2006-й-год особый, он завершил первые пять лет работы Президента Республики Саха (Якутия)Вячеслава Анатольевича Штырова.Потому на традиционной встрече с журналистами республиканских СМИ речь шла и о том, чего достигла республика за это время, и о планах на будущее, причем не только ближайших,но и отдаленных,стратегических.

– ВячеславАнатольевич, какие главные достижения и события уходящего года Вы бы назвали?

Text Box:   Президент Российской Федерации В.В. Путин, Президент Якутии В.А. Штыров. г. Якутск. 2006 г. – Главным событием прошедшего 2006 года, безусловно, был приезд в нашу республику Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина с большой группой федеральных министров и руководителей, деятельность которых в той или иной степени связана с Якутией. И сам приезд, и внимание к республике, и, самое главное, те решения, которые были приняты Президентом России в отношении социально-экономического развития Республики Саха (Якутия), для нас чрезвычайно важны, они носят стратегический характер и во многом определяют будущее Якутии.

А вообще год был богат на самые разнообразные события. У нас проходил ряд мероприятий общероссийского масштаба. Это апрельская совместная коллегия Министерства сельского хозяйства России и Совета Дальневосточного федерального округа, совместная Коллегия федерального Министерства транспорта и Совета округа в ноябре. Это празднование 50-летия Якутского государственного университета – мероприятие федерального уровня, прошедшее по постановлению Правительства России. Очень важно, что на этот юбилей в республику прибыл Министр образования и науки Российской Федерации А. Фурсенко, с которым мы обсудили многие вопросы, связанные с развитием общего, профессионального и высшего образования Якутии, и приняли конкретные совместные решения. Важным политическим событием года стало и наделение полномочиями Президента республики на очередной пятилетний срок.

Хотел бы особо отметить, что на протяжении всего прошедшего года велась интенсивная завершающая работа по урегулированию многолетних споров с Правительством России по поводу объектов собственности. Эти тяжбы по, казалось бы, вполне конкретным вопросам, по большому счету превратились в спор о понимании сути содержания Федеративного и других договоров, которые субъекты Российской Федерации, в том числе и Республика Саха (Якутия), подписывали в своё время с федеральным центром. Так что он вышел за рамки взаимоотношений между федеральным и республиканским правительствами, потому что в какой-то степени затронул всю систему федеративных отношений, сложившуюся в начале 1990-х годов, и стал прецедентом возможного решения других спорных вопросов в стране. Эта сложнейшая и напряжённая работа завершилась для нас успешно. В ходе очень острых дискуссий с представителями федерального правительства были найдены решения, учитывающие в полной мере интересы республики.

Это был очень напряжённый трудовой год. Сложные погодные условия привели к проблемам как в сельском хозяйстве, так и на транспорте, в обеспечении северного завоза в отдаленные наслеги республики. Были определенные трудности с исполнением бюджета: многие вопросы с поступлением доходов от продажи акций некоторых наших предприятий решились только под занавес 2006 года. Тем не менее, выполнены основные задания по промышленному производству, неплохие результаты, несмотря на все трудности, в сельском хозяйстве. Объём производства сельхозпродукции по сравнению с прошлым годом увеличился на пять процентов. Выросли объёмы грузоперевозок, платных услуг, оказываемых населению. Так что итоги года в общем неплохие. Это фундамент, платформа будущего развития республики.

Text Box:   Якутия. Амгинский улус. В цехе переработки сельхозпродукции СХПК «Амга». с. Амга. 2006 г. 2006 год был годом реализации национальных проектов, в которых мы принималисамое активноеучастие.

Текущая деятельность – это одна сторона дела, но мы одновременно подводили итоги пяти лет работы и вырабатывали планы на будущее. По итогам посещения республики Президент России В.В. Путин дал много поручений Правительству и отдельным министерствам и ведомствам Российской Федерации, Правительству Якутии. Но самое главное из них ―о разработке Схемы комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Республики Саха (Якутия) до 2020 года. Кому дал это поручение Президент? Правительству России, а мы должны были только участвовать в её разработке. Конечно, республика взяла инициативу на себя, но когда проект схемы был готов, то мы столкнулись с тем, что многие федеральные министерства и ведомства напрочь не хотели её принимать.Во-первых, у них короткий горизонт бюджетных расчетов: дальше, чем на три года они не заглядывают.Во-вторых,в Москве считали, что в современных условиях, может быть, и не требуется никакого долговременного индикативного планирования в принципе. Ну и, в-третьих, их поражали масштабы наших планов. Потому-то, вначале все дружно и отказались вносить проект Схемы на рассмотрение Правительства России. Пришлось много поработать, чтобы этотвопрос попал в повестку заседания Правительства 8 февраля нынешнего года. Но даже если сейчас, пользуясь тем, что В.В. Путин 20 декабря 2006 года дал поручение разработать проект стратегии развития Дальнего Востока, будут попытки отложить рассмотрение нашей схемы, мы настоим на своём. Схема ― это наш долгосрочный пошаговый план. Он делает для всех понятными главные направления развития республики, её возможности. На основании этой схемы мы уже разработали программу действий на ближайшую пятилетку. Большинство из составляющих её целевых программ уже рассмотрено ГосударственнымСобранием(Ил Тумэн). Так что это был год, когда правительство республики занималось выработкой стратегических направлений экономического, социального и культурного развития республики.

– Какие Ваши личные ощущения от нынешнего года? Был ли он «собачьим», как говорили восточные календари?

– Год действительно был «собачий» что там говорить. И особенно было много «собак», которые лаяли на идущий караван. Но это всё позади. В конечном итоге есть удовлетворение итогами. Всё-таки собака-друг человека, и всё должно было закончиться благополучно.

– А какие уроки республика извлекла из 2006 года?

– Я бы сказал так. Некоторые задачи, которые мы перед собой ставили, многим казались принципиально нерешаемыми. Например, были официально приняты правительственные решения на федеральном уровне по маршруту прохождения нефтепровода “Восточная Сибирь – Тихий океан”, которые делали проблематичным развитие нефтяной промышленности Республики Саха. Но благодаря упорной работе и настойчивости удалось их изменить, когда уже казалось, что всё потеряно. Принят наш – «северный» вариант маршрута, а это значит – открыт путь к освоению нефтяных месторождения Якутии.

Text Box:   Якутия. Мирнинский район. Обсуждение проекта Восточной газовой программы. Председатель правления                                                           ОАО «Газпром» А.Б. Миллер, Президент Якутии В.А. Штыров. г. Мирный. 2002 г. Или другой вопрос. Для нас чрезвычайно важным является развитие газовой промышленности. Пройдёт время и она для Якутии, безусловно, будет отраслью номер один. По масштабам и значению газовая промышленностьопередит и алмазную, и будущую нефтяную. Разработка программы развития этой отрасли в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке началась еще в 2002 году. Было специальное распоряжение федерального Правительство, которым Минэнерго России и “Газпрому” была поручена её подготовка. С самого начала мы принимали в этой работе активное участие, в 2004 году в Якутске даже проходила специальная конференция под эгидой Минприроды России, где темой обсуждения стало развитие нефтегазового комплекса востока страны. С участием учёных и практиков мы выработали свою позицию и настойчиво её отстаивали. Нас абсолютно не удовлетворяли поддерживаемые на федеральном уровне газпромовские предложения. В отстаивании своей правоты дошли до Президента России. 31 октября 2006 года на встрече с В.В. Путиным я сказал ему, по какой причине мы не согласны с “Газпромом”, как мы видим развитие газовой промышленности на востоке страны. В результате в конце года в Якутию приехала большая делегация “Газпрома”, которая представила новую версию программы, нас вполне устраивающую.

