Наш разговор с Валентиной Андреевной Самсоновой, директором Национальной библиотеки Республики Саха (Якутия), состоялся в отреставрированном в 2003 году историческом здании библиотеки. То ли из-за красоты интерьера, то ли из-за неповторимой атмосферы библиотеки и несомненной харизмы Валентины Андреевны, но после интервью хотелось нести в массы разумное, доброе, вечное. Мы говорили о книгах, чтении, что особенно актуально в Год литературы, о развитии библиотечной системы, кризисе и… выборах директора библиотеки. Впрочем, обо всем по порядку.

— Добрый день, Валентина Андреевна! Вижу, что-то заботит вас.

— Да, действительно, год начинается непросто.

— Тогда давайте начнем с приятного. На днях депутаты Госдумы одобрили в первом чтении законопроект о механизме ликвидации сельских библиотек, сделав мнение местных жителей обязательным. То есть теперь без их мнения сельские библиотеки закрыть больше не смогут…

— Мне кажется, что они поздно спохватились. В России исчезли тысячи библиотек. Самым натуральным образом. Разрушилась библиотечная система. Кстати, в Советском Союзе была одна из лучших библиотечных систем мира. Все приезжали к нам учиться. Централизация библиотек, которая была проведена в России, сегодня с успехом используется во многих странах мира. И только в последнее время начался медленный разворот в сторону культуры, литературы. Я думаю, руководство страны стало понимать, что за то время, пока на культурное развитие нации особо никто не обращал внимания, выросло целое поколение, которое не умеет читать. Думаю, что новое поколение в целом с трудом воспринимает искусство. Ведь этот процесс требует внимания, сосредоточенности, глубины восприятия. А наша молодежь привыкла получать массу информации, даже толком не усваивая ее. Я могу это сравнить с американской быстрой едой. Мне кажется, они просто заглатывают информацию и ничего не запоминают. Молодежь должна учиться думать, правильно излагать свои мысли, чувствовать прекрасное. Сопереживание, сострадание, любовь к ближнему – мне кажется, эти нравственные ориентиры прививает именно книга, литература, хорошее художественное произведение, музыка, театр. Конечно, есть люди, которые приобщаются к культуре, к искусству. Но, к сожалению, не всегда и не все. Поэтому нам нужен и Год Культуры, и Год Литературы в Российской Федерации.

— Чем удивит Национальная библиотека в Год Литературы?

— В этот год мы хотим обратить внимание на чтение качественной литературы. Мы сделали список ста лучших произведений якутских писателей именно с этой целью. Эти книги мы рекомендуем для чтения нашим читателям, чтобы что-то отложилось у них в душе и помогло им в жизни. Хотя мы всегда работаем в этом направлении – стараемся привить хороший вкус нашим читателям, обратить их внимание на качественную, классическую литературу. Особенное внимание мы уделяем детям – именно с самого раннего возраста надо приучать ребенка к книге. Ведь чтение – это труд, причем творческий, серьезный труд. Можно сравнить процесс чтения с прослушиванием классической музыки. Умению трудиться, в том числе и в процессе чтения, нужно учить с детства.

— То есть бульварная литература не имеет права на существование?

— Литература бывает разная. Есть легкие для чтения книги, есть сложные. Как библиотекарь хочу сказать, что легкие книги иногда тоже полезны и нужны для того, чтобы отвлечь человека, помочь справиться с какими-то неприятностями. Так что такие книги нужны, но, конечно, не в таком количестве, как сейчас.

Каждая книга на учете

— Вы сказали, что в России было закрыто много библиотек, в том числе и сельских. Как обстоит дело у нас в республике?

— В нашей республике, слава Богу, библиотеки, даже в кризисные периоды, не закрывались. Мы всегда отстаивали свои библиотеки, считая, что в каждом населенном пункте, хоть небольшая библиотека, но должна быть. Если какие-то отдельные из них прекращали свое существование, то только по объективным причинам — в связи с тем, что населенные пункты, где они находились, были ликвидированы. Фонды закрытых по этим причинам библиотек не утеряны – они переданы в Централизованные библиотечные системы соответствующих улусов. И даже в лихие, как сейчас говорят, девяностые годы, мы не потеряли фонды закрытых библиотек. В самом начале девяностых были закрыты партийные библиотеки, а они были оснащены очень неплохо. Их фонды теперь находятся у нас. В то же время закрылись профсоюзные библиотеки – их фонды мы также постарались закрепить за собой. Таким образом, мы сохранили фонды, библиотеки, Централизованные библиотечные системы. Правда, потом вышел закон о местном самоуправлении, согласно которому библиотеки должны были быть переданы поселениям. Мы настояли, чтобы все осталось как есть. В то время нас поддержал тогдашний президент республики Вячеслав Штыров и все библиотеки и Централизованные системы были сохранены. Это очень важно, потому что центральная библиотека в улусе полностью комплектует все библиотеки района, централизованно делает заказы, составляет сводные каталоги, обрабатывает их и оснащает свои подведомственные библиотеки. Сельский библиотекарь просто получает уже обработанные книги, которые можно сразу предлагать читателю.

