4. ТРЕБУЕТСЯ ВРЕМЯ_image002Пресс-конференция Президента Якутии В.А. Штырова для журналистов республиканских СМИ 23 февраля 2006 года.

– Последняя неделя была полна громких заявлений по самым разным вопросам: от покупки АК «АЛРОСА» акций «Саханефтегаза» до «политических заказов» на работников мэрии. 23 февраля Президент Республики Саха (Якутия) Вячеслав Штыров расставил все точки над «i», ответив на самые острые вопросы журналистов. Но начал он с подведения итогов прошедшего года и планов на 2006 год.

– Ежегодно в феврале члены Правительства республики получают от Президента персональные поручения. Это те задачи, на которых надо акцентировать внимание и которые должны находиться не только и под особым контролем, но и быть предметом дополнительных усилий конкретного должностного лица. На том же февральском заседании Правительства они отчитываются за задания, полученные в прошлом году. На 2005 год было дано около 200 таких персональных поручений. Подведя итоги, я впервые оценил деятельность Правительства как хорошую. Были выполнены основные показатели и плановые задания, Правительство же стало более целеустремленным и сплоченным.

В прошлом году Российская Федерация перешла на новую систему статистического учета, приближенную к международной. Так, если раньше главным показателем был валовой региональный продукт субъекта Федерации, то теперь за основу берется оборот предприятий. Потому резко увеличилось оценочное значение торговли и других отраслей, связанных с непроизводственной деятельностью. По обороту предприятий мы уступаем Хабаровскому и Приморскому краям, так как там большую долю занимает перепродажа импорта в другие регионы России. У Якутии тоже неплохие показатели по товарообороту, в Дальневосточном федеральном округе мы находимся на третьем месте. Однако мы не считаем этот показатель первостепенным. Думаю, нам нужно ориентироваться всё-таки больше на валовой региональный продукт, который характеризует добавленную стоимость, произведенную в республике. Здесь мы остаемся лидером на Дальнем Востоке и имеем небольшой прирост по сравнению с прошлым годом, несмотря на то, что наша ключевая отрасль, алмазная промышленность, в силу разных причин снизила товарное производство. Это связано с критическим состоянием минерально-сырьевой базы, которую уже нельзя так интенсивно эксплуатировать, как раньше. При таких условиях рост валового регионального продукта означает, что хорошо поработали другие отрасли. Впервые за многие годы начался рост производства собственных товаров народного потребления, есть значительные позитивные сдвиги в нефтяной промышленности, капитальном строительстве. Увеличение валового регионального продукта означает, что мы больше произвели товаров и построили объектов, больше перевезли грузов и оказали услуг. На этой основе возросли доходы населения как в номинальном, так и в реальном исчислении. Значительно увеличился объем прибыли, которую получили наши предприятия. Это дало возможность пополнить бюджет республики и продолжить линию на укрепление социальной сферы. В 2005 году мы ввели 16 новых школ, два спортивных комплекса, причем один из них – в Мегино-Кангаласском улусе, вошел в число лучших в России в сельской местности. Построены два Дворца культуры, новые больничные комплексы. Мы не можем двинуться вперед, если не сможем обеспечить людям условия для саморазвития, чтобы они стали конкурентоспособными, как говорит Президент России. Но важно не только построить современные здания, но и оснастить их. Здесь у нас тоже есть технологические достижения. Некоторые больничные комплексы укомплектованы сейчас не хуже, чем Национальный центр медицины, который является одним из лучших в Российской Федерации.

4. ТРЕБУЕТСЯ ВРЕМЯ_image004

В 2005 году перед Правительством стояла и особая задача – решение транспортных вопросов. Ключ к развитию республики находится в преодолении зависимости от сезонности завоза грузов по нашей главной водной артерии – реке Лена. В этом плане мы серьезно продвинулись вперед:начато строительство железной дороги Томмот-Якутск. По темпам строительства мы опережаемБАМовские и отстаем только от царских времен, когда прокладывался Трансиб. Тогда были непревзойденные до сих пор темпы строительства. Решена задача ликвидации грунтовых разрывов на автодорогах «Колыма» и «Вилюй». Это позволяет нам иметь непрерывную связь между западными районами республики и восточными. Уже сегодня наглядно видно, как изменились транспортные потоки, ощутимы результаты.