То же самое происходило и с подписанием мировых соглашений по имущественным вопросам. Было очень много точек зрения, споров, дело доходило до антагонизма, но эти задачи тоже удалось решить.

Все эти события говорят о том, что если мы в чем-то правы, видим интерес республики и Дальнего Востока, стоим на общегосударственных интересах развития Российской Федерации в целом, то можно решить любой вопрос, даже тот, который казался неразрешимым. Это хороший урок на будущее руководству республики: надо всегда до последнего отстаивать свою позицию. Тем более что у нас ещё есть над чем работать.

– Вячеслав Анатольевич, в чем смысл подписанного соглашения по федерализации АК “АЛРОСА”?

– Я бы хотел коснуться всего комплекса мировых соглашений по имущественным вопросам, потому что мы судились с Правительством России не только по АК “АЛРОСА”. Федеральным Правительством республике был предъявлен целый ряд имущественных претензий в отношении собственности на активы в алмазной и угольной промышленности, транспорте и связи. Может быть, споры по некоторым из этих претензий были не такими резонансными, как по алмазной отрасли, но они были не менее острыми. Об этом свидетельствует сам тот факт, что никаких компромиссных решений по сути споров в переговорах найдено не было и потребовались судебные разбирательства и заключение мировых соглашений в судах.

Но, безусловно, главным был спор по поводу акционерной компании «АЛРОСА». Позицию республики выработали и для переговоров на федеральном уровне, и для возможного мирового соглашения, совместно наши Правительство и Госсобрание (Ил Тумэн). Главным в ней было – сохранить и закрепить юридически на будущее 40-ка процентную совокупную долю Правительства Якутии и улусов «алмазной провинции» в акционерном капитале компании. Эта задача выполнена путём признания имущественного комплекса бывшего ПНО «Якуталмаз» совместной собственностью Российской Федерации и Республики Саха (Якутия), вывода его из состава арендуемого АК «АЛРОСА» имущества и внесения его в уставной капитал компании от имени обеих сторон. Отмечу при этом, что в ходе увеличения уставного капиталаАК «АЛРОСА» республике не потребовалось финансовых ресурсов для сохранения своей доли в нём, так как акции дополнительной эмиссии были полностью оплачены нашей частью имущественного комплекса бывшего ПНО «Якуталмаз». А вот Российской Федерации, кроме внесения своей части этого имущественного комплекса, пришлось расходовать и собственные денежные средства на покупку акций.

Признание имущества ещё советского ПНО «Якуталмаз» совместной федерально-республиканской собственностью имеет для республики ещё один очень глубокий смысл. Оно «де факто» подтвердило законность владения Якутией этим имуществом с 1992 года и до настоящего времени, а значит и законность получения республикой все эти годы арендных платежей за него. Ведь не секрет, что некоторые федеральные чиновники ставили вопрос о взыскании суммы этих платежей с республиканского бюджета, как, якобы, незаконно ранее полученных доходов.

И законность нахождения в собственности Правительства Якутии и улусов «алмазной провинции» пакетов акций АК «АЛРОСА», и их величина, и правомерность владения республикой имущественным комплексом бывшего ПНО «Якуталмаз», получения за него арендных платежей, правильность их отражения в доходах бюджета во все годы с момента создания компании и до настоящего времени закреплены специальными пунктами мирового соглашения по АК «АЛРОСА». Это очень важно, потому что исключает рецидивы споров по этим вопросам в будущем.

Мировое соглашение предусматривает и обязательство Правительства России компенсировать республике выпадающие доходы бюджета в связи с, как Вы говорите, «федерализацией» компании «АЛРОСА». Что это за выпадающие доходы? Владея имуществом бывшего ПНО «Якуталмаз» Правительство Якутии с 1992 года сдаёт его в аренду АК «АЛРОСА» и получает в консолидированный республиканский бюджет арендную плату. С позиций сегодняшнего дня – это около 10 млрд. рублей в год. Серьезная сумма. Но с момента подписания мирового соглашения это имущество становится совместной собственностью Российской Федерации и Республики, изымается из аренды и вносится в уставный капитал компании. Тогда основания для взимания арендной платы исчезают. Вот почему встает вопрос о её замещении иными источниками доходов для республиканского бюджета.

Исходя из вытекающих из мирового соглашения своих обязательств, Правительство России приняло решение выпустить специальное постановление, которым будет утвержден план мероприятий по компенсации республике выпадающих доходов. Что это за мероприятия? Первая их группа – изменение федерального законодательства по налогам. Предлагается, чтобы все налоги, связанные с добычей алмазов, поступали в бюджеты субъектов Федерации. Конечно, по России это касается, в основном, Якутии. Такое же решение будет и по разовым платежам при выдаче лицензий на пользование алмазными месторождениями. Второе – мы должны получить часть дополнительных доходов от АК «АЛРОСА», связанных с увеличением налога на имущество за счёт роста её уставного капитала. Компания также будет продолжать выплачивать в бюджет республики некоторые виды платежей, например, на восстановление экологии «алмазных улусов». Специальные платежи будет делать “АЛРОСА – Нюрба”. И, наконец, третья группа мероприятий – передача в федеральное ведение, а значит, и на финансирование из федерального бюджета, некоторых республиканских предприятий и программ.

Постановление Правительства Российской Федерации ещё не вышло, потому что с юридической точки зрения оно должно было быть принято после заключения мирового соглашения, являющегося правовым основанием принятия этого документа. Теперь время пришло и проект постановления уже готов, отправлен на согласование и будет подписан в первых числах января. Но, не дожидаясь его выхода, кое-что уже сделано. Государственной Думой приняты изменения в законодательство, и уже с 1 января республика начинает получать положенные платежи, связанные с налогообложением алмазодобычи. Обговорен в деталях договор с АК “АЛРОСА” о некоторых видах её платежей. Принято решение о строительстве дороги “Вилюй”, которая отныне становится федеральной. И если раньше она была от Якутска до Мирного, то теперь Якутск – Мирный – Усть-Кут. Решается вопрос о передаче некоторых учреждений науки и образования в федеральное ведение. 22 декабря 2006 года в Москве на последнем заседании Наблюдательного совета АК “АЛРОСА” было решено, что, пока по тем или иным объективным причинам пункты постановления Правительства РФ не вступят в действие, компания продолжит платежи в бюджет республики на прежних условиях, которые были до подписания мирового соглашения. Таким образом, бюджетных потерь у нас не будет.

Теперь о других мировых соглашениях. О чём ещё спорило с нами Правительство Российской Федерации?