— Сельские библиотеки работают по-старинке?

— Большинство сельских библиотек автоматизированы. 63 процента республиканских библиотек подключены к интернету. У нас была очень хорошая программа по информатизации библиотек, благодаря которой мы поэтапно информатизировали республиканские библиотеки, центральные, улусные, городские библиотеки и сельские. Мы создали более ста с лишним сельских модельных библиотек, где читатель может получить доступ не только к традиционным фондам, но и к электронным каталогам. Более того – в перспективе читатель в библиотеке должен получить доступ к электронным государственным и муниципальным услугам. Сейчас мы работаем над созданием единой информационной библиографической системы республики. Мы ее называем «корпоративная сеть». Специалисты составляют сводные каталоги, все делается с помощью компьютеров. В итоге мы должны получить единую сеть, в которой видна судьба каждой книги. Можно будет просто открыть и посмотреть, в какой библиотеке и в каких количествах есть та или иная книга. И если в расположенной рядом с читателем библиотеке ее нет, можно оформить заказ и получить ее.

— Получается каждая книга на учете?

— Именно так. Не сходя с этого места, я точно могу сказать, где есть, например книги Татьяны Устиновой. В Якутской ЦБС, Алданской ЦБС и так далее. И это могу сделать не только я, но и читатель.

— Как вы пришли к пониманию того, что необходимо создавать единую информационную систему?

— Внедрение информационных технологий происходит по всем направлениям, а мы всегда идем в ногу со временем. Когда рухнул железный занавес, появилась возможность обмена опытом с зарубежными коллегами, возможность выезжать и обучаться. Все эти годы мы учились, где только можно. Специалисты стажировались в разных странах, потом отчитывались перед нами, рассказывали о новых идеях, замыслах. Вот так постепенно мы смогли не только прийти пониманию необходимости создания единой информационной сети, но и внедрить ее. Национальная библиотека республики вошла в Сводный каталог библиотек России, более того – мы являемся опорной библиотекой этого каталога. Все это – результат многолетнего труда. При этом важно, что у нас развивается не только Национальная библиотека, но и все библиотеки республики. К сожалению, во многих регионах это не так.

— Значит, в целом все в порядке, всего хватает – и идей, и ресурсов?

— Я считаю, что у нас должна быть государственная библиотечная политика. Вот чего нам не хватает. Раньше это было, сейчас, к сожалению, — в наименьшей мере. Каждый решает свои проблемы. Федеральные библиотеки – свои, региональные – свои. Нужно изменять законодательство, потому что основной закон о библиотечном деле устарел. И этим должно заниматься государство, защищать библиотеки, потому что в культуре единственным бесплатным учреждением на сегодняшний день является библиотека. Кстати, наша республика в 1994 году на несколько месяцев раньше приняла закон о библиотечном деле, чем федералы. В нем мы предусмотрели надбавки за непрерывный стаж работы. В России нет больше такого закона. Нас тогда очень благодарили коллеги со всех концов страны. Они брали наш закон, как щит, и шли с ним к главам регионов и говорили: «Почему у якутов есть такой закон, а у нас нет?». В итоге руководители указами или распоряжениями установили надбавки. Так что благодаря нам библиотекари России получают повышенную заработную плату. И между прочим, во время обсуждения нашего проекта закона на заседании правительства были споры, многим казалось бессмысленным принимать закон о библиотечном деле, сторонников у нас было немного. Но в их числе был тогдашний председатель правительства Вячеслав Штыров, благодаря его поддержке мы все-таки получили добро на принятие закона. А защищал его в Ил Тумэне тогда еще молодой парламентарий Александр Жирков.

— Самый больной вопрос для многих отраслей – кадровый. Где учат библиотекарей республики?