Но год принес и свои трудности и сложности. С особой остротой встала давняя проблема – состояние дел в золотодобывающей промышленности. Требуют окончательного решения и вопрос по Эльге, по реструктуризации «Саханефтегаза». Эти задачи не были полностью решены в 2005-м и переходят на этот год.

Что касается деятельности конкретных министерств и ведомств, то я хотел бы отметить значительное улучшение работы ключевых из них. В Министерстве финансов с приходом нового министра Айсена Сергеевича Николаева работа стала более системной, спокойной, ровной. Это очень важно. Очень неплохо поработали министерства имущественных отношений и образования. Наибольшее количество критики досталось на долю министерств науки и профессионального образования, промышленности за невыполнение некоторых плановых показателей.

Какие задания члены Правительства республики получили на 2006 год? Сразу отмечу, что он будет особым, так как предстоит принять решения, которые сыграют большую роль в развитии Якутии на много лет вперед. Это прежде всего, завершение решения спорных с федеральным Правительством имущественных вопросов и выполнение поручения Президента России, которое он дал, находясь в Якутске, о разработке Схемы комплексного развития производительных сил республики на период до 2020 года. На основе этого стратегического документа будет разработан индикативный план на новую пятилетку и целевые республиканские программы. Целевых республиканских программ будет меньше, чем сейчас действует, чтобы сконцентрировать усилия на главных направлениях. Одной из ключевых останется программа развития села, но в ней будут сделаны акценты на переход к созданию условий для развития товарного производства сельскохозяйственной продукции. Пять лет мы занимались тем, что создавали инфраструктуру для села, сеть обслуживающих, перерабатывающих и закупочных производств и предприятий, теперь мы должны, используя эту инфраструктуру, сделать сельское хозяйство более товарным, ориентированным на рынок. Ключевой будет и программа развития транспорта. Необходимо полностью завершить строительство железной дороги до правого берега реки Лена, начать строительство совмещенного моста через реку Лену, продолжить строительство опорной сети автодорог, провести реконструкцию аэропортового хозяйства. Все это создаст фундамент для дальнейшего развития республики.

4. ТРЕБУЕТСЯ ВРЕМЯ_image006

В следующей пятилетке должны заработать наши нефтяные промыслы. Я имею в виду Талаканское и Таас-Юряхскоеместорождения. Будет введен новый золотодобывающий комплекс в Алдане, продолжатся работы по созданию нового горнодобывающего производства в Верхоянье. Это главные задачи, которые позволят нам за следующую пятилетку удвоить валовой региональный продукт и доходы населения. В социальной сфере особое внимание будет уделено общему и профессиональному образованию. В Якутске на базе ЯГУ будет создан университетский комплекс, который, возможно, объединит некоторые из существующих высших учебных заведений. Начнется строительство новых техникумов.

-На этой неделе прозвучали две позиции по вопросу покупки 50-процентного пакета акций «Саханефтегаза» компанией «АЛРОСА». Какова позиция руководства республики?

– Я бы не сказал, что у выступавших по этому вопросу Афанасия Николаевича Максимова и Эрнеста Борисовича Березкина абсолютно две разные позиции. Они говорят об одном и том же, разность только в деталях. Наблюдательный совет «АЛРОСА» проголосовал за то, чтобы алмазная компания купила 50-процентный пакет акций «Саханефтегаза». Почему Правительство республики согласовало такое решение?

