5. ВЕЛИКИЙ СЫН ЯКУТСКОГО НАРОДА_image002Доклад на Торжественном собрании, посвященном 125-летию со дня рождения А.Е. Кулаковского-Ексекюляха.

Уважаемые участники торжественного собрания! Уважаемые гости!

16 марта исполнилось 125 лет со дня рождения Алексея Елисееви­ча Кулаковского, чье имя стало символом общенациональной гордости якутского народа, зарождения и развития якутской художественной лите­ратуры, символом единения и дружбы народов. Еще в 1926 году Платон Алексеевич Ойунскийсказал, что «будущие исследователи – якутоведы особо отметят значение эпохи Кулаковского», что «все они подтвердят, что письменная литература и творческая мысль в Якутии зародилась в период деятельности Кулаковского».

Сегодня мы собрались здесь для того, чтобы еще раз особо отметить выдающееся значение общественно-политической, литературной и научной деятельности Алексея Елисеевича Кулаковского. Нас обязывают к этому всенародная любовь к нему и глубокое понимание обществом его многогранной созидательной деятельности во имя и благо своего родно­го народа.

Знаменательно, что мероприятия, посвященные 125-летию А.Е.Кулаковского, начались с Таттинского улуса. Это и понятно. Ведь Кулаковский прежде всего сын таттинской земли, земли, благодатной для одаренных и талантливых людей. Я знаю, чтотаттинская земля подарила якутскому народу много выдающихся людей, ставших гордостью всего многонационального народа нашей республики. Во главе этих людей народ ставит фигуру Кулаковского – Ексекюляха Елексея, в переводе Алексея-орла, так прозванного народом, по-видимому, за высокий полёт мысли,провидческий характер деятель­ности. Считаю, что это справедливо во всех отношениях, ибо Кулаковский стоял у истоков многих интеллектуальных исканий своего народа, трудных поисков путей его общеисторического развития.

С большим удовольствием могу сказать, что таттинская земля достойно, по-праздничному отметила юбилей своего сына, который в тече­ние всей своей жизни искал правильные ответы на самые жгучие вопро­сы общественного бытия своих земляков, родного народа. Создается яр­кое впечатление о том, что таттинцы сделали многое по претворению в жизнь основополагающих идей своего земляка для «улучшения общего благосостояния». В этом нас убедило посещение выставки продукции местной промышленности улуса и изделий мастеров народного творче­ства, производственных и торговых предприятий.

5. ВЕЛИКИЙ СЫН ЯКУТСКОГО НАРОДА_image006

Другое примечательное событие – именно в день рождения Алексея Кулаковского – 16 марта – в с. Ытык-Кюель состоялось открытие красивого, современного здания общественно-культурного центра Таттинского улуса, призванного стать настоящим центром новой духовности и современной культуры. Именно об этом мечтал Кулаковский, считавший приобщение к высокой мировой культуре одним из действенных источни­ком укрепления внутреннего духа народа, его достоинства и единения с другими народами. А как интересен Литературно-художественный музей-комплекс «Хадаайы» – этот замечательный уголок истории улуса, в котором представле­ны памятники о деяниях выдающихся личностей, проживавших на таттинской земле и внесших огромный вклад в духовное развитие населения не только этой земли, но и всей Якутии. Именно здесь мы соприкоснулись с вечно живым духом Кулаковского, и это благодаря неутомимой заботе аксакала якутской культуры Дмитрия Кононовича Сивцева-СуорунаОмоллоона о своем замечательном предке.

Таттинцы законно гордятся своим сыном, но они и мы всехорошо понимаем, что Алексей Елисеевич Кулаковский – сын всего якутского народа. Его деятельность и творчество с самого начала заняли свое прочное место в духовной жизни родного народа. Напомню, что с 23-летнего возраста он всецело посвятил себя литературе – страстным мучительнымпоискам разгадки «тайны человека», «путей его возрождения», выяснению роли красоты и других эстетических и этических ценностей в совершенствовании людей. Именно с таким умонастроением вошел Кулаковский в литературу, идейно-художественную жизнь якутского общества. При этом его становление как писателя происходило под благотворным влиянием классической русской литературы. Он знал творчество многих русских писателей, восхищался их талантом.

В 1900 году появилось его стихотворение «ЗаклинаниеБайаная»,5. ВЕЛИКИЙ СЫН ЯКУТСКОГО НАРОДА_image008
которому суждено было стать первым камнем в фундаменте художественной письменной литературы на якутском языке. Иными словами, Кулаковский прорубил окно в художественную мысль своего народа, дал начало новому направлению ее развития – литературе. И вполне закономерно, что в историю родного народа он вошел как основоположник его литературы.

