Одним из основных кандидатов на выборах президента Республики Саха (Якутия), которые должны состояться 23 декабря 2001 г., является президент компании АЛРОСА Вячеслав Штыров. АЛРОСА всегда играла чрезвычайно важную роль во всех сторонах жизни республики, поэтому независимо от исхода голосования суждения руководителя компании, которые он высказал на встрече с прессой вМирнинском улусе, думаем, будут интересны читателям.

– Каким, на Ваш взгляд, может быть механизм смены руководства компании в случае Вашего избрания президентом Республики Саха (Якутия)?

-Об этом мы говорили с президентом Владимиром Путиным 7 но­ября 2001 г., ранее – с другими руко­водителями Российской Федера­ции. Инициатива по кандидатуре президента компании должна исхо­дить от Якутии, потому что она явля­ется вторым главным акционером компании, и быть согласованной с Правительством РФ. Причем это бу­дет кандидатура именно от компа­нии, поскольку других алмазодо­бытчиков в России нет.

8. ВО ВСЕМ НУЖЕН БАЛАНС ИНТЕРЕСОВ_image002

– Как Вы прокомментируете появившиеся сообщения о долге компании АЛРОСА федеральному бюджету в размере пяти млрд. руб.?

– Существует система налоговых платежей, в этом году мы заплатим в бюджет Якутии 9,5 млрд. руб. толь­ко в виде аренды. По действующему налоговому законодательству они должны включаться в себестои­мость. Если они входят в себестои­мость, то после продажи уменьша­ется прибыль компании, следова­тельно, уменьшается налог с прибы­ли, который платится и в федераль­ный, и в республиканский бюджеты. Счетная палата, подводя итоги лет­ней проверки, гипотетически рас­считала: а что было бы, если бы арендная плата исчислялась по-другому и поступала только в феде­ральный бюджет? Как бы тогда рас­пределились доходы? На основании – предположительного расчета в федеральный бюджет поступило бы дополнительно пять млрд. руб.

Работает согласительная комис­сия правительств РФ и Якутии. Республику представляет глава прави­тельства Василий Власов. С федеральной стороны – Мингосимущест­во, Гохран, другие ведомства. Ко­миссия определяет, правильно ли выстроены взаимоотношения с точ­ки зрения законодательства, реша­ет, что делать дальше, какая будет процедура взаимоотношений. Есть три группы вопросов:

-об акциях компании и долях ак­ционеров;

-о распределении налоговых пла­тежей и вопросах собственности;

-о превращении компании в от­крытое акционерное общество.

Ско­рее всего, мнение Счетной палаты комиссией будет учтено, но решение будет принято самой комиссией, о чем будет доложено президентам Российской Федерации и Республи­ки Саха (Якутия).

8. ВО ВСЕМ НУЖЕН БАЛАНС ИНТЕРЕСОВ_image004

В Якутии долго говорили о главенстве федерального законодательства. Но сейчас налицо конституционный кризис. Почему он все-таки произошел?

– Конституция Якутии не только по выборным статьям не соответствует федеральной. Она противоречит ей по многим параметрам. Речь идет в том числе и о собственности. Это не значит, что противоречия заложены преднамеренно. Дело в том, что республиканский Основной закон был принят раньше федерального, а Конституция РФ претерпевала ра­дикальные перемены, в том числе и после 1993 г. Конституционно-пра­вовой процесс должен был проте­кать с учетом изменений в полити­ческой ситуации. Но изменяться бесконечно он не может. В октябре этого года надо было привести Конституцию Якутии в соответствие с федеральной. Если не удалось сде­лать это, то надо объявить, что дей­ствующая не имеет юридической силы. И распустить парламент. Но к началу выборной кампании Верхов­ный суд России пришел к выводу, что ст. 67 Конституции Якутии хоть и не соответствует федеральному за­кону, но и не противоречит ему. На основании этого Центризбирком России рассматривал право М. Ни­колаева избираться на третий срок.

Судебный процесс затягивается. Все ожидают, и на этом фоне может быть все что угодно. Президентом может стать человек, который не об­ладает необходимыми для этого личными качествами, знаниями, опытом. Политический накал или, наоборот, апатия избирателей могут привести к непредсказуемым пос­ледствиям. И вина за это ляжет на парламент Якутии. Не секрет, что некоторые депутаты не только противодействовали приведению конституции Якутии в соответствие с федеральной, но и сами хотят баллотироваться на посты президента или вице-президента, чтобы убрать с дистанцииМ. Николаева.