4. ТРЕБУЕТСЯ ВРЕМЯ_image008

Я хотел бы вернуться назад, к началу 2002 года. Тогда была объединенная компания «Саханефтегаз», которая имела лицензии на нефтяные месторождения республики и была единственным и главным оператором на рынке нефти и газа с перспективами освоения крупнейших месторождений. Но в то же время деятельность этой компании в тот период никак не могла устраивать Правительство Якутии по двум главным причинам. Во-первых, нас беспокоило то, что «Саханефтегаз» был в глубоко кризисном финансовом положении. По сути он был банкротом, причем не только сам «Саханефтегаз», но и все его дочерние подразделения. Второе: у компании не было стратегического плана. Напомню, что в то время контрольным пакетом акций владел «ЮКОС», а у него были собственные виды на нефтегазовый комплекс Якутии. Отношение к «Саханефтегазу» было как к ресурсу, который когда-нибудь потом понадобится, а сейчас его можно использовать как «дойную корову». Применялась, как и везде в «ЮКОСе», система трансфертного ценообразования. Так, в 2002 году Правительство покупало нефть у «Ленанефтегаза» – главного предприятия «Саханефтегаза», по 2,5 тысячи рублей за тонну, из них «Ленанефтегаз» полторы тысячи отдавал головной компании «ЮКОС» через систему внутрикорпоративных схем и договоров. В результате «Ленанефтегазу» не хватало денег даже на текущую деятельность, и он вынужден был брать кредиты у той же головной компании. То есть заработанные предприятием средства изымались и вновь возвращались ему уже в виде долговой паутины. Были и налоговые проблемы. Система управления была специально крайне запутана. Менеджеры от «ЮКОСа», которые фактически руководили «Саханефтегазом» и его дочками, не находились в штате предприятий, приезжали сюда в командировку. Для них были не важны интересы нашей компании, они служили головному офису «ЮКОСа». Вот простой пример. В Ленске заместитель генерального директора «Ленанефтегаза» одновременно был вице-президентом «Саханефтегаза», таким образом, он с одной стороны был подчинен своему генеральному, а с другой, являлся его начальником. Естественно, такое отношение к делу нас не устраивало. В 2002 году я дважды встречался с Ходорковским, ставил перед ним вопросы прозрачности и честности работы в Якутии, но удовлетворительного ответа не получил. К тому же «ЮКОС» приобрел акции нашего «Саханефтегаза» таким оригинальным способом, что Якутия не получила за них ни копейки. Поэтому мы настаивали возместить их стоимость в любой форме: либо перечислениями в бюджет, либо специальными программами для республики, либо строительством социальных объектов. Но и по этому вопросу решение так и не было принято.

После целой серии переговоров и судебных разбирательств мы согласовали на федеральном уровне передачу лицензии на головное нефтяное месторождение «Саханефтегаза», а значит «ЮКОСа», – Талакан – «Сургутнефтегазу», который на законных основаниях принимал в свое время участие в конкурсе и был согласен выполнить условия, которые не выполнил «ЮКОС». Реализовать это решение на практике было сложной работой, но она сделана. В финале у нас наконец-то появился добросовестныйнедропользователь, связанный лицензионным соглашением.Существует мнение, что мы за Талакан ничего не получили. Это не так. В декабре 2003 года «Сургутнефтегаз» получая лицензию, перечислил в бюджет республики 60 миллионов долларов. Уже помимо этого, 90 миллионов рублей были выделены этой компанией для решения социальных задач в Ленске. Там впервые за несколько лет был построен дом для бюджетников. В 2005 году «Сургутнефтегазом» было направлено 180 миллионов рублей на строительство нового здания Якутской сельскохозяйственной академии. В этом году будут заключены договоры «Сургетнефтегаза» с Ленским улусом и республикой о сотрудничестве в решении социально-экономических вопросов. Что же касается самого промысла на Талакане, то на его создание в 2004 году было направлено 800 миллионов рублей, в 2005 году эта сумма составила три миллиарда, а в 2006 году планируется – шесть миллиардов рублей. Это гарантия того, что в 2008 году промысел начнет свою работу. Когда на этом богатейшем месторождении работал «ЮКОС», мы не только ничего не получили в республику и улус, не только ничего не делалось на месторождении, но мы же должны были дать им ещё и кредит в 300 миллионов долларов. Сравните теперь «ЮКОС» и «Саханефтегаз», почувствуйте разницу. Поэтому мы считаем, что республике обижаться не на что. На нефтяном поприще у нас есть теперь надежныйнедропользователь, который работает по согласованному с республикой плану действий. Есть и ощутимые результаты. Кроме тех, о которых говорилось выше, по нашей договоренности на подряде у «Сургутнефтегаза» работают наши крупные предприятия:Мирнинское авиапредприятие, Ленское объединенное речное пароходство, «Якутскгеофизика», «Ленанефтегаз», около 500якутян обучаются и получат работу непосредственно в структурах самой компании. Так сейчас обстоит дело в нефтяной промышленности.