Алексей Кулаковский был и выдающимся мыслителем – обществоведом, он обладал удивительным даром философа от природы. В 1910 году А.Е.Кулаковский написал свою знаменитую поэму «Сновидение шамана», а в 1912 году – письмо «Якут­ской интеллигенции». В этих творениях отражено оригинальное фило­софское видение различных проблем социально-политической, экономи­ческой и общественно-культурной жизни якутского народа. В них получи­ли философское обобщение те новые судьбоносные процессы, которые переживала Якутская область в начале XXвека. Размышления Кулаков­ского по этим вопросам проникали в самые глубинные пласты жизни, а по широте охвата перешагнули местные масштабы. Он одним из первых уловил особенности наступающей новой всемирно-исторической эпохи и со всей силой своего таланта воплотил в художественные и научно-публицистические построения те ее трагические коллизии (войны, рево­люции, межнациональные распри, голод, перенаселенность планеты, миграции народов, экология и т.д.), которые в его время уже обозначились довольно прозрачно. Я имею в виду, прежде всего, вершину его творче­ства – поэму «Сновидение шамана», в которой нарисована широчайшая панорама мировых событий началаXXвека. Поражает художественный прием, с помощью которого он обозревает эти события – приняв облик мифического орла Эрили, писателю пришлось «взметнуться ввысь, в Великую неба ширь», оглядеть мир «всеобъемлющим зрением» из края в край и «объять от морей огромных до отдаленных ее уголков» и оттуда «всевызнал и понял». И он устами белого шамана-философа предпринял широкое историко-философское обозрение мирового общественного развития и развертывавшихся тогда глобальных событий. Он поразительно правдиво раскрывал грабительскую, хищническую сущность гер­манских, английских, американских и японских воротил мировой полити­ки, неминуемо идущих к развязыванию кровопролитной войны и с величайшей тревогой говорил о трагических последствиях предстоящей опустошительной войны в судьбах всего человечества, в особенности малых народов, в том числе якутского. Приходится удивляться, как, живя в отдаленной и отсталой окраине России, Кулаковский смог так верно понять суть происходящих тогда в мире событий и так прозорливо сказать о неизбежности войн между империалистическими хищниками за раздел ми­ра. Так, за четыре года до первой мировой войны он предсказал неизбежность бесчеловечной, страшно разрушительной всемирной войны; за семь лет до 1917г. предвидел великие революционные потрясения в России.

5. ВЕЛИКИЙ СЫН ЯКУТСКОГО НАРОДА_image010В этой обстановке всеобщего брожения умов и кризиса мировой политики Кулаковский-философ предлагал идеи, работающие на благо людей – земные, самые насущные. Для достижения поставленных созидательных целей он предпочитал мир, труд и знание. Отсюда – его горя­чие призывы, особенно в письме «Якутской интеллигенции», к достиже­нию образованности и овладению науками, в целом к поднятию уровня культурного развития народа. Он осуждал любое насилие, любые войны – будь то мировая или гражданская. Мирный путь преобразований в условиях социального и межнационального развития – вот условия осуществления его созидательных идей. Все эти мысли, мудрую личную позицию он черпал из глубин духа родного народа, из исторического опыт мудрости народной. Именно этим объясняется высокая нравственность его духа, высокая духовность его интеллекта, высочайшая личная ответственность.

Каждая идея, каждая мысль автора письма свидетельствуют о глубоком знании и понимании Кулаковским всех животрепещущих внутренних проблем якутского общества, их состояния и перспектив их решения. В этом смысле им рассмотрен целый комплекс вопросов: землепользование, развитие земледелия, скотоводство (содержание крупного рогатого скота и лошадей), рыболовство, развитие местной промышленности, предпринимательство, рыночные отношения и т.д.

Когда я перечитывал произведения А.Кулаковского «Сновидение шамана» и письмо «Якутской интеллигенции», меня приятно удивили его экономические воззрения. Лично я для себя открыл Кулаковского не только как великого писателя, ученого, общественного деятеля, но и как выдающегося экономиста, причем – экономиста-прогнозиста. Многое из того, что он предлагал в качестве возможных направлений развития род­ной Якутии, перекликается с днем нынешним. Это актуально и сегодня.