Text Box:   Якутия. Булунский улус. Бухта Тикси – главная база Арктического морского пароходства. п. Тикси. 2006 г. В транспортной отрасли – по Арктическому морскому пароходству. В принятии конечного решения по чрезвычайно спорному вопросу – кому быть собственником этого предприятия, решающую роль сыграл Президент России. Он подчеркнул, что пароходство имеет важное значение для обеспечения жизнедеятельности республики и на протяжении 15 лет Якутия управляя им, сумела сохранить его в целостном виде, как в советское время. И это, по мнению Президента, очень показательно, потому что на сегодняшний день практически все морские пароходства Дальневосточного федерального округа фактически перестали существовать. Остались отдельные суда в мелких частных компаниях, остальные проданы на металлолом или иностранным компаниям. Поэтому на специальном совещании В.В. Путин сказал, что республика управляла пароходством все эти годы эффективно и при принятии окончательных решений надо пойти Республике Саха (Якутия) навстречу и в максимальной степени учесть её интересы. В результате по подписанному мировому соглашению 51 процент акций закреплен в нашей собственности, а 49 ― в собственности Правительства России. Свой пакет оно передаёт нам в управление. Возникает вопрос, а почему не все 100 процентов перешли республике? Потому что это пароходство занесено в перечень стратегических предприятий, и Российская Федерация в чрезвычайных ситуациях должна сохранить возможность управления им.

Сложные вопросы были по “Сахателекому” и республиканскому передающему телерадиоцентру. Правительство России предъявило нам иск с требованием целиком передать эти предприятия в федеральную собственность. Надо признать, что юридические основания для этого были. Ведь по закону связь должна составлять в стране единую систему. Но после упорных переговоров, на основании нашего обращения к Президенту России с просьбой чётко высказать свою позицию по этому вопросу, мировое соглашение было заключено. Оно учитывает, что за последние годы Якутия вложила очень много денег в систему связи. Так, в 2004 году мы завершили программу перехода всей республики на приём канала НВК “Саха”, у нас существует программа развития электросвязи. Учитывая нашу огромную территорию, это всегда было приоритетным направлением нашей работы, мы каждый год вкладывали в эти программы десятки, а то и сотни миллионов рублей. С учётом этого было принято решение, согласно которому средства, необходимые для распространения общефедеральных каналов и обеспечения единого информационного пространства России (система станции “Орбита” и телевизионная вышка в Якутске), переходят в федеральную собственность, а всё остальное остается в собственности республики. На этих принципах мы уже разделились и даже провели приватизацию “Сахателекома”. Таким образом, и этот спор урегулирован.

Text Box:   Якутия. Нерюнгринский район. На нерюнгринском угольном разрезе ОАО ХК «Якутуголь». г. Нерюнгри. 2006 г. Остался “Якутуголь”. Проект мирового соглашения уже подготовлен и согласован. В нём учтены интересы обеих сторон. Я уверен, что оно будет подписано.

Хотел бы обратить внимание ещё и вот на какой чрезвычайно важный итог работы по мировым соглашениям. Росимуществопыталось доказать, что вся система договорных отношений, сложившаяся в Российской Федерации в 1990-е годы, была неправомерной. Что федеральное правительство не имело права подписывать те или иные договоры о разграничении собственности с субъектами Федерации. На основании этого они требовали пересмотреть, в том числе и итоги приватизации за последние годы. В этом отношении показателен спор по «Якутуглю». Суд мы выиграли, хотя некоторые считают, что республика проиграла. Ведь суд подтвердил правомерность договоров, ранее подписанных Республикой Саха (Якутия) и Российской Федерацией. Да, он признал Якутию неправой, но только в том, что в одном из договоров было написано: “Якутуголь” является республиканским предприятием, но в случае приватизации необходимо 30 процентов акций передать России. Этот пункт не был выполнен и суд на это указал, но вся система-то договоров была признана законной. Это очень важный фактор, который повлиял на ускорение принятия мировых соглашений, так как стало совершенно ясно: из этой ситуации невозможно выйти не договорившись, так что позиции сторон благодаря решению суда резко сблизились. Мы вполне удовлетворены таким решением. И я думаю, что и Правительство Российской Федерации удовлетворено. Это тот случай, о котором говорят: и волки сыты, и овцы целы.

– Что ожидает наши бюджетообразующие отрасли и какие задачи стоят перед ними на ближайшие пять лет?

– По содержанию планов работы в предстоящие пять лет наши базовые отрасли делятся на две группы. Для одних главная за­дача – сохранить объёмы производства, что само по себе нелегко, а для других – обеспечить динамичное развитие.Конечно, это условное деление.

Если же говорить конкретно, то давайте возьмём алмазную промышленность. Мы не можем ставить перед собой задачу вернуться к тем результатам, которые были в от­расли в советское время. Сейчас данные по добыче алмазов перестали быть секретными, и я могу сказать, что самое большое количество алмазов добывалось в Советском Союзе в 1980-е годы. Тогда наша добыча была боль­ше, чем в любой стране мира, в полтора раза больше, чем добывал всемирно известный «Де Бирс». Мы к таким объёмам вернуться не можем по той причине, что сегодня открытые разработки на главных наших месторождениях заканчиваются и на­до переходить на подземный способ добычи алмазов. Сама по себе задача организовать подземную добычу – очень сложная. Есть большое число технических проблем, которые до сих пор не до конца решены: как строить шахты, какие в них технологии ведения горных работ должны быть заложены, как преодолеть опасности трудных горно-геологических условий и масса других. Причем в данном случае это не схоластические вопросы, как учёные спорят между собой, есть ли жизнь на Марсе или нет. Это вопрос безопасности, ведь на подземных рудниках будут работать сотни человек. Это и вопрос эффективности: будут ли вообще рудники рентабельны? Решение этих вопросов применительно к каждому месторождению – наукоёмкий процесс, требую­щий времени. Переход на шахтный способ добычи алмазов – это и капиталоёмкий процесс. Наверное, подзем­ный рудник “Удачный” будет стоить более полутора миллиардов долларов. Я говорю, наверное, потому что, хотя технико-экономическое обосно­вание проекта и его основные параметры известны, во время строительства появляют­ся непредвиденные осложнения, происходит удорожание. Итак, один рудник стоит в районе пол­утора миллиардов долларов, а таких рудников надо построить четыре только в ближайшие годы.

Если взять наши резервные месторождения алмазов, в том числе и расположенные относительно недалеко от действующих добывающих центров, то они недостаточно рентабельны и эффективны, чтобы сделать замещение, скажем, такому гигантскому месторождению, как “Удачный”. По мнению учёных, по­ловина алмазного потенциала республики ещё не открыта. Конечно, этот прогноз носит вероятностный характер, это теория, но она даёт нам надежду, что мы можем увеличить сырьевую базу алмазодобывающей промышленности. Как это сделать? Нужны огромные масштабы геологоразведочных работ, в два-три раза больше, чем сейчас. Ес­ли взять совокупность всех этихобстоятельств, то становится понятно, что мы не можем требовать какого-то объёмного рывка от АК “АЛРОСА”, наоборот, требуются большие усилия для сохра­нения объёмов производства. Такую задачу мы вместе с алмазниками и ставим перед собой.

Примерно так же обстоят дела и в золотодобывающей промышленности. Вы знаете, что в результате консолидации активов сегодня хозяином главных рудных месторождений Якутии является “Норильский никель” через своё дочернее предприятие “Полюс”. Надо отметить, что за год работы они вложили при­мерно 100 миллионов долларов в геологоразведку и техниче­ское перевооружение предприятий, чего раньше не делалось с десяток лет. При этом за­метьте, мы работаем в старых золотопромышленных районах, таких, как Алдан, где каждый грамм золота требует всё больше труда и новых техноло­гий. Начинаем работать в Томпонском и Усть-Янском районах, где нет ни дорог, ни электроэнергии, и создание производств и инфраструктуры требует больших денег и уси­лий. А старая минерально-сырьевая база россыпных месторождений, на которых работали артели, закономерно исчерпывается. Поэтому в золотой промышленности мы тоже пока ставим задачу только сохранить объёмы произ­водства, а уже в следующей пятилетке выйти на уровень добычи 30-35 тонн золота за счёт реализации ряда новых проектов. И это будет большим достижением, потому что сейчас до­бываем 20. Так что в золотодобывающей промышленности в 2007-2011 годах тоже не плани­руется бурного роста. Здесь главная задача ― поддержать отрасль.

