ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ, ПРЕЗИДЕНТ АЛМАЗОДОБЫВАЮЩЕЙ КОМПАНИИ “АЛРОСА”: ЗАЧЕМ АЛМАЗНИК ГРАНИТ БРИЛЛИАНТ

6. ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ, ПРЕЗИДЕНТ АЛМАЗОДОБЫВАЮЩЕЙ_image002

Прошедший год был для компании АЛРОСА во всех отношениях примечательным. Во-первых, юбилейный. 50 лет назад в Якутии был найден первый алмаз. Во-вторых, прибыльный. Объем добычи алмазов составил более 1,5 млрд. долларов США. Это самый высокий уровень за всю современную историю российской алмазной отрасли. Получено балансовой прибыли 13,9 млрд. рублей. Компания заплатила налогов на сумму 15,9 млрд. рублей, что составило примерно 45 процентов от всей реализации. Крупные собственные средства вложены в развитие производства. Это позволило ввести в эксплуатацию два важнейших объекта: подземный рудник на трубке “Интернациональная” и установку по обогащению руды на Нюрбинском месторождении.

– Эти достижения не случайны, – подчеркнул в беседе с нашим корреспондентом Вячеслав Штыров. – Они результат многолетней целенаправленной работы специалистов компании. Наши интересы простираются далеко за пределы Якутии. К примеру, успешно шли дела в Анголе, на предприятии «Катока», где АЛРОСА является одним из акционеров. Предприятие быстро набрало мощность и сегодня добывает и обрабатывает в полтора раза больше руды, чем предусматривалось по проекту. А все благодаря специалистам нашей компании, потому что в Анголе используются исключительно российские технологии. Предприятие работает с рента­бельностью почти 50 процентов, досрочно возвращает все кредиты. Всего было затрачено 90 млн. долларов США, из которых наша компания внесла 54 миллиона. Теперь предприятие выходит на абсолютно прибыльную работу.

Наши интересы есть, разумеется, и в различных регионах России. Например, в Архангельской области. Здесь мы приобретали акции «Севералмаза» и сейчас владеем 12 процентами акций, а начинали с одной тысячной. То есть являемся четвертым по величине акционером после «Дe Бирс», «Согласия» и администрации области. Для нас это важная стратегическая площадка. Под наш контроль перешла и горная компания «Терра», которая развернула геологические работы в Архангельской области. Очень вероятно, что АЛРОСА начнет работать и в Карелии.

– Надо полагать, что все эти усилия имеют главный вектор – увеличение добычи алмазов. Но вы не скрываете, что беретесь теперь и за огранку бриллиантов? Зачем вам это?

– А вот зачем. Мы уже произвели в прошлом году бриллиантов на 40 млн. долларов США. Освоив производство бриллиантов и сбыт их, мы хотим сделать АЛРОСУ в будущем не только крупнейшим добытчиком алмазов, но также одним из крупнейших производителей бриллиантов. На этот год запланировано изготовить бриллиантов уже на 200 млн. долларов.

В собственном ограночном производстве компания преследует четыре цели. Первая – маркетинговая. Нам надо точно знать, что происходит на мировом рынке, как изменяется ценовая политика. Нам необходимо отрабатывать гибкое взаимодействие с «Де Бирс», в том числе в таком деликатном вопросе, как ценообразование.

Одним из способов такого непрерывного мониторинга является анализ стоимости готовой продукции и стоимости алмазного сырья. Поэтому самостоятельные продажи бриллиантов на внешнем и внутреннем рынке дают нам ценнейшую информацию, позволяют судить о том, как складываются цены на алмазное сырье, какие перспективы инвестиционных проектов. Как у нас, так и в мире.

Вторая задача – инвестиционная. Это привлечение финансовых средств для развития алмазной промышленности. Есть несколько схем, благодаря которым мы получили кредиты, в частности от американского Эксимбанка. Теоретически их объем можно увеличить до 500 млн. долларов США. А в основе гарантий для возврата кредитов лежит производство компанией бриллиантов, их продажа и определенное движение денежных средств по счетам АЛРОСА.

6. ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ, ПРЕЗИДЕНТ АЛМАЗОДОБЫВАЮЩЕЙ_image004

Третья – извлечение прибыли. Когда мы сами начали производить бриллианты, то пора­довались. Валютная эффектив­ность у нас составляет более 30 процентов. То есть это разница между стоимостью исходного сырья и стоимостью бриллиан­тов. И если отнять затраты на их производство, мы получаем до 20 процентов прибыли.