– Несколько слов о проблеме местного самоуправления в Яку­тии.

– В Республике должны существо­вать и местное самоуправление, и органы государственной власти. Но должно быть четкое разделение функций между ними. Все вопросы хозяйственной жизни, экономиче­ского развития, распределения до­ходов, общественного порядка, культуры, качества жизни в целом и т.д. – это прерогатива самоуправле­ния. Вопросы контроля и выполнения федеральных программ на тер­ритории Якутии – это прерогатива органов государственной власти.

Например, поселок Жатай объявил самоуправление, выдержал административный натиск и продол­жает вести свою линию. Идут споры, а ситуация не меняется. С одной стороны, это лишает права что-то изменить, а с другой – люди лишены возможности определять, строить им дорогу или ждать решения на­чальства…

Возьмем Мирнинский район. Са­моуправление здесь не сформиро­вано, потому что нет соответствую­щей законодательной базы. Органы государственной власти не имеют права распоряжаться доходами, и район фактически посадили на смету затрат. В Якутске указали, на что тратить деньги. Административная единица действует как бюджетная организация. И если город задумал решить наиболее острые проблемы, он должен просить разрешения на уровне республики. А если город за­работал дополнительный доход, он будет изъят. Нет стимула.

8. ВО ВСЕМ НУЖЕН БАЛАНС ИНТЕРЕСОВ_image006

На каком уровне должно заканчи­ваться самоуправление? Глава Хан­ты-Мансийского автономного окру­га считает, что в условиях Крайнего Севера никакого самоуправления на уровне наслегов быть не может. Как будет самоуправляться деревушка, расположенная в ста километрах от райцентра? В крупных городах – Нерюнгри, Якутске, Мирном – можно ввести самоуправление на уровне районов города.

-Вас ценят работники компа­нии. Вы не опасаетесь, что мно­гие из них проголосуют против – только ради того, чтобы Вы оста­лись на этом посту?

-Я допускаю, что так может быть. Но мы все должны понимать, что алмазная промышленность вышла за рамки одной республики: сегодня мы работаем в 14 регионах России, за рубежом, ведем переговоры с лиде­рами государств, имеем перспектив­ные проекты. Это уже не только якут­ская компания, у нее более широкие связи. Но родовое гнездо АЛРОСА – здесь, в Якутии. Республика владеет 40% акций, и даже если они перерас­пределятся по итогам переговоров, то меньше 35% акций республика иметь не будет, потому что этот пока­затель закреплен в указе Б.Н. Ельцина. К нему сейчас призывают вер­нуться. А это говорит о том, что пози­ция республики чрезвычайно важна для АЛРОСА.

Я уверен, что смогу многое сделать для развития алмазной промышленности и после избрания. Республика (если не брать во вни­мание только сиюминутные меркан­тильные интересы) должна быть заинтересована, чтобы АЛРОСА превратилась в мощную компанию. Приведу пример. Компания в этом году получила дивиденды по итогам 2000 года от деятельности ГРО «Катока» в размере $ 8 млн. Часть из них принадлежит республике. Мы пла­нируем развить производство в Анголе и получать дивиденды в де­сятки раз больше. Только за участие в компании Якутия получила нема­лые деньги.

– Есть версия о Вашем преемнике, который работает сегодня в Санкт – Петербурге… Что Вы ду­маете об этом?

– В прессе часто называют фами­лию ректора Санкт-Петербургского горного университета Владимира Литвиненко как будущего президен­та компании. Я его хорошо знаю, дважды с ним встречался, когда чи­тал лекции перед студентами и пре­подавателями этого вуза. Компания выполняет совместно с университе­том учебные и научно-технические программы. Я очень ценю этого человека. Мы с ним единомышленни­ки в вопросах развития промышлен­ности. Он одобряет деятельность компании, ценит ее правильную по­зицию. О личности Владимира Сте­фановичапериодическиговорят при назначении новых руководителей то в Минприроды России, то в “Газпром”, то в нашу компанию. Я не думаю, что в его планы входит работа в АЛРОСА.

А слухи есть и будут. Это – способы давления предстоящим подписанием нового торгового соглашения: оно происходит в условиях, когда объявила новую политику “ДеБирс”, когда ЕЭС рассматривает вопрос об ограничении монополизма на алмазном рынке, когда Россия готовится вступать в ВТО. Проект договора согласован с правительством и Гохраном, спор­ных вопросов не осталось. Но оппоненты продолжают оказывать дав­ление.

“Ювелирное обозрение”, декабрь 2001 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here