Text Box:   Якутия. Оймяконский улус. На Сырылахской обогатительной фабрике ЗАО «Сарылах-сурьма». п. Сарылах. 2006 г. Аналогичная ситуация в лесной промышленности, в оловодобывающей и сурьмяной.

Но есть и другая группа отраслей промышленности, которая имеет все возможности для динамичного роста. Именно они должны сыграть решающую роль в ускорении экономического развития Республики Саха (Якутия).

Речь идёт, прежде всего, о нефтегазовом комп­лексе. Принятие по нашему настоянию Президентом и Правительством России решения о прохождении трассы нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» через территорию Якутии даёт совершенно новые возможности для его развития. Сегодня перспективными становятся все территории, расположенные вдоль трассы нефтепровода и даже на некотором удалении. В эту зону попадает большая часть на­ших нефтегазовых провинций. В результате наши месторождения на прово­димых Минприроды России аукционах расходятся влёт. В них начали участвовать такие крупные компании, как «Газпром», в лице своих подразделений «Сибнефть» и «Холмогорнефтегаз», «Сургутнефтегаз»,«ТНК-ВР», «Роснефть» и другие известные компании. Это означает, что созданы все предпосылки для больших инвестиций в геологоразведку и в освоение наших месторождений. Это предпосылки, а есть и реальные дела. Например, полным ходом обустраиваются Талаканское и Среднеботуобинскоенефтегазоконденсатные месторождения. Начаты одновременно и проектирование, и строительство нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан».

В 2008 году нефтепровод должен быть готов на всём протяжении от Тайшета до Сковородино. Чрезвычайно сложная задача. Придётся работать, как в условиях военного времени, тем не менее, она не снимается с повестки дня. И “Транснефть”, и Правительство Российской Федерации, и республика нацелены на её решение. Одновременно, в конце 2008 года мы должны ввести свой промысел на Талаканском месторождении нефти, добыть один миллион тонн, а в 2009-м – 4,6 миллиона тонн нефти и постепенно вывести добычу до 10 миллионов тонн. Теперь посчитаем. Если баррель нефти сегодня сто­ит 50-60 долларов, то тонна – около 200. Вот и умножайте. Получается на два миллиарда долларов товарной продукции. Это уровень, сопоставимый с “АЛРОСА”. По газовой промышленности план согласован с “Газпромом”, и во время моей послед­ней встречи с Миллером в конце декабря он уже обсуждался в деталях. На­чиная с 2007 мы должны организовать подготовительные работы по созданию в Якутии масштабной газовой промышленности мирового уровня. Объем её товарной продукции будет втрое больше, чем планируется в нефтяной промышленности. Это две главные ближай­шие задачи, которые позволят нам сделать экономический рывок.

Начинаем работу и по другим мегапроектам, как мы их называем. Это гидроэнергетический комплекс и черная металлургия в Южной Якутии, цветная металлургия на востоке республики, и ряд других проектов. Ясно, что всё это должно быть связано с инфраструктурой, строительством железной и автомобильных дорог, реконструкцией аэропортов. Так что наша важнейшая целевая задача – ликвидация инфраструктурных ограничений, устойчивое развитие базовых от­раслей и создание новых. Вот вкратце стратегия нашей республики.

–   Ещё одна победа последнего времени – списание с республики зо­лотого кредита, взятого в 1990-е годы под реструктуризацию золотой промышленности.

–   Действительно, на реструктуризацию золотой промышленности в свое время было взято 10 тонн золота. Давайте вспомним, какими тяжелыми были 1990-е годы, особенно с 1996-го по 1998-й. Это была катастрофа, потому что предприятия перестали работать, а люди в посёлках золотарей ещё жи­ли, оставшись безо всяких средств к существованию. Мы до сих пор ощущаем последствия тех лет. Например, в посёлкеЫныкчан Усть-Майского района ещё живут 11 семей. Сегодня они уже получили жилищные сертификаты и готовятся выехать. Там нет ни школы, ни больницы. И в такой ситуации находились многие посёлки, где жили работники обанкротившихся предприятий золотодобывающей промышленности. Тогда Правительство республики запросило финансовой помощи в виде кредита у Российской Федерации на решение проблем депрессивной отрасли. Она была выделена, но не в денежной форме, потому что их в казне просто-напросто не было, а в виде натурального золота из Госфонда. Пример­но пять тонн золота из выделенных десяти были использованы по назначению – на переселение и ликвидацию закрываемых посёлков, а другие пять – на разные нужды республики. Нельзя говорить, что это бы­ли неоправданные траты, в бюджете были дыры плюс пресловутый север­ный завоз. Мы и сейчас с трудом с ним справляемся, а тогда, в 1990-е годы, было ещё сложнее. Поскольку было доказано, что пять тонн золотого кредита ушли на решение проблем в золотодобывающей промышленности, они были списаны, а оставшиеся пять так и висели долгом за республикой. На протяжении последних лет мы вели работу с Правительством Российской Федерации по его списанию. Представили документы по фактическим тратам золота в прежние годы. Предъявили к зачёту некоторые затраты республики на федеральные нужды, например, на строительство железной дороги. Уже сейчас за счёт республиканского бюджета, начали вывозить людей из закрытых посёлков, эти средства были тоже зачтены. Выполнили целый ряд условий, одно из них – отсутствие задолженностей по зарплате. Наконец-то, недавноПравительством России было принято 

официальное решение о списании с республики золотого кредита. Это хорошо потому, что уменьшился наш государственный долг и мы получаем возможность больше финансовых средств вкладывать на цели развития. В частности, открыт лимит на получение кредита в Европейском банке реконструкции и развития на строительство новых котельных в арктической группе улу­сов. Это тоже хороший результат года.

В решении всех этих вопросов я хотел бы отметить эффективную рабо­ту нашего Министра финансов АйсенаСергеевича Николаева, Галины Иннокентьевны Данчиковой, которая в Представительстве республики в Москве занимается финансово-экономическими вопросами, и, естественно, Председателя Правительства Егора Афанасьевича Борисова.

–   Кому ещё из своей команды Вы бы хотели сказать спасибо?

Я считаю, что в Правительстве и Администрации Президента республики подобра­лась достаточно работоспособная и понимающая команда, в федеральных органах и среди моих коллег-дальневосточников, с которыми мы встречаемся особенно часто, отмечают, что республика является одним из самых орга­низованных субъектов Федерации в решении любых вопросов, что должным образом характе­ризует наших руководителей и специалистов. Мне в уже далекие 1990-е годы ещё Егор Гайдар говорил, что Правительство республики по своему составу, интенсивности работы и квалификации мало уступает федеральному. Рад, что эти качества сохраняются до сих пор.

