В рядах Совета Федерации заговорили о необходимости смены экономической модели развития страны. Так на площадке Временной комиссии по мониторингу экономического развития приступили к подготовке доклада о неотложных мерах в российской экономике и написанию необходимых законопроектов. В качестве одной из главных задач ставится определение стратегических целей, исходя из которых “за счет поступательных движений” можно будет формировать новый экономический уклад, отличный от нынешнего “компрадорского”. 

“Мы должны констатировать проблемы и предложить их решения. Диагностировать состояние экономики смысла нет никакого – оно очевидно”, – заявляет член Совета Федерации Сергей Калашников.

Член комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, член Временной комиссии Совета Федерации по мониторингу экономического развития Вячеслав Штыров подчеркивает, что приоритетные задачи “должны быть сформулированы и поставлены”. Министерство экономического развития, по его словам, с ролью стратега не справляется и неэффективно в качестве отдельной структурной единицы в правительстве. Этот орган не может сформулировать концептуальные вопросы развития страны, добавил он. “Министерство экономического развития – это не справочное бюро или бюро прогнозов погоды, это главный экономический штаб, который должен определить цели, которые мы должны достичь”, – сказал Штыров.

Вместе с тем экономика РФ все более деградирует и с отраслевой точки зрения, и с точки зрения структуры занятости, констатировали представители верхней палаты парламента.

Временная комиссия создана как раз для рассмотрения подходов развития. “Надо определять модель развития экономики. Мы работаем в рамках капиталистической экономической формации. Но существуют разные модели самого капитализма – англосаксонская, европейско-континентальная, азиатская. Каждая отличается механизмами. В России стихийно сложилась в начале 1992 г. модель, которую многие называют компрадорская. Во многом это похоже на правду“, – пояснил Штыров.

В ходе пресс-конференции в Москве сенаторы представили свое видение и отдельные элементы готовящегося доклада об экономической политике в стране.

В рамках программы выделено три блока, рассказал Калашников. Первый из них связан со стабильностью и социальной удовлетворенностью в обществе.

Во-первых, комиссия констатировала, что даже работающие структуры в условиях неопределенности не могут развиваться. “Малый бизнес загладили по головке так, что он пугается и точно не приближается к развитию. В этой связи давайте объявим мораторий на 10 лет, который позволит не применять никаких нововведений по отношению к малым предприятиям”, – предложил он.

Пермская компания нефтяного машиностроения, завод, промышленность, машиностроение|Фото: zavodfoto

Стабильность, как отметил Калашников, может достигаться и тем, чтобы заработал закон о стратегическом планировании. Инициатива была принята в 2014 г., однако до сих пор она “недееспособна”. “Речь идет не о возрождении госплана, а об определении целей”, – добавил сенатор.

Необходимым в Совфеде также считают наведение порядка с финансовым обеспечением переданных субъектам полномочий. “В 2005 г. их было 46, на сегодняшний день – 103. Никто не может ответить на вопрос, сколько они стоят. Теоретически федеральный бюджет должен компенсировать затраты, чего не происходит. Более того, создана система, которая загоняет регионы в долговые обязательства”, – прокомментировал он.

Упоминается в докладе и важность валютного регулирования. “Самый большой парадокс существующей модели – спекулятивное бездумное валютное регулирование. Мы открыли все возможные пути для вывоза капитала… Мы ввергли всю страну в ситуацию с волатильностью рубля. Люди точно должны знать, как рубль соотносится с долларом на долгую перспективу”, – сказал Калашников.

Второй блок посвящен вопросам модернизации производства. По словам сенатора, в этом направлении, несмотря на многочисленные разговоры, ничего не делается. Комиссия же предлагает воссоздать госкомитет науки и техники. “Должен быть госорган, который находится в высокой властной позиции, способный реализовывать программу научно-технического развития”, – считает он.

Обратил внимание Калашников и на политику Центрального банка РФ, которая, по его словам, только способствует “размножению” спекулятивной экономики. “Необходимо менять ключевую ставку Центробанка. Мы идем поперек всего мира”, – сказал он. Сенатор также назвал абсурдом недавнее заявление главы ЦБ о том, что “снижение покупательной способности населения способствует промышленному развитию”.