Взгляды А.Кулаковского на современную ему экономику Якутии поражают глубиной понимания ситуации, анализа. Его волновали многие вопросы жизнедеятельности, в том числе землепользования и земледе­лия, скотоводства, промышленности. Конечно, пользовался он совсем другими словами и терминами, оперировал немодными нынче понятия­ми, но суть его мыслей от этого не меняется.

5. ВЕЛИКИЙ СЫН ЯКУТСКОГО НАРОДА_image012Его идеи и предложения по улучшению жизни своих земляков, повышению их благосостояния не только рациональны и имеют прикладное значение, они проникнуты болью за настоящее Родины, тревогой за ее будущее. Чувствуется, как Ексекюлях любит свою Якутию, как страдает и искренне желает ей процветания.

Возьмем, например, идею «заселения» всех озер, не промерзающих зимой, рыбой. Сегодня мы проводим планомерное зарыбление наших водоемов. В произведениях Кулаковского также можно найти мысли о развитии скороспелых отраслей производства на вечной мерзлоте, о необходимости проведения эффективной племенной и селекционной работе, о важности ветеринарной службы. Великий сын якутского народа почти век назад говорил о проблеме завоза в край грузов – продовольствия, товаров народного потребления, высказывал идеи о необходимости замещения импортных товаров, широкого развития собственного произ­водства. Его гений был способен охватить и такие области народного хо­зяйства, как промышленность, связь и транспорт. В своих произведениях он затрагивал многие животрепещущие вопросы экономики вплоть до налогообложения. Несомненный интерес вызывают его финансовые выкладки, расчеты доходов и расходов, например, организации рыбного промысла в Охотске.

Этим я хочу сказать, что творческое наследие Алексея Кулаковского требует дальнейшего внимательнейшего изучения, осмысления, рассмотрения со всех сторон. Это – наше настоящее сокровище, истинное богатство.

Самостоятельное значение имеют его рассуждения о развитии духовной культуры населения, решающую роль в котором призвана была сыграть образованность общества. Большое значение он придавал культурно-просветительской деятельности – открытию общественных библиотек, выписыванию книг, журналов и газет, пропаганде достижений науки и техники. Удивительно точными и правильными оказались сужде­ния автора письма о том, что культурный подъем населения практически невозможно осуществить, если не вести решительную, последовательную борьбу против трех приобретенных пороков людей: «пьянства, картежной игры и курения табака». Обращаясь к национальной интеллигенции, Кулаковский писал: «действуйте и агитируйте единственно в пользу и ради культуры, насаждение которой стало в нашем веке злободневной необходимостью». И что удивительно – все это написано как будто для сегодняшнего дня, так актуальны эти идеи!

Воистину, Алексей Елисеевич был выдающимся мыслителем своего времени! Крупный знаток и исследователь литературы народов Рос­сии, член-корреспондент Российской академии наук Александр Бадмаевич Соктоев был прав, когда писал, что в истории литератур народов Сибири поэма «Сновидение шамана» с ее «планетарным охватом художественного видения наиболее кричащих противоречий эпохи – поразительный феномен, которому во всем дооктябрьском периоде нет аналога».

Проникновение в дух, мудрость народа, в «его прошлое, в быт» составляло характерную особенность всего творческого метода Кулаковского и оно сопровождало его всю жизнь. Не было и нет такого человека который так хорошо и глубоко знал свой народ, свой край, как он. Эти знания он приобрел во время многочисленных поездок и путешествий. Путешествия начались сразу же после окончания реального училища и продолжались вплоть до его смерти. Он исколесил почти всю Якутскую область. Он плавал по Лене, Вилюю, Алдану, Колыме, Яне, Индигирке,Олекмеидругимрекам;ездилпоЯкутско-Охотскому, Якутско-Вилюйскому, Якутско-Иркутскому трактам; он побывал на побережьях Ледовитого океана и Охотского моря, в различных улусах Колымского, Якутского, Вилюйского и Олекминскогоокругов. Во время путешествий Кулаковский изучал природу родного края, историю и культуру его народностей, собирал произведения устного творчества, материалы по веро­ваниям и якутскому языку; интересовался занятиями местного населе­ния, состоянием ремесла и торговли. Добытые материалы легли в основу его научных трудов, из которых можно выделить особенно «Материалы для изучения верований якутов». Следовательно, и здесь он оказался первым и есть все основания считать, что А.Е. Кулаковский стоял у исто­ков этнографической науки в Якутии. Его труды в этой области и сейчас широко используются специалистами.