По итогам 2006 года я бы особо отметил Председателя Правительства Егора Афанасьевича Борисова, потому что ему пришлось решать очень сложные вопросы на федеральном уровне. Были случаи, когда в ходе обсуждения текстов тех же мировых соглашений по вопросам собственности российская сторона покидала стол переговоров, настолько сложными, жёсткими, острыми были дискуссии. Я уже от­мечал очень квалифицированную, профессиональную работу Министра финансов Айсена Сергеевича Николаева. Неплохо отработало Министерство экономического развития, ему выпало очень много задач: разработка пятилетних программ и Схемы комплексного развития производительных сил транспорта и энергетики Якутии до 2020 года. Хотел бы отме­тить работу заместителя Председателя Правительства Якутии Евгении Исаевны Ми­хайловой, на которой были огромная организационная работа по реализа­ции национальных проектов в области здравоохранения и образования, а также по мероприятиям, связанным с юбилеем Якутского госуниверситета. Много забот выпало на долю её коллеги Василия Борисовича Грабцевича. Учитывая занятость Первого за­местителя Председателя Правительства республики Геннадия Фёдоровича Алексеева в решении наших глобальных задач по разработке и продвиже­нию мегапроектов, именно на него были дополнительно возложены обязанности курирования газовой и нефтяной промышленности – ключевых отраслей для будущего республики.

Понятно, что где-то есть недостатки в работе, но я вот что Вам скажу. Если Вы следите за футболом, то знаете, что у нас в стране есть проблема легионеров, покупают­ся целые команды. Скажем, казанский “Рубин” вроде бы команда из Та­тарстана, а на поле выходило сразу до девяти иностранцев. Это один спо­соб формирования. Другой способ, который предпочитает лучший тренер страны Валерий Газзаев: “Мне оптом игроки не нужны, я знаю слабые мес­та, и на конкретные позиции мне нужны конкретные исполнители”. Такого же принципа придерживаюсь и я. На конкретные направления работы, где мы чувствуем слабость наших позиций, например, в системе профтехобразования, управления на­укой, мы должны подбирать новых исполнителей. В целом же, повторюсь, работали неплохо все.

–   Изменится ли структура Правительства республики?

– Она будет меняться, не очень радикально, но будет. В течение 2006 го­да были приняты нормативно-правовые акты Российской Федерации по перераспределению полномочий. Так, с первого января субъектам Федерации передается управление лесным хозяйством. Это авиаохрана, тушение пожаров, восстановление лесных массивов. Мы получаем новые полномочия и в сфере занятости населения. Значит, необходимы уже два изменения в структуре Правительства. С другой стороны, есть несколько интересных предложений по упрощению струк­туры управления и укрупнению некоторых министерств. Все предложения сейчас прорабатываются, обобщаются и будут вне­сены в Госсобрание (Ил Тумэн) на рассмотрение.

–   Какие предприятия Вы бы назвали самыми лучшими в ушедшем году?

Text Box:   Якутия. Верхоянский улус. На дизельной электростанции ОАО АК «Якутскэнерго» в с. Томтор. – По итогам года в целом я бы назвал лучшими холдинговую компанию “Якутуголь”, алмазодобывающие предприятия “Нижнеленское” и “Алмазы Анабара”. “Алмазы Анабара” стали многопрофильным холдингом, занимаясь добычей алмазов и другими проектами в области горной промышленности, лесной промышленностью, сельским хозяйством, торговлей. Хорошее предприятие, и самое главное – по всем направлениям деятель­ности имеет положительные результаты, чем выгодно отличается от своей “мате­ри” – компании “АЛРОСА”. “Сахатранснефтегаз” после периода становления и роста стал вполне зрелым предприятием с неплохими показателями. Улучшило свою работу “Якутскэнерго”, и в том числе, что особен­но важно и нужно для республики, оно начало воспринимать жилищно-ком­мунальное хозяйство как бизнес и сегодня заменило наш ГУП “ЖКХ” в Усть-Майском и Усть-Янском улусах. На очереди Оймяконский улус. И у него эта работа получается. Вот пятёрка ведущих предприятий, хотя многие другие тоже имеют неплохие производственные показатели.

Заметьте,  в их числе нет “АЛРОСА”, потому что у этой компании какие-то показатели выполнены, а какие-то нет. Работала компания крайне неритмично, только под занавес года был выполнен план алмазодобычи. Ничего плохого пока говорить не хо­чу, но в число лидеров, по моему мнению, «АЛРОСА» явно не попадает. О “Сургутнефте­газе” пока говорить рановато, потому что он занимался только стройкой, но видно, что по­тенциально это будет одно из лучших предприятий Якутии.

–   В 2006 году исполнилось 15 лет системе президентства в респуб­лике. Насколько она себя оправдала?

–   На самом деле в республике всегда было единоначалие. Только раньше оно имело другую форму и внешнюю оболочку. Первый секретарь обко­ма КПСС фактически являлся руководителем республики, что бы мы ни говорили. Я в своё время работал в Якутском обкоме партии и хорошо знаю это. Ког­да изменилась система и партия перестала быть каркасом политической структуры общества, мы перешли к более демократичным способам избрания первого лица, изменились формы и методы его взаимодействия с другими властными и общественными структурами. Но само содержание его работы, объём властных полномочий и ответственность остались, практически, теми же, что и прежде. Конкретно для нашей республики с её масштабами, многонациональностью, разнообразием стереотипов поведения и культур, сложнейшими природно-климатическими и инфраструктурными условиями, многообразием видов и способов организации хозяйственной деятельности, единоначалие оправдало себя и на современном историческом этапе. Надо отдать должное Первому Президенту Якутии М.Е. Николаеву, который в идейном и практическом пла­не был главной движущей силой в организации института президентства в республике в начале бурных 1990-х годов и апробировал его в реальной жизни.

Что касается Российской Федерации в целом, то теоретически она может быть парламентской республикой. Но я думаю, что на практике этого никогда не будет по тем же причинам, о которых я говорил применительно к Якутии: слишком велики масштабы управляемой территории и слишком велико разнооб­разие самого объекта управления, чтобы осуществлять их на основе каких-то аморфных принципов. Это путь к развалу и распаду. Потому институт президентства оправдал себя и в масштабах всей страны.

– Ваше мнение о муниципальной реформе? Уже год работают сельские и городские поселения. Существует много проблем, особенно в вопросе полномочий, финансов и разделении собственности. Каким образом они будут решаться в 2007 году?

– Трудно было бы ожидать, что в один день, как по мановению волшебной палочки, всё переменится только от самого провозглашения муниципальной реформы. Ведьорганизация местного самоуправления, а самое главное – его становление, укрепление, наполнение реальным содержанием – это длительная кропотливая работа. Конечно, самоуправление у нас существовало с незапамятных времён, отдельные его элементы проявлялись даже в XVII веке, судя по историческим свидетельствам. Была и советская система, которая на самом деле в чём-то даже более эффективна, чем сейчас. Но период 1990-х годов – ста­новление новой общественной формации в стране – мы прожили без са­моуправления. Отказ от местного самоуправления в то время в какой-то степени позволил сохранить устойчивость всей социально-экономической системы республики. С другой стороны, мы не про­шли адаптационный период работы местной власти в условиях рынка. Те­перь приходится в ускоренном порядке навёрстывать, усваивая чужой и собственный опыт. В 2002 году мы ор­ганизовали местное самоуправление на уровне районов, с января 2006 года отработали первый год муниципалитеты поселенческого уровня. Сразу выявился целый ряд проблем.