Сейчас наша экономика стала абсолютно сырьевой, и в пределах цикла наша промышленность и структура экономики все больше деградируют, продолжил Штыров. Россия должна в качестве приоритета ставить получение интеллектуальной ренты, отметил он. Советский Союз мог создать любую продукцию, которую выпускали в мире. Сейчас же мы отстаем по многим направлениям. Вместе с тем потенциал развития по ряду из них все же остается высоким. Как отметил член комиссии, из 50 видов современных технологий по 15 мы пока занимаем ведущие места. “Надо попытаться создать многоотраслевую экономику, основанную на передовых отраслях. Мы должны определить генеральные направления, по которым мы должны создавать прорывы. Очевидно, что мы не можем повторить путь СССР. У нас уже не те ресурсы. Необходимо воссоздать систему стратегического планирования”, – прокомментировал он.

Глазьев, Путин|Фото:

В представленном докладе есть ответ и на вопрос о том, как финансово обеспечить эти предложения. Во-первых, в качестве возможного денежного канала можно рассмотреть создание чисто инвестиционных банков, уверены авторы программы. “Всего в обороте банков в 2015 г. – 78 трлн руб. Из них на финансирование инвестиционных проектов потрачено 1,5%. Для чего нам такая банковская система, если она не решает задачу финансирования производства?” – задается вопросом Калашников. Во-вторых, можно воспользоваться средствами граждан. “На руках у населения, по разным оценкам, 31-33 трлн руб. У населения деньги есть, многие из них в твердой валюте. Но готово ли население отдать эти деньги на развитие производства? Нет. Значит нужна система доверия и гарантий, что вложенные деньги будут работать”, – подчеркнул сенатор. Наконец, по его словам, совершенно назрела тема введения прогрессивной шкалы НДФЛ, которая может принести в бюджет дополнительно 4 трлн руб.

“Можно также обложить налогами переводы денег за границу, тогда мы можем иметь определенный резерв. Кудрин – прекрасный финансист, половину бюджетных средств изымал на свои фонды, мотивируя это тем, что у нас, возможно, голландская болезнь, и денег слишком много”, – добавил, в свою очередь, Штыров.

В Совфеде подтвердили, что предложения Столыпинского клуба во многом пересекаются с тем, что предлагает Временная комиссия. Это составляет некую альтернативу тому, что предлагают либеральные реформаторы. “То, что озвучил ЦБ и Кудрин – не систематизировано, поэтому и сложно комментировать. Речь все же идет о том, чтобы сохранить статус-кво сегодняшнего дня. Между нашей программой и планом Столыпинского клуба есть расхождения… Мы должны учитывать комплексный эффект от любых точечных решений. Но мы должны понимать, что мы не имеем реальных возможностей построить эффективную модель. Поэтому важно определить стратегию развития и разбить на несколько блоков, решая в рамках малой системы комплекс проблем”, – отметил Калашников.

При этом в комиссии понимают, что исход “борьбы” экономических курсов может быть разный. “За 25 лет воспроизведена огромная когорта людей, которые догматически мыслят в рамках тех либеральных абстрактных принципов, которые не подтверждаются жизнью. Мы бьемся жизнью в теоретические надуманные концепты. На сегодняшний день весь экономический блок правительства – это именно ученики этих догм. Это не означает, что не победят те, кто считает необходимым спрятать голову в песок и ждать, что будет. Все возможно”, – сказал Калашников.

Тем не менее стратегическое видение общей ситуации, изложенное в докладе, может “внести определенную лепту в дискуссию в обществе, которая уже началась и которая, безусловно, приведет к изменениям”. Для большего эффекта от “имени” комиссии будет подготовлен ряд законопроектов. Так, сейчас идет работа над усовершенствованием законов о потребительской, сельскохозяйственной и финансовой кооперации. “Пока же ни один из них не работает. Тогда как очевидно, что в сельском хозяйстве без поднятия кооперативных механизмов ничего сделать нельзя”, – убежден сенатор. Кроме того, Совфед вновь будет поднимать вопрос об инициации закона об обязательной продаже экспортной выручки предприятий.

“Это не означает, что они пройдут при ситуации, сложившейся в Федеральном Собрании, которое слилось в экстазе любви с правительством. Многие законопроекты пройти не могут. Но их наличие – формирование определенного мнения”, – резюмировал Калашников.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here