— Мы, можно сказать, сами их готовим — сотрудничаем с Государственным Арктическим институтом. Преподаем там и уже в процессе учебы подбираем кадры. Приглашаем их на практику, а потом, по окончании вуза – на работу. Это очень удобная и действенная система. И, кстати, у нас в республике с кадрами никогда особых проблем не было. Раньше многие обучались за пределами республики, а сейчас у нас есть свой институт. Я вообще считаю, что у нас хорошо работает библиотечная система, потому что кадры работают квалифицированные, профессиональные и работают долго, многие – всю жизнь.

Кризисы и юбилеи

— В Национальной библиотеке вы работаете с 1975 года, в этом году у вас своеобразный юбилей.

— Начнем с того, что в этом году исполняется 90 лет самой Национальной библиотеке республики. Отмечать юбилей по традиции мы будем осенью. В этом году 25 лет, как я являюсь директором национальной библиотеки, а осенью будет 40 лет, как я вообще работаю в этой библиотеке. Для меня эти 25 лет пролетели очень быстро. Сама удивляюсь этому…

— В свое время вас выбрали директором. Когда была введена выборная система и с какой целью?

— Выборная система у нас не сложилась. Выборы директора у нас были на волне перестройки. Это было в 1989 году. Такая в обществе царила атмосфера, что и в нашем коллективе было принято решение о выборах директора. В выборах участвовало три человека. У меня к тому времени уже был восьмилетний опыт заместителя руководителя библиотеки. И вообще, я считаю, что руководителя нужно грамотно и долго готовить к ответственной должности. Участники выборов подготовили программы, выступали с ними перед коллективом. Я тогда выступила с идеей из нашей Якутской научной республиканской библиотеки имени А.С. Пушкина создать Национальную библиотеку Республики Саха (Якутия). Голосование шло в актовом зале. Выбрали председателя мандатной комиссии, секретаря, счетную комиссию – в общем, все честь по чести.. Большая часть коллектива тогда проголосовала за меня. Не знаю, рада была я или нет. Готова была – это да, но тогда было такое время – было ясно, что будет трудно. Спустя время все изменилось и директор Национальной библиотеки стал назначаться указом президента республики.

— Будучи директором библиотеки, вам приходилось решать самые разнообразные вопросы в кризис начала девяностых, конца девяностых, 2008 года и вот в 2015-ом начался новый кризис. Как вы справляетесь?

— Всю жизнь, сколько работаю, мы находимся в кризисе (смеется, — авт). Можно сказать, уже привыкли. А если серьезно, у нас очень стабильный и понимающий коллектив, который имеет свои высокие нравственные принципы. Это люди, которые преданы своей профессии. Конечно, трудности есть, финансирование программ урезается. К сожалению, прекратилась программа софинансирования строительства зданий – у нас для строительства нового здания Национальной библиотеки есть и земля, и проект, но средств сегодня, к сожалению, на строительство нет. Но все равно, несмотря на кризисы, мы справляемся. Тем более, что всегда нас старалось поддерживать правительство и президенты.

— Валентина Андреевна, а насколько сегодня вообще актуальны библиотеки? Все в принципе можно скачать из интернета…

— У нас есть небольшой отток читателей. Физических лиц, как мы говорим. Если говорить о Национальной библиотеке, то мы держимся на цифре 30 тысяч человек в год. Но тем не менее растет количество «виртуальных лиц», которые регулярно заходят на сайт библиотеки, пользуются ее услугами – более 180 тысяч посещений в год. Причем, не только из республики, но из ближнего и дальнего зарубежья. Сейчас мы думаем над тем, чтобы обеспечить читателям англоязычный перевод.

— Давайте представим себе, что мы оказались году так… в 2215-ом. Вы видите в этом далеком будущем библиотеки в их традиционном виде?

— Наша профессия очень консервативная и древняя. Библиотекари как и библиотеки были всегда. Я уверена, что они и дальше будут. Академик Дмитрий Сергеевич Лихачев сказал, что если на земле сохранится хотя бы одна библиотека, то цивилизация будет восстановлена. Поэтому я убеждена, что библиотеки были, есть и будут. Другой вопрос – какие они будут. Ведь и книги меняются. В древности книги были в виде глиняных табличек, берестяных грамот, папирусов и так далее. Книга в современном ее понимании существует уже более пяти веков. Сегодня появились электронные книги. Поэтому, возможно, в будущем книга будет выглядеть иначе. Формы книг и библиотек могут видоизменяться. Но даже в этом случае книги в их сегодняшнем понимании останутся. Они могут храниться тысячелетиями и именно в них содержится вся память о народах, о нациях, о времени, о нас с вами… В вечности мы останемся в книгах.

Ольга Фомина.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here