Text Box:   Якутия. Алданский район. Реконструкция городского муниципального Театра юного зрителя в г. Алдан. 2007 г. Во-первых, проблемы связанные с формированием законодательной базы. Вот только в прошлом году вышло четыре изменения в федеральном законодательстве на тему: кто и как дол­жен распоряжаться землёй. Например, раньше, если земля была федераль­ной, но это не закреплено документально, то ею распоряжался муници­палитет. Потом вышло изменение, согласно которому распоряжается таки­ми земельными участками субъект Федерации. Получается, сегодня это твоя земля, завтра – нет. Или взять вопросы культуры. Оказывается, ни федеральное Правительство, ни субъекты в соответствии с действующим законодательством не несут никакой ответственности за развитие культуры. Всё целиком ложится на муниципалитеты. Вот так. А возможно ли это на практике? И правильно ли? Это только примеры, а таких вопросов множество. Значит, нам надо активизировать законодательную работу как на федеральном, так и на республиканском уровнях.

Вторая группа требующих решения вопросов связана с распределением полномочий между муниципалитетами разного уровня. В некоторых улусах районные органы считают, что им принадлежат все властные полномочия, а поселенческий уровень – их подчинённые структуры. В других случаях, наоборот, районным муниципальным образованиям кажется, что они лишнее звено. Это свидетельствует о том, что распределение полномочий у нас до сих пор размыто, недостаточно чётко установлено. Надо продолжить работу в этом направлении, исходя из принципа, что функция муниципалитетов поселенческого уровня – работа непосредственно с населением, удовлетворение насущных нужд людей, а деятельность муниципалитетов районного уровня должна осуществляться для поселений и решения межпоселенческих задач. До сих пор незавершён и процесс передачи из государственной собственности органам местного самоуправления земельных участков и необходимых для них объектов недвижимости. Здесь требуются время и деньги. Только на составление земельных кадастров мы тратим до 50 млн. рублей в год, а без них невозможно передать землю.

Безусловно, одна из острых – третья группа проблем – финансовые. В большинстве улусов остается крайне недостаточной собственная доходная база муниципальных образований как поселенческого, так и районного звена. Существуют и неурегулированные вопросы межбюджетных отношений, например, связанные с отрицательными трансфертами. Они обусловлены тем, что у нас некоторые муниципалитеты традиционно имеют значительное превышение собственных доходов над расходами. Раньше излишки изымались через изменение нормативов расщепления налогов между разными уровнями бюджетной системы. Теперь надо искать иные рычаги и механизмы.

Вы видите, сколько выявилось разных проблем в ходе организации муниципалитетов поселенческого уровня. Я выделил только группы наиболее крупных из них. На самом деле их, конечно же, значительно больше. Так и должно быть, ведь идет процесс становления местного самоуправления как системы. В ходе этого процесса и происходит отладка работы всех звеньев системы, выявляются слабые места и недоработки, находятся решения возникающих проблем. Над ними и работаем. А главное –самоуправление в республике состоялось, набирает силу, авторитет и обороты в работе.

–   Как идет реализация национальных проектов в нашей республи­ке? И какие на сегодня вырисовываются плюсы и минусы?

–   Вообще, национальные проекты как таковые – это отличная идея, которая позволила сфокусировать внимание на ключевых проблемах в стране. А там, где наибольшее количество проблем и требуется особый подход проектного характера, ведь мы должны понимать, чего хотим добиться в конечном итоге. Когда говорим о самых насущных современных общественных проблемах, то сразу выделяем слабое здравоохранение, образование, недостаточно развитое сельское хозяйство, жилищный вопрос. Но внутри каждой этой сферы тоже нужно выделить направления, по которым в первую очередь надо добить­ся результата. Именно по такому принципу и построены национальные проекты. Решая в их рамках наиболее острые, запущенные проблемы, мы должны поднять на новый уровень главные сегменты социальной сферы в целом.

Нацио­нальный проект “Здоровье”. Совокупность действий по этому национальному проекту охватывает четыре очень важных направления. Первое – укрепление материально-технической базы здравоохранения. Конечно, мы в республике име­ем Медицинский центр федерального уровня в г. Якутске, но главная проблема находится гораздо ближе к населению, это так называемая первичная медицинская помощь. Для её качественного оказания республика в рамках проекта получила в 2006 году 335 единиц оборудова­ния. Заметьте, оборудование самое ходовое, которое позволяет делать качественную и оперативную диагности­ку. Мы не просто должны были получить это оборудование, но и подготовить помещения, здания, специалистов, службы эксплуатации. Всё это сделано, план выполнен на 100 процентов. В рамках национального проекта “Здравоохранение” мы получили также 85 машин “скорой помощи”, это вездеходная техника для арктических улу­сов. На следующий год получим примерно на такую же сумму оборудование и автомобилей. Таким образом, уже существенно улучшена материальная база медицины на местах.

Text Box:   В городской поликлинике г. Якутска. 2006 г. Ещё одна проблема в здравоохранении – кадры. С 1 января прошлого года начались вы­платы врачам и фельдшерскому персоналу общей практи­ки. С 1 июля этот перечень был расширен, и ещё большее количество специалистов получили прибавку к зарплате. Это сыграло свою положительную роль, резко увеличилось количество людей, которые решили работать в этой от­расли. 299 врачей прошли повышение квалификации, и это очень хорошо, потому что профессионально они раньше годами варились в собственном соку.

Ещё одно направление – диспансеризация и вакцинация. По диспансеризации мы выполнили план на 100 процентов. Ставили задачу в основном провести диспансеризацию работников бюджетной сферы и работающих во вредных условиях труда. Выяснилось, что только 10 процентов населения абсолютно здоровы, а 58 процентам требуется амбулаторное вмешатель­ство. Очень важно, что заболевания были выявлены на ранней стадии. Что касается вакцинации, то республика получила почти полмиллиона доз разных вакцин, в основном от СПИДа, гепатита, краснухи и полиомиелита. Реализация этого национального проекта в системе здравоохранения идёт лучше всего. В 2007 году она будет продолжаться, мы уже знаем бюджет­ные назначения, строим планы.

В области образования я бы выделил три главных направления, по которым шла работа. Первое – закрепление преподавательского состава, и в этой связи доплаты за классное руководство. Нам быстрее удалось найти общий язык с Министром образования России А. Фурсенко, чем с Министромсоцздравразвития М. Зурабовым. Ещё на старте было определено, что поскольку в Якутии бывает недокомп­лект учеников на одного классного руководителя, то выплаты будут делать­ся пропорционально количеству учеников. В Якутии 10 тысяч 300 учите­лей получают доплаты. В здравоохранении же аналогичная проб­лема решалась очень долго, только в третьем квартале федеральное министерство пошло навстречу.

Второе – укрепление материальной базы школ. Мы получили 184 комплекта разного лабораторного оборудования, большей частью для кабинетов химии, биологии, географии, то есть тех дисциплин, по которым у нас есть традиционное отставание в обучении. Очень важен колоссальный сдвиг в компьютеризации школ. Да, республика давным-давно имела стопроцентную компьютерную обеспеченность, но в большинстве школ отсутствовал выход в Интернет. Компьютеризация была в пределах школы. Она сыграла позитивную роль, дети научились работать на компьютерах, перестали их бояться. А вот в получении информации, её обработке новых знаний не было. Благодаря национальному проекту к 30 процентам школ, имеющих выход в Интернет, мы добавили еще 285, на следующий год эта программа должна завершиться.

В республике реализуется собственная программа по строительству школьных зданий, мы её выполнили, в 2006 году было введено 15 но­вых школ.

