«Алмазная» тема в последнее время стала особенно популярной. Напряжение ей прида7. В АЛМАЗОДОБЫЧЕ ДОЛЖЕН РАБОТАТЬ ТОЛЬКО ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ КАПИТАЛ_image002ют и затянувшиеся переговоры с алмазной монополией «Де Бирс» по новому соглашению (прежнее-то заканчивается 31 декабря!), и дискуссия вокруг программы развития алмазо-бриллиантового комплекса, и усиление приватизационных посягательств на акционерную компанию «Алмазы России – Саха», и нелегкий путь в парламенте закона по драгоценным металлам и драгоценным камням. Но все эти проблемы – всего лишь разные ипостаси единственной и главной. И называется она: собственность. Кому должны принадлежать добываемые в якутской вечной мерзлоте невзрачные на первый взгляд, но самые дорогие камни? Кому приносить прибыль? Развитию чьей экономики содействовать?

Практически единогласное принятие Думой в третьем чтении упомянутого закона придает ситуации новое звучание. С этого и началась беседа президента компании «Алмазы России – Саха» и вице-президента Якутии Вячеслава Штырова с обозревателем «ДМ» Ларисой Ильиной.

– Хочется поздравить компанию АРС с принятием Думой закона в такой редакции, которая отвечает интересам отечественного производителя. Читатели «ДМ» знают о вкладе компании и вашем лично в этот успех.

– Да, закон чрезвычайно важен для всех добытчиков, поскольку в нем говорится, что производитель является собственником произведенной продукции – алмазов, золота, которые он добыл на основании лицензии. Особенно большой удачей принятие закона можно считать для золотодобывающих компаний. У «алмазников» для нормальной работы хоть и шаткая юридическая основа, но была, а золотодобывающие предприятия работали на основании инструкций тридцатых-пятидесятых годов, когда в стране устанавливалась жесточайшая государственная монополия на золото. Теперь у них появляется возможность выбора, как поступить со своей продукцией, куда и как ее продать, что наверняка стимулирует процесс технического перевооружения отрасли.

7. В АЛМАЗОДОБЫЧЕ ДОЛЖЕН РАБОТАТЬ ТОЛЬКО ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ КАПИТАЛ_image004

Кроме того, в законе закреплено право субъектов Федерации – независимо от того, добывающие они или нет – иметь свои государственные фонды под контролем федеральных органов. Это даст им возможность и развивать, скажем, свою гранильную и ювелирную промышленность, и осуществлять различные инвестиционные проекты, поскольку драгоценные камни и металлы как высоколиквидные материалы можно использовать в качестве залога при получении банковских кредитов. Ведь сейчас практически невозможно получить инвестиционный кредит для развития производства – отечественный финансовый рынок скуден и неразвит, зарубежные кредиторы требуют надежного обеспечения. Был в стране такой период, когда все – и здания, и сооружения – закладывали по три раза подряд, но теперь и на это никто не соглашается, а требует высоколиквидный материал, который в случае не возврата кредита мог бы быть использован.

Я сужу об этом не абстрактно, а на примере Якутии. То, что республика получила право использовать какую-то часть добываемых в ней драгоценных камней, способствовало развитию местной гранильной промышленности. Те запасы золота, которые образовались, когда президент РФ разрешал золотодобывающим регионам часть металла оставлять у себя, используются не для того, чтобы просто пополнить бюджет за счет их продажи, а именно идут на инвестиционные проекты.

С другой стороны, в законе есть все необходимое для того, чтобы сохранить интересы государства. Там сказано, что все сокровища недр – собственность государства, а не каких-то структур, которые сумели захватить тот или иной участок. Во-вторых, там прямо говорится, что государство обладает правом первой покупки этой продукции – сначала федеральные органы, потом субъекты Федерации. И только потом производитель может выходить на свободный рынок.

– Закон будет способствовать восстановлению отечественной золотодобычи и пополнению оскудевшего российского запаса?

– Со времен краха Бреттон-вудской системы мир убеждают в том, что наличие в резервах драгоценных металлов и камней не имеет никакого значения для финансового положения государства, поскольку они не более чем самый обычный товар. Особенно настойчиво эту точку зрения проповедовали американцы, которые заявляли, что доллар обеспечен всем национальным богатством США. Но жизнь заставила скорректировать эти взгляды, потому что во всякой экстремальной ситуации оказывалось, что самое ликвидное платежное средство – это золото. И государству необходимо иметь его запас. Не случайно те же американцы держат в казне примерно 15 тысяч тонн.

– А Россия, последним данным Центробанка, всего 115 тонн.