В газовой промышленности тоже произошли перемены. Создана новая компания «Сахатранснефтегаз». Её собственником является Правительство Якутии. В активы этой компании включены основные газотранспортные магистрали и распределительные газопроводы республики. Для чего это сделано? Во-первых, мы считаем, что транспорт газа это монопольный вид деятельности, который должен находиться под контролем государства, как с точки зрения ценообразования, так и для обеспечения равного доступа газодобывающим предприятиям к газовым магистралям. Кроме того, в экстремальных природно-климатических условиях нашей республики нужен особый контроль за бесперебойной доставкой газа потребителям. Во-вторых, и магистральные, и распределительные газовые сети в Якутии все строились за счет государственных средств. А вот на балансе они находились в «Саханефтегазе». С большой натяжкой с этим ещё можно было мириться, когда «Саханефтегаз» был национальной республиканской компанией. Но когда он перешел под контроль «ЮКОСа», то, по сути дела, государственная собственность оказались в полном распоряжении частной структуры. В честь чего бы это? Потребовались большие усилия, в том числе, участие правоохранительных органов. Но мы вернули в собственность республики созданные за счёт бюджетов разных уровней имущественные активы в газовой отрасли. На их базе и создан «Сахатранснефтегаз». Сегодня это крупное республиканское предприятие с уставным капиталом около 12 миллиардов рублей.

Что же тогда осталось после всего этого в «Саханефтегазе»? Остались: «Ленанефтегаз» и «Якутскгеофизика» как подрядные сервисные организации нефтегазового комплекса; «Якутгазпром» как крупнейшая в республике газодобывающая организация; некоторое имущество на Талакане. Из всего этого самое важное – «Якутгазпром», обеспечивающий добычу газа для всей Центральной Якутии. Но сам его газовый промысел наСредневилюйском месторождении требует развития. Объем необходимых для этого средств оценивается в 100 миллионов долларов. Этих средств у «Саханефтегаза» нет. Он и его подразделения в долгах, как в шелках, по большому счету, – банкроты. Тогда где брать средства? Если из республиканского бюджета, то надо прекращать программу газификации населенных пунктов. Тут или одно, или другое. Вот почему Правительство республики после тщательной оценки ситуации приняло предложение «АЛРОСЫ» о её участии в нефтегазовом комплексе и покупке компанией акций «Саханефтегаза». Надеемся, что «АЛРОСЕ» удастся найти средства для решения его текущих и перспективных задач.

4. ТРЕБУЕТСЯ ВРЕМЯ_image010

– Вячеслав Анатольевич, прокомментируйте заявление мэра Якутска о том, что прошедшие в мэрии аресты – это политический заказ Администрации Президента.

