Приближающаяся юбилейная дата празднования Победы в Великой отечественной войне заставляет вновь и вновь задумываться о прошлом и настоящем. Как будто появляется возможность в буквальном смысле сверить часы и сквозь призму победы наших отцов, дедов и прадедов посмотреть на то, как и чем живет сегодня страна. И достойна ли эта жизнь великого подвига наших предков.

История, как известно, не терпит сослагательного наклонения. И все же… О видении исторических событий, симпатиях и антипатиях к историческим фигурам – в продолжении большого интервью Государственного советника Республики Саха (Якутия) Вячеслава Штырова на портале SakhaNews.

– Вячеслав Анатольевич, вы посмотрели музей “Россия – моя история”. Как вам такая подача истории, в том числе для молодого поколения?

– Должен сказать, что мне понравился этот музей, он современный, интерактивный и познавательный. Причем в отличие от других подобных музеев, здесь все выстроено в логические цепочки. Если взять, допустим, историю российского государства по отдельным периодам, важным событиям, то благодаря музею можно узнать много чего нового.

К истории у россиян традиционно большой интерес, многие люди прекрасно знают историю России, нашей республики. Но все равно есть много деталей, тонкостей, которые позволяют с одной стороны лучше понять исторические события, а с другой – пробуждают еще больший интерес к ним. Мне кажется, если здесь походить, можно сдавать запросто любой экзамен, в том числе и кандидатский минимум. Поэтому это замечательный музей и очень хорошо, что он у нас появился в Якутии и, я думаю, он повлияет на то, чтобы молодежь стала больше интересоваться историей.

А почему вообще нужна история? Есть неоднократно высказанная многими великими людьми мысль о том, что кто хозяин прошлого, тот хозяин будущего. Иными словами, кто хорошо знает причинно-следственные связи и понимает, почему происходили те или иные события, во-первых, может учитывать этот опыт и не повторять совершенных ошибок, а во-вторых, может предсказать, в каком направлении будут развиваться события. Поэтому это чрезвычайно важно.

– Какая историческая личность и историческая эпоха по духу, по делам вам ближе?

– Если говорить об исторических эпохах, то как-то так получилось, что с самой юности меня интересовал период возникновения Русского государства, Средневековье, первые князья, Рюрики, становление Киевской Руси и все, что там происходило. Мне также интересна в более широком контексте история не только с традиционной точки зрения – взаимоотношений с Западом, а прежде всего – как сказалось на России, на становлении государственности нашей страны, на русской культуре, на нашем менталитете, общение с Востоком. Потому что традиционный взгляд на Восток, как на нечто такое отсталое, где кроме Китая никаких проблесков цивилизации не было, неверен. Просто от кочевых народов, которые занимали огромные территории от Желтого моря до Венгерской пушты, остались другие артефакты. Если на Западе были каменные сооружения, замки, то здесь использовались деревянные или иные материалы, которые в то время были достаточно прогрессивными и полезными. Просто они недолговечны и от них ничего не сохранилось.

А многие вещи, которые получила Киевская Русь от восточных соседей, в том числе находясь в составе Золотой орды, сохранились до сих пор. Просто мы не придаем этому значения. Например, почта – она тогда была образована и сейчас существует примерно в том виде, как и во времена Чингисхана. Или, например, налоговая система и система учета населения. Говорят, что первая перепись населения в нашей стране произошла в 1897 году. Ничего подобного – уже в 13 веке были переписаны все хозяйства и люди. Да и много слов было заимствовано с Востока, элементов одежды, образ мысли, поведения. И это не отсталость реакционная, как считают европейцы, наоборот, это приспособление к природе, истории, событиям, которые происходили.

Взгляд на историю, как на процесс творчества всех народов, которые населяют нашу страну, совместной исторической судьбы, гораздо интереснее, чем упрощенный такой подход. Например, как Россия имела политические и экономические отношения с европейскими странами.

– А историческая личность?

– Меня всегда интересовала и привлекала такая фигура, как князь Олег, или, например, князь Святослав. Это что касается начала нашего государства. А более поздние времена – это, конечно, Иван III. Он как-то незаслуженно находится в тени своих предшественников, Дмитрия Донского, или своих потомков, таких как Иван Грозный. А на самом деле это создатель нашего государства. При нем территория расширилась почти в семь раз и, собственно говоря, появилось государство, которое потом стало одним из самых великих держав на планете.

Важна его созидательная деятельность. Не завоевательная, потому что расширение территории происходило путем колонизации, когда земли присоединялись по экономическим причинам к взаимной выгоде людей, которые их населяли. Было образовано централизованное государство, началось строительство городов, кремлевских стен, например, возродилась Русская Православная церковь как оплот государственности и духовности. Так что это интересный период времени, которому обычно мало уделяется внимания. Все больше в фокусе находятся события, связанные с войнами, трагедиями или победами. А вот такая созидательная деятельность очень важна. И этот дух созидания мы должны постоянно сами в себе поддерживать.

А что касается нашей новейшей истории – я прямо скажу, что моя оценка деятельности Иосифа Виссарионовича Сталина не совпадает с официальной линией. Я считаю, что он очень много сделал для развития нашего государства и сохранения русского народа. А многие вещи, которые ему приписывают, неверны. В частности, все, что написал Солженицын – это чистая ложь. Если мы заглянем в образ мышления этого человека, то убедимся, что это поразительный пример ненависти к русскому народу. А мы его в герои возводим.

– Есть мнение, что история – это субъективная наука. Как вы относитесь к интерпретации событий истории, особенно относительно периода начала 1990-х годов, а также 2000-х годов?

– Как это говорится, большое видится на расстоянии. Поэтому пока что трудно сделать какую-то серьезную аналитику, чтобы дать оценку 90-ым годам, а тем более 2000-ым. Потому что процессы, которые тогда были начаты, еще продолжаются и не завершены. Еще не устоялась экономическая и политическая система в нашей стране. Ранее мы с вами говорили о том, что существуют большие недостатки в самом построении структуры власти. Ее требуется демократизировать, сделать более гибкой, сделать более честной. Поэтому сейчас все еще идет процесс, он не завершен, и мы не можем сказать, к чему он в итоге приведет. Это узнают наши потомки.

А на первый взгляд, если сделать оперативную оценку происходящему, то, конечно же, мне кажется, мы заблудились. Мы не туда пошли в 1991 году.

Хотя история не имеет сослагательного наклонения, но, тем не менее, выбор всегда есть. И все события, которые связаны с деятельностью человека, носят вероятностный характер, потому что очень много субъективного. Это не законы физики, Ньютона, которые выполняются автоматически. Это плод сознательной деятельности человека, поэтому всегда есть выбор. И мы могли сделать другой выбор и превратить быстро нашу страну в одну из ведущих стран мира. Тем более что все предпосылки для этого были.

Это ведь неправда, когда говорят, что Советский Союз был отсталым – ничего подобного. Это было одно из самых развитых государств мира. Часто говорят, что тогда люди жили бедно – двадцатое место мы занимали по уровню жизни в мире, а сейчас – во второй сотне находимся.

Поэтому оперативно можно сказать, что многое сделано неверно, много сделано ошибок и нам надо исправлять их. Мы могли бы быть совсем другим государством.

Маргарита НИФОНТОВА.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here