ипотечные схемы на Севере массово заработали, надо не меньше половины затрат на строительство жилья людям по специальным нормам компенсировать за счет государства.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – Недавно в России создан Фонд содействия реформированию ЖКХ, которому выделено 250 миллиардов рублей. Якутия стала одним из пилотных регионов в реализации проекта ликвидации ветхого, аварийного жилья. Вы уже получили свою часть денег?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Пока нет. Ждем методику распределения средств. Она пока не разработана. Для нас это особо важный вопрос, ведь в Якутии самое большое количество времянок и ветхого жилья в стране. 14 процентов общего жилого фонда тогда, как в целом по стране – около 3 процентов. Так сложилось исторически, в ходе быстрого индустриального развития республики в 70-80-е годы XX века, когда ради темпов строительства экономили на жилье. При этом надо отдать должное: мы не обижены федеральной властью. В прошлом году получили почти 300 миллионов рублей на снос ветхого жилья. Если учесть, что до этого мы имели не более 40 миллионов рублей в год, то это, конечно, большая сумма.

 

«Газпром-2» и небо в алмазах

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – В конце 2007 года экологи высказывали сомнения относительно безопасности прокладки трубы нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» через реку Лену. Как вы отреагировали на эти опасения?

Text Box:    Якутия. Олёкминский улус. На строительстве нефтепроводной системы «Восточная Сибирь – Тихий океан». 2008 г. ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Экологические движения для того и существуют, чтобы постоянно заострять волнующие вопросы. В первоначальном варианте «Транснефть» предложила прокладывать трубу в тоннеле под рекой Леной. Однако оказалось, что карстовые породы под дном Лены могут подвергать тоннель деформациям. Экологи забили тревогу. Вопрос рассматривался Правительством Якутии с участием руководства «Транснефти». Сегодня предложен другой, более безопасный вариант прокладки «трубы в трубе» по твердому основанию дна. При этом внутри трубы будут установлены специальные датчики, которые улавливают малейшие движения и деформации. Река Лена действительно серьезная водная преграда. Но сегодня трубопроводы, которые идут из Сибири на восток, на запад, тоже пересекают и Иртыш, и Обь, и Волгу, и другие реки. Мы надеемся, что «Восточный» нефтепровод также безопасно будет служить людям.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – Накануне нового года российское правительство внесло в разряд стратегических ряд крупнейших месторождений. В Якутии им стало знаменитое Чаяндинское, с запасами газа 1,24 триллиона кубометров. Значит, иностранные инвесторы лишаются доступа к ним? Но смогут ли отечественные компании заменить их?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Уточню, месторождения нефти, золота, даже алмазов к разряду стратегических не отнесены и могут выставляться на аукционы, в том числе для иностранных инвесторов, чем мы не очень довольны. В стратегические попали только якутские месторождения газа, потому что содержат высочайшую на планете концентрацию гелия, уникальное количество ценных компонентов для химической промышленности, оборонных целей. Нельзя такой газ продавать просто так, как топливо. Предполагается, что эти ценные месторождения будут переданы на основании Закона «О газоснабжении России» отечественным компаниям без аукционов. А Правительство Якутии, в свою очередь, предлагает на ряд этих месторождений, в том числе на Чаяндинское, выдать лицензии РАО «Газпром». В соответствии с утвержденной в прошлом году по представлению РАО «Газпром» Восточной газовой программой в короткие сроки компания должна освоить несколько наших газовых месторождений, построить в одном коридоре с нефтепроводом «Восточная Сибирь – Тихий океан» магистральный газопровод на Дальний Восток, газифицировать юг Якутии, Еврейскую автономную и Амурскую области, Приморье, Хабаровский край. Будут построены газохимический и газоперерабатывающий заводы в Якутии.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – Однако к газовой промышленности, кроме «Газпрома», другие российские компании интереса не проявляют. В чем причина, нет денег?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Думаю, в недостатке средств их упрекнуть нельзя. Просто многие не знают, что с газом делать. Например, «Сургутнефтегаз» в свое время заполучил на геологоразведку целый ряд территорий. И наряду с нефтью два года подряд находил довольно неплохие газовые месторождения. Но они остались невостребованными. Многие нефтяные компании и первого, и второго эшелонов заявляют, что готовы инвестировать в небольшие и средние месторождения газа. Но не могут этого делать, пока не будет магистральных газопроводов и гарантий от РАО «Газпром» о покупке газа.