– Мне даже трудно что-нибудь сказать по этому поводу. А как вы себе это представляете? Президент республики или его помощники дали заказ вице-мэру, чтобы он взял взятку, а потом его разоблачили? Какой тут может быть заказ? Для меня, как для Президента республики, эта ситуация – огромная неприятность: в столице республики происходят аресты, выявляются факты взяточничества и коррупции. Ничего хорошего для республики. Поэтому как я могу давать какие-то такие политические заказы? Думаю, что все эти слова от морально-психологического состояния руководства мэрии города Якутска. От страха, если хотите. Как в детском саду, нашкодили и оправдываются ложью. В конце прошлого года мы были с головой поглощены проблемами, связанными с «АЛРОСА», в декабре я находился в Москве. А именно в то время и начались аресты. Да, прокурор республики мне доложил, что выявлены факты хищений и о проводимом расследовании. Я как президент должен быть информирован о том, что происходит в республике. Но по закону прокуратура, судебная система и милиция координируются органами государственной власти только в плане программ, взаимодействуют в области создания условий для борьбы с преступностью. А в оперативную их деятельность я не имею права вмешиваться, не могу давать никаких указаний, кого арестовывать, а кого нет.

Для всех нас всё происшедшее – из ряда вон выходящее событие. Ну что же, если случилось, значит виновные должны быть выявлены и наказаны. А как иначе? О том, что городское хозяйство неблагополучно, что деятельность мэра неэффективна, неоднократно говорилось. Это давно всем известно. В городе сложился тяжелый морально-психологический климат, при котором многие руководители крупных предприятий просто не в состоянии взаимодействовать с мэрией. Поступало много жалоб о том, что есть большие трудности в продвижении малого бизнеса, бюрократизм, взяточничество. Эти вопросы были неоднократным предметом обсуждения с руководством города. Но, к сожалению, мы не смогли добиться перелома в городском хозяйстве. Это факт. И в этом и моя вина как президента. Хотя понятно, что в условиях местного самоуправления мэрия действует самостоятельно.

Дело не в том, что кто-то будет наказан, осужден, а в том, что надо менять всю систему хозяйствования в городе. Возьмем систему ЖКХ. Сейчас руководство мэрии говорит: мы будем поддерживать товарищества собственников жилья, создадим антимонопольную комиссию. А чем вы занимались весь прошлый год? Внедряли монополию, эти знаменитые «Якутские коммунальные системы» («ЯКС»), ради неё уничтожали конкурентов. Это же против реформы ЖКХ! Реформа заключается в том, что каждый гражданин может сам заказать себе услуги, и сам платить тому, кто их предоставляет. Тогда можно добиться качества этих услуг. Это простая схема. Да, она очень сложно реализуется, потому что нужно решать вопросы организационного, экономического и финансового характера, обеспечить социальную защиту людей. Здесь же совершенно другой образ действий. Нашли какого-то паренька, зарегистрировали на него новую компанию «ЯКС» и она стала монополией с уставным капиталом 10 тысяч рублей. Если уж на то пошло, организуй ты этот «ЯКС» открыто, учреди его мэрией, зарегистрируй в Якутске. Напротив, его создают через частных лиц в чужом городе. По сути, это закулисная приватизация городского коммунального бизнеса.

А возьмем Единый расчетный кассовый центр города (ЕРКЦ). Какова функция ЕРКЦ? Собрать все деньги, которые поступают на жилищно-коммунальное хозяйство, в одну кучу и отправить их тем, кто выполняет работу. Надо отдать должное, в последние годы жители Якутска нормально платят. Уровень платежей составляет 96%. Это хороший показатель. Стабилизировалась и бюджетная ситуация. Все, что положено из республиканского бюджета, город получает, плюс сами собирают налоги. Так что ЖКХ должно финансироваться сполна. Всё для этого есть. А на самом деле? Деньги собираются, но не доходят до тех, кто предоставляет услуги. Сегодня ЕРКЦ задолжало 60 миллионов рублей «Якутскэнерго», Водоканалу – 70 или 80 миллионов, «Якутгазпрому». Там работники зарплату из-за этого не получают. Куда делись собранные деньги? Сейчас следствие и даст ответ.