– Конечно, это неадекватно мало. Так что какие-то закупки государством должны делаться. Другое дело, что в современных условиях потерял всякий смысл государственный бизнес на этом деле. В советские времена он строился на своеобразном формировании цен: у товаропроизводителя покупали по планово-расчетной цене, а продать можно было значительно дороже. А теперь что же: государство должно купить по мировой цене и продать по мировой цене? Какой смысл? Значит, не нужно выделять из бюджета деньги на закупки для коммерческих целей, а покупать следует ровно столько, сколько необходимо для стратегических нужд государства.

– Видимо, одной из таких нужд считается выплата пенсий в ноябре, если судить по распоряжению Президента РФ о продаже драгоценных металлов из федеральных фондов для покрытия задолженности государства перед пенсионерами.

Думаю, что такие проблемы надо решать в другом русле – дав стимулы нормальной работе экономики. Тогда будут доходы и для социальной сферы. Одномоментная акция ничего не даст. Едва ли стоит расходовать национальное достояние, которое накапливалось десятилетиями, для текущих нужд.

– Я знаю, что новому закону пришлось преодолеть сильное сопротивление. В частности, в Комдрагмете РФ.

– В руководстве Комдрагмета есть люди, которые предлагают покупать у производителя дешевле и продавать дороже, а разницу направлять на развитие гранильного производства России. Другая разновидность этой идеи – добытчики должны продавать свою продукцию отечественным предприятиям дешевле, чем за рубеж, потому что это якобы даст им конкурентные преимущества. Три года алмазодобыча работала в таком режиме, и к чему это привело? Гранильные предприятия потеряли стимул развивать собственное производство, и некоторые из них просто перешли на спекулятивные сделки. Я даже знаю такие предприятия, которые имеют фиктивное производство только для того, чтобы получить лицензию на покупку алмазов. Они приобрели станки, наняли одного – двух рабочих, а на самом деле просто перепродают сырье за границу. Есть обкатанные схемы, как их переправить, как оформить документы, чтобы никто не придрался… Скидкой в цене воспользовались в основном совместные предприятия (у отечественных просто нет денег для таких сделок), которые фактически вывозят часть прибыли, по праву принадлежащей России.

Словом, и наш опыт, и мировая практика (скажем, в Южной Африке) показывают, что при ценовой преференции гранильное предприятие теряет интерес к развитию нормального производства. Перерабатывающую промышленность, надо поддерживать через упорядоченную налоговую систему, через государственное содействие при внедрении новых технологий, обучении кадров, а не скидками цен на сырье.

Компания “Алмазы России – Саха” отдает себе отчет в том, что она несет ответственность за развитие отечественной гранильной и ювелирной промышленности. Поэтому мы предлагаем создать на базе гранильных заводов в Москве, Барнауле, Смоленске финансово-промышленную группу с нашим участием, которая занималась бы доведением нашей продукции до конечной стадии.

– То есть вы их как бы интегрируете в структуру компании и выстраиваете производственную цепочку “от карьера до ювелирного магазина”. А гранильщики – то соглашаются?

– У заводов разная ситуация, и отношение к этой идее может быть разным. Но главное в том, что мы не отказываемся от поддержки отечественных гранильных заводов и считаем, что она могла бы быть наиболее эффективной, если бы мы действовали в рамках единой системы. Форма ФПГ, с одной стороны, позволяет предприятиям сохранять достаточную самостоятельность, а, с другой, мы можем помогать им капиталами, продвижением продукции на рынок и т.д.

7. В АЛМАЗОДОБЫЧЕ ДОЛЖЕН РАБОТАТЬ ТОЛЬКО ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ КАПИТАЛ_image006

– А как собирается выстраивать свою финансовую политику сама компания АРС? Ведь еще летом на заседании Наблюдательного совета руководство компании подвергалось изрядной критике со стороны некоторых его членов. Есть причина для этой критики?

– Причина была чисто внешняя: мол, компания взяла много кредитов, не имеет достаточного объема свободных денежных средств, которые должны распределяться в виде дивидендов среди акционеров и т.п. На самом деле АРС остается высокоприбыльным предприятием: в 1995 году мы получим около полутора триллионов рублей чистой прибыли. Но вся эта прибыль направляется на определенные цели. Треть пойдет на содержание гигантского коммунально-социального хозяйства, которое исторически сложилось в районах добычи. А остальная часть направляется на инвестиционные нужды – сооружение ГОК “Юбилейный”, разработку нефтяных месторождений и др. При оценке деятельности таких крупных производственных компаний надо мыслить категориями не одного года. С вводом в строй новых объектов начинает высвобождаться прибыль, и общая финансовая картина меняется.

Такие крупные работы невозможно осуществлять только из собственных средств. Как в мире говорят, есть три источника инвестиций: собственные средства, заемный капитал и работа на рынке ценных бумаг. Кредитный рынок у нас в стране еще не сложился, зарубежные кредиты, как правило, связанные. Вот и получается, что мы должны освоить новые виды деятельности на мировых денежных рынках и рынках ценных бумаг.