Наконец, есть еще одна цель – прогнозирование возмож­ных перемен на алмазном рынке. Я говорю об этом не первый год. Не исключено, что конфигура­ция мирового рынка и способы его организации изменятся. Мы привыкли к тому, что существу­ет одноканальная система, кото­рую построил «Де Бирс» более чем 60 лет назад. При этом дей­ствуют правила, которых все придерживаются. Но жизнь берет свое, и появились новые тенденции, которые могут привести к изменению одноканальной системы. Какие это тенден­ции? Во-первых, на рынке по­явились совершенно новые про­изводители, которых раньше не было. К примеру, в Канаде со­здано прекрасное предприятие. Оно производит алмазов на 300 – 400 млн. долларов США. Если учесть, что оно находится в трудных горно-геологических и природно-климатических усло­виях крайнего Севера американ­ского континента, то это боль­шой успех. Наверное, в 2003 го­ду будет введено второе канадское предприятие с выпускомалмазов на 700 млн. долларов США. Ну, вот считайте: 700 плюс 300 – это почти Россия.

Канадцы по существую­щему у них законодатель­ству не могут в полном объеме поддерживать мировую одноканальную систему. Поэтому только 35 процентов будет про­даваться через нее. Остальные алмазы, видимо, пойдут на сво­бодный рынок.

Теперь вернемся в Анголу. Потенциал Анголы таков, что это будет самая крупная держа­ва по добыче алмазов. Сегодня кустарным способом, неорганизованно, они производят ал­мазов, по разным сведениям, на сумму до 600 млн. долларов в год. А если все это по оконча­нии войны будет приведено в порядок, то Ангола станет крупнейшим производителем и может не вписаться в одноканальную систему.

Зримые перемены заметны и в гранильной промышленности. Здесь жестко конкурируют Индия с Израилем. Пока перевес на стороне Индии. Не исключен вариант, когда определенная часть рынка так называемый «индийский товар», окажется вообще вне зоны контроля…

Все эти события создают неопределенность и тревогу. Их усиливают сообщения о том, что «Де Бирс» не собирается больше поддерживать одноканальную систему, так как она слишком дорога для нее и пото­му корпорация собирается ор­ганизовать вертикально инте­грированную структуру.

 

– Иначе говоря, мир меняет­ся. И неизвестно, что будет даль­ше?

 

– Конечно, это проблема не сегодняшнего дня.Ногото­виться к ней надо. И вот с уче­том возможного поворота со­бытий компания начала созда­вать вертикально интегрированную структуру, которая смо­жет быстро перейти на другие рынки. На рынки готовой про­дукции, где мы рассчитываем на успех. Отсюда наш повышенный интерес к развитию собственного гранильного производства. Как итог этих усилий – «АЛРОСА» стала одним из участниковалмазообрабатывающей промышленности, и мы приняты в Ассоциацию производителей бриллиантов Российской Федерации.

 

– Но не получатся ли так, что ни журавля в небе, ни синицы в руках? Сейчас у компании ста­бильное место в мировой и рос­сийской экономике…

 

– Мы не меняем ориентиры. Мы расширяем поле деятельности. В минувшем году вся гранильная отрасль России произвела бриллиантов на 600 млн. долларов. 40 млн. из них – на­ши. Если мы в 2000 году выпустим бриллиантов на 200 млн. долларов, то разве России будет хуже от этого?

Далее. Денежная разница между рынком сырья и рынком готовой продукции. В 1999 году благодаря напряженным совме­стным усилиям «Де Бирс» и АЛ­РОСА по поддержанию одноканальной системы, регулирова­нию цен на сырье и т. д. удалось добиться стабилизации мирово­го рынка алмазов. Их было про­дано на 5,3 млрд. долларов.

Это не рекорд, бывало боль­ше, но представление об уровне составить можно. Однако ры­нок бриллиантов вот-вот потя­нет на 12 млрд. долларов. А ры­нок ювелирных изделий с брил­лиантами составит 50-52 млрд. долларов.

Вот почему мы настойчиво изучаем возможности нашего проникновения и на самый выгодный рынок – ювелирных изделий. Планируем начинать золотодобычу, в соответствии с планами создаем ювелирное производство.

 

– Планируете? Это в услови­ях подвижного, постоянно меня­ющегося рынка?

 

– Рынок и план не противо­речат друг другу. Стихия и план – да, это малосовмести­мые понятия. Но стихия и с рынком не согласуется. «АЛРО­СА» действует на основании 5-летних планов, которые опира­ются на 15-летний прогноз раз­вития мирового алмазного рынка, а он, в свою очередь, строится из расчетов на полуве­ковой цикл, поскольку горно­добывающая промышленность инерционна и многое надо рас­считывать на длинный цикл. Если этим пренебречь, могут быть неприятные коллизии.

Впереди нас, конечно, ждут не легкие времена. В ближайшие пять лет надо найти еще два миллиарда долларов, чтобы сохранить и приумножить достигнутый уровень алмазодобычи в нашей стране. Но могу сказать – это нам по плечу.