Давайте для интереса возьмем перечень предприятий ЖКХ города с 2002 года и сделаем сводную таблицу: кто выполняет функцию заказчика, кто подрядчика, как они называются, кто их представляет, где находятся в настоящее время. Вы увидите, что каждый год эта система меняется. Долги остаются на старых структурах, а на их месте возникают новые. А что возьмешь, например, с задолжавшего всем «ЯКС», у которого уставный капитал 10 тысяч рублей? И это происходит каждый год, уже превратилось в систему. А за всем этим стоят люди, предприятия, задолженности по зарплате. Для чего это делается и кто это делает? Вы спросите: а что Правительство? В прошлом году, после того как в городе были необоснованно подняты тарифы на услуги ЖКХ, в мэрию было направлено Контрольное управление для проверки. Но проверку не пустили, пришлось обращаться в суд, но и после этого документы полностью представлены не были. А что такого в самом факте проверки? Каждый год мы проверяем разные предприятия. В 2005 году были проверены администрации города Нерюнгри и Вилюйского улуса. Были выявлены недостатки, мы их рассмотрели, подумали, что можно исправить, Правительство приняло необходимые меры. Нормальная работа. А может быть в мэрии есть, что скрывать?

Так что, какая уж тут политика? Тут конюшня авгиева, которую надо разгребать.

-Как вы смотрите на возможность передачи ЖКХ в полномочия местных администраций, как того требует федеральное законодательство? Многие улусы хотели бы взять на себя эти функции.

– Прежде давайте посмотрим, как устроено у нас ЖКХ. Есть функции заказчика и подрядчика, выполняющего работы. Раньше они были соединены в одном. Сейчас заказчиком являются муниципальные образования. Они заказывают услуги и оплачивают выполненную работу подрядчикам. А как устроена система подрядчиков? В крупных городах: Нерюнгри, Якутске, Мирном, Ленске – сами администрации на конкурсной основе выбирают себе <![if !vml]><![endif]>подрядчика. В других населенных пунктах создана централизованная система «ГУП ЖКХ Республики Саха (Якутия)». Это сделано, потому что особенности республики требуют объединения усилий для завоза топлива. Время навигации – всего три месяца. За это время надо мобилизовать финансовые ресурсы, провести тендеры и развести топливо от Усть-Кута до самой крайней точки в Арктике. Добавьте сюда все необходимые материально-технические ресурсы, подготовку к зиме, ремонт котельных и отопительных систем, когда не хватает ремонтных бригад.Способны ли администрации поселений самостоятельно все это сделать? Теоретически – да, практически нет. Эти работы можно выполнить только объединенными усилиями, поэтому подготовка к зиме на огромной территории республики сравнима с военной операцией. Были у нас эксперименты. В свое время первый Президент Якутии Михаил Ефимович Николаев, попробовал дать Булунскому улусу самостоятельность в этом вопросе. Ему выделили средства, расписали, что, когда и как делать. Когда наступила поздняя осень, в улусе не было трех вещей: денег, топлива и первого заместителя главы администрации. Вот и все. И пришлось в авральном порядке завозить топливо самолетом, вертолетом и зимником, чтобы люди не замерзли.

Сегодня необходима масштабная реконструкция ЖКХ, требующая огромных средств. Поэтому пока все средства на ЖКХ централизуются, и шаг за шагом по очереди вводятся в улусах новые объекты. Это требует объединения усилий, но заметьте, заказчиком все равно выступают администрации. Во времени эта система работы трансформируется. На первоначальном этапе своего создания «ГУП ЖКХ Республики Саха (Якутия)» занималось абсолютно всем: тепло, вода, канализация, ремонт, освещение, уборка и всё другое. Теперь, когда система наладилась, стабилизировалась, а с другой стороны, прошла муниципальная реформа, происходит постепенная передача разных видов работ от него к администрациям. ГУП теперь не выполняет ремонт жилья, вывоз мусора, эксплуатацию не связанных со сложными инженерными вопросами объектов. Это делают сами администрации, нанимая на тендере предприятия. Через год-два централизованными останутся только тепло и вода. Ну, а с приходом железной дороги, формированием внутреннего рынка топлива будут сделаны шаги по дальнейшей демонополизации на рынках жилищно-коммунальных услуг.