Text Box:   Якутия. Ленский район. Выбор места расположения баз ОАО «Газпром» для освоения Чаяндинского газового месторождения. Президент Якутии В.А. Штыров, первый заместитель председателя правления                                                           ОАО «Газпром» А.Г. Ананенков. п. Пеледуй. 2008г. РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – Вы, насколько нам известно, вообще предлагаете разделить «Газпром»?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Если абстрагироваться от текущей ситуации и конкретных интересов, то полагаю, что масштабы проблем, которые решает РАО «Газпром», уже переросли его организационные возможности. Поэтому я и дальше буду предлагать разделить эту компанию и создать новый «Газпром», так называемый «Газпром-2» или «Газпром-Восток», специально для Восточной Сибири и Дальнего Востока. Здесь огромное новое поле деятельности.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – После совещания в Магадане, в котором принимал участие Президент России и где шла речь о создании в стране индустрии золотодобывающей промышленности, многие ждали здорового всплеска «золотой лихорадки». В том числе на территории Якутии. Почему этого не случилось?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Есть волшебная фраза – «доработать». Когда я еще в «АЛРОСА» работал, один чиновник написал такую резолюцию: «Удовлетворить просьбу отказом». По-моему, в данном случае та же ситуация. И ведь поблажек никто не просил. Речь шла только о создании инфраструктуры – строительстве линий электропередачи, централизованного электроснабжения, автомобильных дорог. И все это должно было решаться в рамках государственно-частного партнерства. Но все поручения Президента на этот счет «дорабатываются».

Что касается Якутии, то рост добычи золота у нас связан с освоением рудных месторождений. На одном из них – Куранахском рудном поле, ОАО «Полюс Золото» выполняется программа технического переоснащения, будет увеличена мощность золотоизвлекательной фабрики, начнется проектирование, а затем строительство новой фабрики. Другие два крупнейших месторождения, Нежданинское и Кючусское, расположены на северо-востоке, в районах со слабо развитой транспортной и энергетической инфраструктурой. Для их освоения разрабатывается инвестиционный проект, который будет представлен в Инвестиционный фонд Российской Федерации. Надеемся, что наконец-то будет реализован принцип государственно-частного партнерства в золотодобыче: государство берет на себя затраты по строительству объектов транспортной и энергетической инфраструктуры, а бизнес – по строительству промышленных объектов. Реализация этих проектов позволит к 2015 году достичь ежегодной добычи золота на уровне 40 тонн, то есть удвоить текущие объемы добычи.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – Кроме сырьевых отраслей, какие местные производства еще намерены развивать в первую очередь?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Якутия – крупнейший на Дальнем Востоке аграрный регион.

37 процентов населения – сельские жители. У нас 250 тысяч голов крупного рогатого скота, 135 тысяч голов лошадей, 180 тысяч голов оленей. Это создает предпосылки для организации пищевой и перерабатывающей промышленности. По специальному плану развития агропромышленного комплекса республики за последние пять лет создано более ста предприятий по производству продовольственных товаров. За это время объем их производства вырос на 20%. С 2002 года в два раза выросли объемы выпуска бриллиантов и ювелирных изделий, в полтора раза – стройматериалов. В производстве других товаров народного потребления успехов поменьше, эти отрасли надо подтягивать.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – Якутия, кстати, всегда славилась пушниной – серебристыми чернобурками, зверофермами. Теперь, как утверждают хозяева звероферм, никто не покупает меха. Так ли это?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Проблемы со сбытом действительно есть. В 1980-е годы каждая женщина считала должным иметь песцовый воротник и такую же шапку. Теперь их мало носят, перешли на синтетику, в основном на южно-азиатский ширпотреб из-за его дешевизны. Некоторые виды зверей уже просто не разводят. Но это не значит, что меховая промышленность совсем зачахла. На плаву держится «Сахабулт» – наш национальный концерн. Он

имеет в Якутске самую крупную в стране фабрику по переработке пушнины. И одновременно является республиканским государственным уполномоченным заготовителем. Иными словами, охотники сдают пушнину в обмен на деньги, боеприпасы, прочие необходимые предметы для охотничьих нужд. Правда, шкурку эту можно продать и частникам по более дорогой цене. Тем не менее 80 процентов всей пушнины в Якутии уходит в концерн «Сахабулт». Но значительного прироста производства за эти годы нет, хотя надеемся, что по мере роста экономики и доходов населения спрос со временем повысится.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – А огранка, изготовление бриллиантов? Здесь-то спрос точно есть?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Сейчас производим примерно на 400 миллионов долларов в год, создана сбытовая сеть внутри Якутии и во многих регионах страны. Однако сейчас вся алмазно-бриллиантовая отрасль в России на распутье. И это не только Якутии касается, но и Московского гранильного центра, и Смоленского, и Орловского. В ходе либерализации рынка, новых требований Евросоюза снимаются ограничения на экспорт и импорт алмазов и бриллиантов, и мы выходим на прямую конкуренцию с иностранцами. И теперь крайне остро стал вопрос выравнивания условий работы наших предприятий с иностранными в области налогов и упрощения формальных процедур.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – Какие меры, на ваш взгляд, должны быть здесь предприняты?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – В феврале этого года Минфин должен рассмотреть наши предложения. В общих словах они сводятся к тому, что надо отказаться от применения к гранильной и ювелирной отраслям действующей в стране стандартной системы налогообложения и перейти к взиманию налогов с алмазного оборота, как это делают наши конкуренты – Индия, Израиль, Бельгия, Китай.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – В прошлом году Еврокомиссия приняла антимонопольное решение о запрете торговых отношений между знаменитой алмазно-бриллиантовой империей «Де Бирс» и российской «АЛРОСА». В чем теперь заключается сотрудничество двух компаний?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Оно превратилось в дружбу. «Де Бирс» склоняет «АЛРОСА» к научно-техническому сотрудничеству в области технологии добычи алмазов. Более того, поступило несколько предложений о прямом участии «АЛРОСА» в капитале некоторых подземных и надземных рудников «Де Бирс». Это говорит о том, что, возможно, они исчерпали технологические возможности и хотят воспользоваться нашими знаниями. Алмазов в мире становится все меньше, а месторождения – всё беднее. Надо искать технологические новшества. Вот они и ищут их у нас. Но надо понимать, что «АЛРОСА» и «Де Бирс» теперь стали прямыми конкурентами на мировом рынке. И нам надо к своим технологическим достоинствам добавить обдуманную и эффективную стратегию сбытовой политики.