С занятиями в области этнографии теснейшим образом связан ин­терес Кулаковского к фольклору родного народа. Работы «Якутские по­словицы и поговорки», «Якутские легенды-былины», цикл исторических преданий о Манчаары и другие представляют его как крупного и широко известного собирателя и истолкователя произведений устного народного творчества якутов. Примечательно, что он начал собирать фольклорные материалы с 13 лет.

Трудно переоценить вклад А.Е. Кулаковского в возрождение и раз­витие якутского литературного языка, связывая его с состоянием и судь­бами культуры родного народа. Он постоянно восхищался духовной энергией родного языка, восторгаясь неисчерпаемым богатством его изобразительных средств. Он писал: «Язык этот поэтичен, красочен бо­гат своими смелыми сравнениями, приятными для якутов повторениями образностью и обилием слов, присущих исключительно сказкам и пес­ням». Писатель проявлял искреннее беспокойство в связи с тем, что уже в его время в якутском обществе встречались люди, равнодушные к род­ному языку. Ни чем иным нельзя объяснить следующие его слова: «Но есть между интеллигентами такие люди, которые на родной язык смотрят с презрением, считая его негодным для культурного человека. Презрение это основано на незнании хороших сторон языка. Когда они узнают эти хорошие стороны, тогда и перестанут презирать родной язык». Как акту­альны эти слова сегодня!

Сзаботами Кулаковского о состоянии родного языка тесно связаны его усилия по созданию массовой якутской письменности, введению ее в школах. А как он самозабвенно, буквально до последних дней своей жиз­ни трудился над совершенствованием графики и транскрипции якутского языка. В статье «Новая транскрипция якутского языка» (1921 г.) он искренне, с глубоким пониманием перспектив развития доказывал преимущества алфавита, основанного на русской графике, тогда уже знакомой якутам, и убедительно доказывал недостатки и неудобства вводившегося тогда латинизированного алфавита. И здесь он оказался прозорливее, предусмотрительнее других: в 1939 году в якутскую письменность был введен русский алфавит, успешно обслуживающий до сего дня культурные потребности якутского общества и реально содействующий сближениюякутского и русского народов.

5. ВЕЛИКИЙ СЫН ЯКУТСКОГО НАРОДА_image014И тут мы подходим к той большой проблеме, которая занимала Алексея Елисеевича всю его жизнь – проблеме взаимоотношений между якутским и русским народами. Вспомним, что еще в стенах Якутского реального училища в 1897 году молодой Кулаковский написал рефераты на темы: «Вправе ли русские гордиться своим именем?» и «Главнейшие достоинства поэзии Пушкина». Даже беглое знакомство с этими сочинениями достаточно для того, чтобы понять, что каждое наблюдение о русском народе, его культуре буквально выстрадано, пропущено через сердце юного автора рефератов. Ибо он основательно штудировал историю великой русской литературы и глубоко изучил демократические тра­диции русской критической мысли. Для Кулаковского русская классическая литература, прогрессивная культура русского народа с ранних лет стали той духовной силой, которая предопределила суть его мировоззрения, характер его бескорыстного и самоотверженного служения родному народу, содержания его размышлений о прогрессивной роли русского народа в исторических судьбах якутов. Именно потому ему удалось выработать интернациональные по своей сути художественно-эстетические принципы, выйти на масштабный охват действительности, ее философского обобщения.

Особенно заметно проблема якутско-русских отношений освещена в двух вышеупомянутых произведениях – в «Сновидении шамана» и письме «Якутской интеллигенции», хотя она, эта проблема, присутствовалапочти во всех других художественных и публицистических сочине­нияхписателя. Эту проблему он рассматривал в свете надвигавшейся к началу XX века угрозы вымирания многих малочисленных народов, в том числеи якутов, что связывалось им с предстоящим переселением в Якутию из центральных районов России двух миллионов человек. Казалось бы, на первый взгляд, логично ожидать от Кулаковского призыва к беспощадной борьбе с ожидаемыми переселенцами.

Но гений, мудрость Кулаковского находят другое историческое решение – в качестве «средства устранения вымирании» народа он предложил «поднятие его культурного развития» и таким путем якутам предстояло стать равными с русскими в борьбе за существование. В письме «Якутской интеллигенции» он еще больше углубляет эту мысль: в усло­виях надвигающейся угрозы вымирания «единственным рациональным средством» является принятие якутами русской культуры и физическое слияние с русскими, считая, что «помесь» якутов с русскими «дает хоро­шие плоды». Таким образом, Кулаковский не призывал к антагонизму с русскими, а пропагандировал идею восприятия русской культуры, к со­вместному равноправному проживанию с русскими в одном государстве, к единению и дружбе с ними. Высказанные еще в 1910-1912 годах эти ос­новополагающие идеи стали принципом всей последующей жизни и дея­тельности Кулаковского, своего рода завещанием будущим поколениям.