– Допустим, «АЛРОСА» пре­одолеет технологические, инвес­тиционные, кадровые трудности, которые неизбежно возникают в вашем деле. Тем более у вас есть жесткиеоппоненты в лице госу­дарственных и нескольких десят­ков частных и совместных пред­приятий. Они уже сейчас высказывают резкое недовольство. За­являют, что «АЛРОСА» не должна заниматься производством брил­лиантов, так как это, по их мне­нию, ухудшает обеспечение дей­ствующих в России клиентов. Такое противодействие наверня­ка найдет сторонников не только в среде гранильщиков. Вы готовы к объяснениям?

Готовы. Нам к этому не привыкать. Все минувшие 5 лет, может, только за исключением самого последнего времени, «АЛРОСА» подвергалась сильнейшему прессингу. Нас обви­няли в невероятных грехах, а когда они не подтверждались, никто не считал нужным хотя бы извиниться.

Иметь свое мнение каждый может, но решать, как разви­ваться российскому производ­ству, должны в первую очередь государственная, по сути дела, компания «АЛРОСА» иправи­тельство страны.

 

Страсти идут по поводу сы­рья для огранки. В связи с этимнапомню, что в торговом согла­шении с «Де Бирс» записано: на экспорт идет только то, что ос­тается после полного обеспече­ния отечественной гранильной промышленности. Но, подчер­киваю, отечественной и работа­ющей, а не вывозящей контра­бандным путем алмазы из Рос­сии. Поэтому, например, у нас нет никаких противоречий с го­сударственными предприятия­ми. Мы работаем с ними по со­гласованному плану. Разногла­сия возникают с другими кли­ентами.

Всегда АЛРОСА категори­чески выступала против выво­за алмазов из России под ви­дом «давальческого сырья», а по сути контрабанды. Тогда СП насчитывалось почти 160. Сегодня их наполовину мень­ше. Исчезли те, кто приехал в Россию не бриллианты изго­тавливать, а воспользовался искусственно созданными льготами, которые делали кон­трабанду алмазов невиданно прибыльным промыслом. На­зываясь «отечественными предприятиями», эти СП имели возможность отбирать алмазы, платить за них с отсрочкой, не облагаться НДС и, самое главное, брать сырье по более низким ценам, чем на свободном рынке.

Мы и сейчас сохраняем льготный режим по закупке ал­мазов для всех предприятий Рос­сийской Федерации. Он заклю­чается в двух вещах: первое – они имеют право выбора алма­зов и второе – более низкие це­ны, чем на мировом рынке: на 15 процентов. Поголовно все.

6. ВЯЧЕСЛАВ ШТЫРОВ, ПРЕЗИДЕНТ АЛМАЗОДОБЫВАЮЩЕЙ_image006

Но опять-таки, защищая национальные интересы, ин­тересы мирового алмазного рынка и свои собственные, мы всячески препятствовали и бу­дем препятствовать вывозу огранщиками не­обработанных алмазов из Рос­сии. Тем более что сейчас это противоречит действующему законодательству. Вот почему во взаимодействии с право­охранительными органами – путем обмена информацией, другими методами – мы спо­собствуем тому, чтобы контра­банда была пресечена. Поэто­му недавнее задержание на та­можне двух бельгийских граж­дан с контрабандными алмаза­ми – это результат наших совместных усилий с органами внутренних дел, ФСБ, с одной стороны, а с другой – урок для тех, кто до сих пор занимается контрабандой.

Поток нелегально вывозимых алмазов, конечно, сократился. Несколько лет назад он оценивался почти в 1 млрд. дол­ларов. Сейчас алмазов уходит из России примерно на 100-200 млн. долларов. Но мы наме­рены перекрыть и этот ручей. В прошлом году наша компания исключила из числа недобросо­вестных клиентов 29 предприятий. По 12 предприятиям пра­воохранительные органы завели уголовные дела. Борьба пошла не на шутку.

Недавно я встречался с крупнейшим диамантером мира ЛьвомЛеваевым – не конкретно в отношении его предприятий, а по его просьбе. Я ему сказал, почему нас не устраивает контрабанда. Вот в Российской Федерации дается скидка на алмазы 15 процентов как мини­мум. Для чего? Для развития отечественной гранильной про­мышленности. Когда алмазы, не граня здесь, вывозят и перепро­дают на 15 процентов дороже, кто получает эту прибыль? Рос­сийская гранильная промышленность? Нет. Зададимся вопросом: а чья это прибыль? Это прибыль «АЛРОСА» и нашего государства, потому что с нее надо заплатить налоги. А она и у «АЛРОСА» исчезла (я с таким же успехом мог бы их вывезти, продать и налоги заплатить), и у государства тоже, потому что с контрабанды налоги не платятся, естественно. Поэтому я ему сказал: «У вас есть своя Родина, и у меня есть своя Родина. И деньги, которые нам принадлежат, будут на моей Родине». 29 предприятий исключено, по 12 – заведены уголовные дела. И так будет впредь. Пока порядок не наведем.

Олег Чернов, «Парламентская газета», 4 марта 2000 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here