– Но, кажется, компанию не поощряют к выходу на западные биржи, а предлагают продать гос пакет акций на российском фондовом рынке.

– Пока это вообще невозможно: мы компания закрытого типа, и для каких-либо изменений требуется решение общего собрания акционеров. Но тем не менее мы попали в списке тех предприятий, пакет акций которых банки хотели бы взять в управление, предоставив кредит правительству.

– Имеется в виду известная “семерка” банков?

– “Восьмерка” во главе с ОНЭКСИМ – банком. Мы убедили правительство, что этого не надо делать, потому что мы имеем очень высокий показатель по прибыли, так что банки будут больше интересоваться этой прибылью, а не вводом в строй нового комбината. Кроме того, есть сведения, что некоторые банки получили как бы заказ из-за границы на приобретение акций нашего предприятия. Представьте: банки получат акции АРС за кредит, которые они дадут правительству, а став хозяевами пакета, могут его перепродать. Например, той английской фирме, которая еще летом обращалась в Госкомимущество с предложением купить гос пакет наших акции (32 %) за 1-2 миллиарда долларов. И. надо сказать, встретила там определенную поддержку. Между прочим, фирма эта тоже не сама по себе действует, а, как мы знаем, получила заказ от крупной компании, нашего конкурента. Такая тактика не нова.

Знаете, как получилось с Архангельским месторождением? Нам достоверно известно о внедрении туда иностранных компаний через отечественные структуры.

7. В АЛМАЗОДОБЫЧЕ ДОЛЖЕН РАБОТАТЬ ТОЛЬКО ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ КАПИТАЛ_image008

– Ну а с точки зрения интересов отечества есть какой-то смысл в такой приватизации?

– Конечно, нет! Ведь инвестиции в алмазы очень эффективны. Скажем, все капиталовложения в рудник “Мир” – с новым городом, с дорогами, с Вилюйской ГЭС в придачу – окупились меньше чем за пять лет. “Удачный” окупился вообще в два года, а потом пошла чистая прибыль. Можно ли отдавать такое богатство в руки зарубежного капитала, который вложит средства один раз, а потом десятилетия будет получать прибыль? Мы готовы пустить инвестора в любой инфраструктурный проект, но не в алмазодобычу, где должен присутствовать только российский капитал.

– Вопрос на тему, которая многих будет занимать, по крайней мере, до конца года, – переговоры о новом соглашении с “Де Бирс”. Принятый Думой закон дает вам какие-то новые полномочия?

– Дает, поскольку узаконивает само существование компании как субъекта переговоров. До сих пор мы действовали как бы по чьему-то поручению. А являясь собственниками алмазов, мы ведем переговоры о сбыте собственной продукции. Но мы прекрасно понимаем, что алмазы – национальное достояние и государство должно торговлю ими контролировать. Разумно было бы, если бы какой-то правительственный орган, не являясь непосредственным участником переговоров, был бы нашим консультантом и контролером. Но пока, как вы знаете, всякое движение заморожено с августа. Мы не можем договориться с “Де Бирс” об объеме продаж, поскольку не знаем, будет ли закупать алмазы госфонд и в каком объеме. Так что все равно требуется какое-то правительственное решение о возобновлении переговоров. Время уже не ждет. Мы надеемся, что в ближайшие дни вопрос решится.

– Произойдут ли перемены в формах торговли?

– Мы считаем, что торговля нашими алмазами должна идти не в Лондоне, а в Москве и Якутске. “Де Бирс” настаивает на том, что мы должны продавать ей 100 % своей добычи, а российские предприятия будут покупать сырье уже у нее. Но мы на это никогда не пойдем. Мы думаем договориться о разделении рынка: часть будем продавать “Де Бирс”, а другую часть- на нашем внутреннем рынке. Но цены должны быть всюду одинаковые, чтобы не было соблазна перетока алмазов и присвоения прибыли перекупщиками. И внутри России мы хотим работать по той же схеме, которую выработала “Де Бирс” в мире: через единственный канал нашей сбытовой организации камни будут продаваться на первичном рынке некоторым гранильным предприятиям как сайтхолдерам (заводы в Москве, Смоленске, Барнауле явно заслуживают такой статус, а среди СП надо выбрать те, которые занимаются реальным производством в России), а затем ненужное им сырье эти предприятия буду сбывать на вторичном рынке через систему бирж. Будет, как минимум, две биржи – в Якутске и Москве. Так что российские предприятия получат право первой покупки. Кстати, в законе даже содержится описание такой торговли через биржи.

И на такую систему сбыта мы рассчитываем перейти уже в будущем году.

«Деловой мир», 29 ноября 1995 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here