Ещё одно направление посвящено поиску новых и лучших инновационных методов обучения, их стимулированию. Была организована система грантов Президента Российской Федерации. 34 школы получили по 1 миллиону рублей. У нас оказалось в числе победителей не 34, а 36 школ, поэтому мы добавили два своих республиканских гранта. Грант Президента России получили 114 лучших учителей, школьники. Очень важно, что формируется система пропаганды лучшего опыта, выработки единых методических подходов.

По двум проектам у нас уже есть очень хорошие результаты. По двум другим сложнее.

В рамках национального проекта «Развитие агропромышленного комплекса» мы работали по двум главным направлениям. Одно из них – финансовая поддержка в виде субсидий дляживотноводства. На федеральном уровне есть ещё и поддержка растениеводства, мы, к сожалению, в неё не вошли, нас не считают растениеводческим субъектом, хотя это не так. Потому нам на­до ещё здесь поработать. Второе направление – выделение кредитных ресурсов для коллективных и крестьянских хозяйств. Мы запланировали восста­новить большие животноводческие комплексы в Мархе, селе Модут Намского улуса, затем некоторые другие. Взяли лимит на 33 проекта, но получили только 14 кредитов из-за не отработанной на федеральном уровне схемы гарантий для их выделе­ния. Наладилась система микрокредитования. Для подсобных хозяйств вы­дано около 600 кредитов на сумму более 120 миллионов рублей. Хотя кредитование сельского хозяйства пошло, есть сложности. Первая – требова­ние гарантий, первоначально ни хозяйственные постройки, ни скот не могли служить залоговым инструментом. Сегодня этот вопрос начал ре­шаться. Вторая – неразвитая сеть банков. До наслежного и даже улусного уровня многие банки не доходят, и мы вынуждены были организовывать представительства “Россельхозбанка” и “Алмазэргиэнбанка” в целом ряде улусов. Сейчас работа налаживается. Это направление национального проекта “Развитие АПК” очень важно, так как уже начало кредитования стимулировало становление кредитной и финансовой кооперации. Несмотря на то, что разви­тие кооперации предусмотрено отдельными пунктами и в прошлой, и в нынешней республиканских программах развития села, мы не добились существенных результатов. А когда в национальном проекте кредиты начали давать через кооперативы, в республике реально пошёл процесс кооперации сельхозпроизводителей, пока что в форме кредитных кооперативов. Их создано уже порядка 120. Теперь от кредитной формы кооперации будем двигаться к производствен­ной, сбытовой и Text Box:   Якутия. Горный улус. На строительстве молодёжного микрорайона в с. Бердигестях. 2007 г. другим.

Республика участвует в подпрограмме строительства жилья для молодых специалистов на селе. В этом году 115 молодых специалистов в рамках национального проекта вселятся в новые дома.

Получили финансовые ресурсы на организацию воспроизводства племенного крупного рогатого скота, северных оленей. Они будут направлены в специализированные хозяйства-производители племенного скота. В результате польза и людям, которые получают нормальный скот, и хозяйствам, занимающимся племенной рабо­той.

Есть и некоторые нерешённые пока вопросы. Вы знаете, что и Президент России делал поручение, и федеральный Министр сельского хозяйстваА. Гордеев, когда был в Якутии, обещал, что национальный проект распространится на олене­водство и табунное коневодство. Но этот вопрос перенесен на 2007 год.

В целом национальный проект по селу имеет в республике пока неоднозначные результаты. Но думаю, что уже в 2007 году мы получим от него отдачу.

По проекту «Доступное жилье» мы участвуем во всех федеральных мероприятиях, которые только возможны. Выиграли конкурс по получению денег на организацию инфраструктуры для жилищного строительства. Здесь у нас несколько проектов: жилищный комплекс индивидуального строительства в Жатае, застройка в 16-го и 202-го кварталов Якутска. На конкурсе получили и гранты по молодежному жилищному строительству. Реализация всех этих проектов осуществляется Минстроем, Минсельхозом и Минмолодежи республики. В 2007 году введем 275 тысяч квадратных метров жилья по сравнению с 250 в прошлом и дальше пла­нируем довести ввод до 300 тысяч квадратных метров.

– Реализация мегапроектов предполагает привлечение огромного количества человеческих ресурсов, кадров. Как будет решаться эта задача?

–   У нас существует проблема занятости. По методике счёта косвенными способами в республике до 8 процентов населения – безработные. Хотя по этому показателю мы занимаем одно из последних мест на Дальнем Востоке, ничего хорошего в этих восьми процентах нет. Вот и считайте, какой у нас резерв. В республике примерно 400 тысяч трудоспособного населения, из них до 30 тысяч нуждаются в новых рабочих местах. Это одно. Второе – само качество этих рабочих мест. Есть много производств, ко­торые предлагают низкооплачиваемые и малоперспективные рабочие мес­та,создание же новых отраслей принесет новые качественные вакансии. Например, на сегодняшний день предприятием номер один по среднему уровню зарплаты является “Сургутнефтегаз” – 40 тысяч рублей в месяц. Для срав­нения: в “АЛРОСА” – около 35 тысяч рублей. Конечно, нам очень важно по­лучить именно такие рабочие места. Их и дадут мегапроекты. Как мы будем действовать по перераспределению своих трудовых ресурсов? Первое – направление на работу и закрепление выпускников наших учебных заведений. Пусть это считают административным давлением, но в прошлом году 95 процентов всех выпускни­ков якутских высших и средних специальных учебных заведений были устроены по разнарядке на предприятия. Эту практику продолжим. Второе – обучение на основании договоров с предприятиями. Они уже начинают по договорам с республикой сами за свой счёт направлять на учёбу будущих специалистов. Тот же “Сургутнефтегаз”, “Транснефть”, где требуют­ся высококвалифицированные специалисты, и в первую очередь – рабочие. Сейчас эти предприятия ведут отбор молодежи в улусах республики. Будут приглашаться и специалисты из-за пределов республики.

–   Насколько эффективной, на Ваш взгляд, будет новая система финансирования образования? И как Вы относитесь к проблемам мало­комплектных школ и возможному возвращению интернатов?

– Есть несколько моделей финансирования системы образования. Одна – подушевое финансирование, когда деньги следуют строго за учеником. Мы же планируем реализовать модель нормативного финансирования. Они отличаются друг от друга.В республике будут разработаны нор­мативы содержания школ, причем разные, в зависимости от того, где эти школынаходятся: в городах, центральных или арктических улусах, так как у них разные затраты. На основании этих нормативов им будет выделяться финансирование. Но надо создать и определённую систему стимулов для эконо­мии, при которой все сэкономленные средства останутся в школах. Но это техническая часть. Другая часть затрат касается опла­ты учителей, обеспечения самого учебного процесса, закупки учебных пособий и т.д. Всё это будет тоже занормировано, но школы получат са­мостоятельность в распоряжении выделенными средствами, они сами будут регулировать эти затраты. Я думаю, что здесь кроется большой резерв для повышения зарплаты учителям. По крайней мере, на примере Тюменской области мы знаем, что у них зарплаты повысились вдвое, когда школы заполучили в своё распоряжение средства и начали сами строить учебный процесс в рамках нормативов. Для примера могу сказать: в прошлом году мы вместе с министром образования А. Фурсенко посетили две школы, в одной – 235 учеников и 51 человек учителей и обслуживающего персонала, в другой – 550 учеников и 49 учите­лей и обслуживающего персонала. Вот какая большая разница.