Плюс два градуса

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – В 2001 году разрушительное наводнение на Лене нанесло серьезный урон многим городам и поселкам Якутии. Возможно ли повторение этой беды?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Мы всегда считали, что главная опасность, которая поджидает республику – это периоды засухи, повторяющиеся через каждые 11 лет, ведь у нас количество осадков в год такое же, как в пустыне Сахара. Но в последние годы этот цикл нарушился. Климат заметно повлажнел. Если в мире за 10 лет температура повысилась на 0,4 градуса, то у нас почти на 2 градуса. За такой короткий период времени это катастрофическое потепление, которое ставит перед нами серьезнейшие задачи.

Text Box:    Якутия. Олёкминский улус. На строительстве защитных противопаводковых сооружений. г. Олёкминск. 2007г. Мы теперь боремся с наводнениями. Строим защитные сооружения по федеральной программе вокруг четырех городов, стоящих на реке Лене. После памятного наводнения 2001 года Ленек защитили дамбой высотой до 15 метров. Строятся дамбы в городах Якутск, Олекминск, поселке Зырянка. Разрабатывается специальная республиканская программа для населенных пунктов на внутренних реках Якутии. Однако масштабы климатических, гидрогеологических, почвенных и мерзлотных изменений, особенно на побережье Ледовитого океана и в прилегающей к нему тундровой зоне, таковы, что Правительство Якутии готовит обращение за помощью в федеральное Правительство. Прежде всего, требуются срочное научное осмысление происходящих процессов и выработка рекомендаций по предотвращению возможных самых негативных их последствий.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – Как в целом складываются взаимоотношения с Федеральным центром?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – В целом, мне кажется, за последние годы сложилась более или менее оптимальная система взаимоотношений. После развала системы управления страной в 90-е годы прошлого столетия, когда дело дошло до угрозы целостности Российской Федерации, Президентом В.В.Путиным были предприняты энергичные меры по восстановлению вертикали власти. Теперь же, когда процесс централизации достиг необходимой точки и федеральная власть достаточно укрепилась, каких только полномочий регионы не получили. Это и управление водными ресурсами и лесами, и решение многих вопросов, которыми раньше только федеральные органы занимались. Так что баланс восстановлен, но уже при гораздо более эффективном общегосударственном управлении со стороны федеральных властей. Хотя работать ещё есть над чем. Например, над рационализацией управленческих структур. Вот, скажем, существует Правительство Республики Саха (Якутия), а параллельно в республике функционирует в полтора раза больше федеральных структур, которые во многом выполняют те же функции, что и республиканские. Может, следовало бы пойти по пути взаимного делегирования управленческих функций, не затрагивая существующую систему разделения полномочий?

Думаю, что пришло время оценить и эффективность выделения из министерств агентств, служб и иных подразделений. Ведь за годы административной реформы число только федеральных служащих увеличилось многократно и достигло четырех процентов от общего числа занятых, не говоря уж о региональных.

РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА: – А Закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» помогает вашей работе?

ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ: – Тоже диалектика. Есть и негатив, и позитив. Раньше в Якутии на поселенческом уровне местного самоуправления вообще не было. Сейчас создано 446 муниципалитетов. То есть мгновенно число муниципальных служащих возросло на несколько тысяч человек. Например, избрали 446 глав местных администраций. Каждому из них надо иметь своего финансиста, кадровика и бухгалтера, так как появились муниципальные финансовые ресурсы и штаты. С другой стороны, появление самоуправления стало катализатором разного рода полезных местных инициатив. Например, есть у нас такое движение «добрых дел». Допустим, каждому муниципалитету выделяем 200-300 тысяч рублей, чтобы они использовали их по своему усмотрению. Благодаря этому муниципалитеты выполняют с помощью жителей строительных, дорожных, благоустроительных работ на 5-7 миллионов рублей. Люди сами заготавливают материалы, выполняют работы, а выделенные деньги идут только на внешние услуги. Думаю, переход на местное самоуправление, конечно же, имеет больше позитивного.

Татьяна ЗЫКОВА,

«Российская газета», 23 января 2008 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here