К сожалению, именно это жизненное кредо Кулаковского на протяжении нескольких десятилетий подвергалось искажению, даже фальсификации для того, чтобы обвинить его в тяжком грехе буржуазного на­ционализма. К нашему общему удовлетворению, эта вопиющая несправедливость снята историей. Стала понятной и его политическая биогра­фия – она очищена от многих надуманных схем. Мы сегодня с понимани­ем относимся к тому, что Кулаковский не был ни революционером, ни контрреволюционером, он был ученым и поэтом, просветителем и реалистом, общественным деятелем своей эпохи и своего народа. Был мыслителем родного народа и патриотом своей земли. Нас вполне удовлетворяет то, что Кулаковский был именно таким.

К этой правде о А.Е. Кулаковском мы шли долго. За Кулаковского боролись здоровые силы общества; хулили его околонаучные работники и карьеристы по службе, было несколько партийных решений, политизировавших до крайностей его общественно-политическую биографию.

Только в 1989 году имя Алексея Кулаковского было полностью и окончательно возвращено народу. И сегодня будет справедливо назвать имена тех, которые проявили мужество и внесли огромный вклад в вос­становление доброго имени писателя. Это: Георгий Прокопьевич Башарин, Илья Егорович Винокуров, Дмитрий Кононович Сивцев-Суорун Омоллоон, Егор Егорович Алексеев, братья Семен и Софрон Даниловы и многие другие. Справедливо также и то, что помогали им в их справедли­вой борьбе многие деятели науки и культуры центра. Только благодаря высокопрофессиональному переводу известных в стране деятелей рус­ской культуры Владимира Солоухина и Сергея Поделкова почти все из­вестные произведения поэта в 70-х годах прошлого века стали достояни­ем русского читателя. Известный литературовед Виктор Кочетков прав, когда говорит, что только с этого времени «после многих лет забвения Кулаковский как бы заново родился» для многих миллионов читателей России, что именно с этого времени «его мудрый и мужественный голос отчетливо слышен теперь далеко за пределами Якутии». Русский читатель тепло принял творчество сына якутского народа, и он теперь по праву принадлежит к когорте выдающихся представителей российской культуры. Это и есть правда истории.

Кулаковский был духовным лидером своего народа. При этом дело по только в том, что он выдвигал практические идеи по увеличению чис­ленности школ, введению якутской письменности, созданию якутской литературы, по борьбе с пьянством, курением и картежной игрой, но и в том, что его волновали духовный мир каждого человека, состояние на­родного духа, его мировоззрения, а в целом – коренные интересы наро­да.

В этом смысле к нему с полным правом можно отнести слова Александра Ивановича Герцена о том, что «у народа, лишенного обществен­ной свободы, литература – единственная трибуна, с высоты которой он заставляет услышать крик своего возмущения и своей совести».

Кулаковский размышлял и действовал не ради личных выгод, а ра­ди единственной – своей горячей любви к родному народу. Крик его воз­мущения и его совести был криком возмущения и совести всего якутского народа! Мысли и идеи Алексея Елисеевича признаны и приняты наро­дом. Они оказались провидческими, в последнее время востребованы дня демократизации общественного развития. Многое из того, о чем он мечтал и за что боролся, ныне стало приоритетным в государственной политике руководства республики. Его идея о действительно равноправ­ном развитии народов на основе поднятия их культурного уровня и пред­полагающая высокий интеллектуальный и духовно-нравственный человеческий потенциал – она может быть полноценно реализована именно в новомXXI веке, веке науки, образования и духовности. Это – общечеловеческая идея. Она освещена пламенем вдохновенной мысли, горячего чувства; она нетленна, она ярко жила, живет и будет жить в веках. Она принадлежала Кулаковскому – человеку начала XX века, но она – в мыс­лях и деяниях людей начала XXI века. В этом бессмертие выдающегося сына якутского народа! Я твердо уверен, что якутский народ и вместе с ним весь многонациональный народ Республики Саха (Якутия) и дальше будут твердо следовать заветам великого сына якутской земли и внесут, свой вклад в процветание родной республики, всех ее народов, о чем так целеустремленно мечтал в начале XX века Алексей Елисеевич Кулаков­ский.

«Якутия», 27 марта 2002 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here