Text Box:    Открытие в г. Якутске  нового здания средней школы с углубленным изучением русского языка, истории и культуры. Президент Якутии В.А. Штыров, Министр образования России А.А. Фурсенко, Министр образования Якутии Ф.В. Габышева. г. Якутск. 2006 г. Процесс перехода на нормативное финансирование будет поэтапным на протяжении трех лет. Нас никто не неволит это делать, никаких указаний мы не получали. Мы сами будем разрабатывать эту систему с учётом опыта, который есть в других субъектах Федерации. Думаю, мы найдём резерв для более эффективного исполь­зования бюджетных средств, каждого рубля, который направляется в обра­зование.

Второй Ваш вопрос тоже касается повышения эффективности использования бюджетных средств, но в другой плоскости. Правительство республики имеет определенные планы оптимизации образовательной сети. Например, изменение статуса школ. Некоторые школы, в которых слабая материально-техническая база, не хватает учителей, станут филиалами других, более крупных, чтобы головная школа помогала осуществлять там учебный процесс, направляла туда своих педагогов, давала методики. Конечно, в ходе этого процесса, возможно, прой­дут какие-то сокращения, ноне радикальные. Мы стоим и перед необходи­мостью в некоторых случаях вернуться к си­стеме интернатов. Малокомплектные школы позволяют детям находиться с родителями. С другой стороны, в них трудно дать качественное образова­ние. Во многих малокомплектных школах, мало того, что учеников недоста­точно, ещё и недобор учителей. Сложно их туда направить. И получается, что ученик из такой школы изначально неконкурентоспособен, не может найти себе места в жизни из-за пробелов в знаниях.

Посмотрите: стало уже традицией, что мы занимаем ведущие позиции в России по преподаванию математики, но у нас плохо по химии. В некоторых школах её просто не изучают. И это тогда, когда у нас начинают развиваться нефтяная и газовая промышленность, где эти знания необходимы. Или, например, взять рус­ский язык. На самом деле во многих школах средняя оценка, которую вы­пускники получают при сдаче единого государственного экзамена по рус­скому языку, – “двойка”. Ну, хорошо, мы можем содержать малокомплектные школы, фи­нансировать, а что получаем в финале? Молодого человека, который не на­ходит себе места в жизни? Ни в институт поступить, ни работу нормальную найти. Поэтому вопрос не только и не столько в том, чтобы найти способы экономии бюджетных средств. Не такая уж там большая экономия. Вопрос в необходимости повышения качества образования, нужно сделать так, что бы оно действительно стало доступным. Есть альтернативный путь, по кото­рому мы идём, – повышение мобильности образования через систему школьных автобусов. 93 автобуса мы получили по линии национального про­екта, да и сами каждый год закупаем по 40-50 автобусов для школ. Хорошо себя показывают дистанционные методы обучения. Всё будет делаться в совокупнос­ти. Конкретный план по вопросам оптимизации школьной сети будет разработан и начнёт реализовываться поэтапно уже с первого сентября.

В нашей республике системе образования всег­да уделяется особое внимание, поддерживается и школьное, ипрофтехобразование. Мы – один из немногих субъектов Федерации, где сохранились все профтехучилища. Пять лет работали над развитием высшей школы, в результате чего Якутский университет получил новое дыхание. Путь по экс­тенсивному наращиванию ресурсов системы образования будет продолжаться, но мы должны видеть пределы этого пути и повышать эффектив­ность использования бюджетных средств. Я не думаю, что это будут какие-то радикальные решения, но поэтапно начинать надо.

–   Вячеслав Анатольевич, Вы один из немногих глав субъектов Рос­сийской Федерации, который уделяет такое огромное значение воспи­танию нравственности в обществе и вере. Не случайно за годы Ваше­го президентства в республике построено столько храмов. Что это: ве­ление души или политика?

–   На самом деле, если говорить о храмах, то вопрос не во мне. Просто в своих обращениях люди просят помощи в их строительстве. Вот в Сунтарах предпринимательница построила храм на свои средства. В других местах начинают работать в складчину, и им нужно помочь. У людей есть та­кая потребность. И речь идет не только о православии. Мусульмане постро­или мечеть в Якутске, и это единственная мечеть на Дальнем Востоке, чему был очень удивлен наш новый полпредКамиль Шамильевич Исхаков. Сей­час они начинают строительство мечети в Мирном, уже отведена террито­рия. Причем, заметьте, они ни ко­пейки из бюджета не берут.

Text Box:   В Кафедральном Преображенском Соборе Якутской епархии Русской Православной Церкви. Руководитель Администрации Президента республики А.С. Николаев, Президент Якутии В.А. Штыров, Епископ Якутский и Ленский Зосима, руководитель Секретариата Президента республики В.Ф. Чуйко, Председатель Госсобрания (Ил Тумэн) Якутии В.Н. Басыгысов. г. Якутск. И православие, и мусульманство – это наши традиционные духовные корни. Известно, что якуты в основном православные, а татары у нас живут как минимум 250 лет и тоже являются коренными жителями. Так что строи­тельство храмов – это общий зов души. Мы поддерживаем и развиваем и культурные традиции на­рода саха, коренных малочисленных народов Севера. Ну, для чего, в конце концов, мы копаем землю, добываем алмазы, уголь, нефть? Не для тонн, каратов, баррелей и процен­тов же, да и не для денег, а для полнокровной, интересной, творческой жизни человека, в том числе, духовной. И я в меру своих возможностей стараюсь что-то сделать для этого, но в пер­вую очередь храмы – это потребность людей.

–   Из Международного содружества писательских союзов от Сергея Михалкова пришло поздравление с переизбранием Вас на второй срок. Он благодарит за поддержку творческой интеллигенции. Дайте, пожалуйста, Вашу оценку достижениям духовной жизни республики за эти пять лет.

– Все пять лет в республике проводились разнообразные мероприятия, чтобы дать импульс развитию народной культуры, активизировать духовную жизнь общества. Прежде всего, это работа по нашему национальному эпосу Олонхо, который был признан шедевром мирового нематериального творчества. Оказывалась поддержка и коренным малочисленным народам Севера. Построен Дом народов Севера как оплот, центр сохранения их традиций, языков, культур. У нас работает Ассамблея народов Республики Саха (Якутия), через нее осуществляется поддержка национально-культурных общин и их творческих коллективов. Чтобы разбудить самодеятельные инициативы на низовом уровне проводятся республиканские фестивали народ­ного творчества. Есть определенные успехи в развитии профессиональной культуры. В новом здании начал нормально работать Национальный художественный музей, он будет расширяться, и в 2007 году мы закончим восстановление бывше­го Музея западноевропейских изобразительных искусств и школы акаде­мика Афанасия Осипова. Построено новое здание Государственного цирка Якутии, дворцы культуры в Айхале и Ытык-Кюёле. На киностудии «Сахафильм» снимаются новые киноленты, в театрах – ряд новых постановок. Начато издание книг классиков якутской литературы. Поставлены памятники многим выдающимся людям Якутии. Республика живёт полной жизнью. Так будет и дальше.

–   Вячеслав Анатольевич, Ваши пожелания якутянам в новом году.

– Я хочу пожелать якутянам традиционно здоровья, особенно в наших условиях. Чтобы в семьях все было в порядке и, самое главное, чтобы мечты и надежды сбывались. Для этого всё есть, нужна только удача. Удачи вам всем! Это моё главное пожелание.

«Якутия», 9 января 2007 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here