Некоторые говорят: «ГУП ЖКХ Республики Саха (Якутия)» – убыточное предприятие. Это неверно. Оно прибыльное предприятие, хотя прибыль небольшая. Мы не допускаем ее увеличения за счет роста тарифов. По объему работ и услуг, по численности персонала ГУП входит в пятерку крупнейших предприятий республики. Да, конечно, пришлось повозиться, чтобы его создать. Ничего так просто не бывает. Но когда не получалось, мы не стали его ликвидировать, а на его месте создавать новое. Нет, создали и работаем, шаг за шагом продвигая вперед. Были и кадровые ошибки, были и нарушения, и воровство. Все было. Носегодня это нормальное предприятие, виден и результат его работы.Если в 2001 году мы имели по республике 80 средних и тяжелых аварий систем отопления и водоснабжения, то в прошлом – шесть.

– В ближайшее время предстоит выкуп акций трудового коллектива АК «АЛРОСА».Ваш комментарий.

– Сейчас в соответствии с решением Наблюдательного совета «АЛРОСЫ» идет покупка акций у трудового коллектива в добровольном порядке по цене примерно 12 тысяч долларов за акцию. Как мне сообщили из Мирного, когда людям сказали эту цену, они начали продавать акции очень активно. Только за первый день было продано порядка 80 штук. Раньше теневые структуры покупали акции примерно за шесть тысяч долларов за штуку. Для чего государство покупает акции? Решение об этом принято неспроста. В ходе урегулирования имущественных споров между правительствами России и Якутии было в конечном итоге установлено, что Российская Федерация должна иметь 50% плюс одну акцию «АЛРОСА», а Республика Саха (Якутия) с улусами алмазной провинции – 40%. А как это можно сделать? Мы договорились, что мы внесем спорный имущественный комплекс в уставный капитал компании вместе от имени Федерации и республики так, чтобы довести пропорции владения акций до заданных. Это принципиальная договоренность. Чтобы ее реализовать, нужно было провести оценку самой компании, её акций, имущественного комплекса. Официально пока оценка не утверждена, но мы получили первые прикидки от самых авторитетных оценочных компаний России. Выяснилось, что стоимостиимущественного комплекса не хватает, чтобы при его внесении в уставный капитал «АЛРОСЫ» у федерального Правительства была 50 плюс одна, а у нас 40% акций. Поэтому и возникло предложение о выкупе недостающего числа акций у акционеров – физических лиц.

У трудового коллектива «АЛРОСА» находятся 23% акций. С уверенностью, кому они принадлежат, сказать никто не может, потому что существует, например, система, при которой акции числятся на некоем Иванове, а на самом деле он держит их для какой-нибудь фирмы. По мнению аналитиков компании, из 23% примерно 8% были незаконно скуплены разными структурами. С ними и надо работать в первую очередь. Можно и судиться, потому что покупка была не совсем легитимна. Около 3,5% акций сосредоточены у менеджеров компании. В 1997 году компания была в чрезвычайно тяжелом финансовом положении, и я, как президент компании, обязывал членов Правления «АЛРОСЫ» покупать находящиеся по тем или причинам на балансе компании собственные акции. Мы ставили стол около кассы, и половину зарплаты им выдавали акциями. Тогда многие считали, что никому они не нужны, а денег на зарплату просто не было. При этом я говорил: кто не хочет покупать, тот не верит в будущее компании.Еще около 8% находятся у физических лиц по одной – две акции, которые они получили в момент акционирования «Якуталмаза». Сегодня это наши ветераны. Около 2% «АЛРОСА» могла купить на свои структуры: «Макбанк», Пенсионный фонд и другие. Если хорошо поработать, думаю, 10% можно выкупить, этого хватит для решения задачи.

Иногда говорят, имущественный комплекс уходит, и у республики появляются выпадающие доходы. Конечно это так. Вот почему прежде, чем совместно вносить имущественный комплекс в компанию, был решен вопрос о компенсации республике арендной платы за него. Все необходимые нормативно-правовые документы на федеральном уровне подготовлены. Мы будем получать налог на добычу полезных ископаемых на алмазы, который раньше был федеральным. Часть объектов республиканской социальной и производственной инфраструктуры перейдет на финансирование из бюджета Российской Федерации. «АЛРОСА» будет продолжать направлять в бюджет республики определенные компенсационные суммы на постоянной основе. Общий объем дополнительных средств полностью возмещает наши выпадающие доходы.

– Между руководством «АЛРОСА» и профсоюзом «Профалмаз» возник спор о Пенсионном фонде «Алмазная осень». Какова ваша позиция в этом вопросе?

Я поддерживаю профсоюз «Профалмаз». В данном случае руководство «АЛРОСЫ» неправо. Компания одной из первых в Российской Федерации создала Пенсионный фонд, куда люди перечисляли свои средства. Кроме того, на основании решения, принятого в своё время на собрании акционеров, в фонд на протяжении ряда лет направлялась часть чистой прибыли компании. Пенсионный фонд «Алмазная осень» сыграл революционную роль в стабилизации социально-экономической ситуации в Западной Якутии и компании «АЛРОСА», потому что люди начали верить в свое будущее. Более того, они считают, что одним из главных достижений компании является не высокая зарплата, а Пенсионный фонд. При этом естественно, что, отдавая свои деньги, они хотят, чтобы деятельность фонда была прозрачной. Хотя фонд учреждала «АЛРОСА», долгие годы в его правление, кроме работников компании, входили представители профсоюзов и администрации Мирного, которые могли контролировать доходы и расходы «Алмазной осени». При этом управляющая компания находилась как под контролем Пенсионного фонда, так и «АЛРОСА». Сейчас новое руководство компании решило само руководить фондом без участия профсоюзов. Оно считает, что управляющая компания должна принадлежать только «АЛРОСА», а деньги должны находиться в финансовых институтах, которые обещают больший прирост, даже если высок риск. Естественно, у людей возникает тревога, которую высказывает профсоюз. Они считают, что средства должны находиться под контролем правления фонда. Что плохого в этой позиции? Разве профсоюзы и компания стоят по разные стороны баррикад? Тут руководство компании перегибает палку. Надо пойти навстречу профсоюзам и ради спокойствия людей сохранить ту систему, которая себя уже хорошо зарекомендовала.

– С января этого года республика полностью перешла на местное самоуправление на поселенческом уровне. С какими трудностями мы столкнулись в первые месяцы работы?

– Уже выявился и дает о себе знать целый ряд проблем. Это нехватка специалистов муниципального управления, особенно экономистов, отсутствие в некоторых поселениях отделений связи и Сбербанка, что ограничивает сферу деятельности местного самоуправления, создавая дополнительные трудности. Но это проблемы, понятные, ясные и преодолимые. Это вопросы роста, развития. Но выяснились и другие проблемы, которых мы ожидали, но не думали, что они так быстро проявятся. Они связаны с муниципальными образованиями в таких крупных районах, как Мирный и Нерюнгри. Раньше была одна администрация на весь район, теперь их стало две: городская и районная. В Нерюнгри оба уровня благополучно разделили между собой обязанности и функции, остались довольны и тем, как поделили бюджет. В Мирном же не успели избрать главу городской администрации, как он заявил: «Мне район не указ. Все деньги мне» и начал выселять районную администрацию на межселенную территорию. Конечно, у муниципального образования «Город Мирный» доходов гораздо больше, чем у того же поселка Чернышевский. У них разные структуры экономики. К сожалению, система межбюджетных отношений позволяет одним жить богато, а другим бедно. Но через район надо, как говаривал один классик, делиться. Но я думаю, что не бывает не решаемых вопросов. А потом никогда не бывает, чтобы закон приняли, выборы провели, и все пошло, как по маслу. Требуется время, процесс все равно наладим…

Марина КОЛБАСИНА, «Якутия», 28 февраля 2006 г.

 

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here