В нашей стране отсутствует система целеполагания, нет четко сформулированных, понятных для всех целей и задач. Мы не знаем, в какую сторону двигаться. Причем, это касается абсолютно всего – какую отрасль или сферу деятельности ни возьми. Бессистемное, хаотичное движение приводит к казусам, а порой и катастрофическим последствиям. И совершенно неудивительно, что экономика России находится в разваленном состоянии, которое с каждым днем только ухудшается. Об этом шла речь на пресс-конференции, которая состоялась на площадке МИА «Россия сегодня» с участием председателя Временной комиссии Совета Федерации по мониторингу экономического развития Сергея Калашникова и члена комиссии, сенатора Вячеслава Штырова.

Бессистемность ведет к деградации

Тема пресс-конференции была обозначена как «Новая модель российской экономической политики: взгляд парламентариев». Работа комиссией была проделана большая – в течение десяти заседаний ее члены встречались с ведущими экспертами по экономике и выработали свой взгляд на экономическую ситуацию, который будет изложен в докладе и вынесен на суд коллег из Совета Федерации.

Что же побудило сенаторов вплотную заняться проблемами экономики?

Как пояснил Вячеслав Штыров, идея создания Временной комиссии по экономическому мониторингу возникла после обсуждения бюджета на 2016 год, когда после выступления главы Минэкономразвития РФ Алексея Улюкаева, главы Минфина РФ Антона Силуанова и примкнувшего к ним главы Сбербанка Германа Грефа стало совершенно очевидно, что четкого представления о том, в какую сторону двигаться, нет ни у кого. Принятие бюджета страны превратилось в банальную дележку средств, когда в условиях кризиса мы не можем определить и обосновать, на какие приоритетные направления и отрасли нужно тратить средства именно сегодня. И эта ситуация повторяется из года в год.

Во Временную комиссию вошли двадцать сенаторов, в том числе такие авторитетные как Николай Рыжков и Владимир Долгих. В ней состоят специалисты в разных отраслях и бывшие губернаторы, то есть практики, которые не на словах, а на деле знают, что нужно сделать для подъема экономики.

На пресс-конференции прозвучало несколько важных вопросов, которые, как я думаю, касаются не только экономики, но и в целом будущего страны.

Первое – это отсутствие какой бы то ни было системы в развитии страны. Ни в одной отрасли или сфере нет четкой системы определения целей и постановки задач. В результате многие планы «живут» сами по себе, в отрыве от остальных, и оказываются нескоординированными между собой. Например, разработана и реализуется Стратегия 2020 и в то же время действует Энергетическая стратегия России на период до 2030 года. «Как будто энергетика может развиваться сама по себе, без всей страны. Тоже самое касается и других отраслевых программ», — сказал по этому поводу Вячеслав Штыров.

На пресс-конференции прозвучали вопросы об экономике, подготовке кадров, проблемах в государственном управлении и так далее. Отвечая на эти вопросы, в конечном итоге сенаторы приходили к одному: что в стране нет главного – системы. А если нет системы, то ждать каких-то позитивных результатов не стоит. Нигде. В том числе и в экономике.

Поэтому главное, с чего надо начинать — с выстраивания стратегии развития страны. Для этой цели, по мнению Сергея Калашникова и Вячеслава Штырова, необходимо создать стратегический орган, который будет в себе сочетать некоторые функции Госплана (по подобию того, который был в Советском Союзе) и государственного комитета по науке и техники. «Потому что мы не только основные научные направления должны планировать, но и понимать, как они трансформируются в конкретных отраслях народного хозяйства», — считает Вячеслав Штыров. Именно это ведомство, по его мнению, должно стать тем штабом, который будет генерировать идеи и определять, куда двигаться.

При этом Минэкономразвития РФ, по мнению сенаторов, не в состоянии справиться с главенствующей ролью. В последнее время его деятельность стала напоминать «бюро прогнозов», более того – в этом году в нем вообще был упразднен департамент стратегического планирования.

Одним словом, нужна система и только таким путем возможно какое-то прогрессивное движение вперед. Потому что без нее мы так и будем барахтаться, если не утонем. Ведь с каждым днем мы все больше отстаем от развитых стран, которые семимильными шагами осваивают возможности шестого технологического уклада.

«Суверенитетом не торгуем»

Второй важный вопрос, прозвучавший на пресс-конференции, касался предложения Алексея Кудрина Президенту РФ снизить напряженность в геополитической обстановке – как сенаторы относятся к такому предложению?

Председатель временной комиссии Сергей Калашников на это сказал, что все хотели бы ослабления напряженности в геополитической обстановке. Но проблемы с санкциями, по его словам, лежат в одной плоскости, а проблемы с экономикой – в совершенно другой. За двадцать пять лет, считает Сергей Калашников, успела вырасти целая когорта приверженцев абсолютно теоретической либеральной экономической модели, которая, не взирая ни на какие вопиющие сигналы, в нашей стране упорно внедряется. Поэтому вполне понятно, что есть люди, которые разделяют точку зрения Алексея Кудрина, убежденного, что для нормального развития экономики нам необходимо полное согласие с иностранными партнерами.

В свою очередь, отвечая на вопрос, сенатор Вячеслав Штыров сказал, что наш президент делает все возможное, чтобы снизить градус геополитической напряженности, но есть тот предел, за который переходить нельзя, потому что это пойдет в ущерб стране, ее суверенитету. Более того, подчеркнул сенатор, никогда и ни при каком режиме Россия не была в полном согласии со всеми и это нормально. Другой разговор, что в советское время наша страна имела возможность обходиться без других стран, создавать любую продукцию, которая выпускалась в мире. А сейчас такой роскоши мы позволить себе не можем, потому что многие отрасли экономики находятся в разваленном состоянии или попросту отсутствуют. Сегодня мы отдаем за рубеж продукцию топливно-энергетического, химико-металлургического комплексов и получаем оттуда товары, которые фактически сделаны на основе наших же ресурсов с помощью новых технологий и мы переплачиваем за них огромные деньги. Основная прибыль оседает в карманах тех, кто изготовил эти товары, за счет интеллектуальной ренты – новых технологий, которых у нас нет. Естественно, в таких обстоятельствах мы никогда не опередим другие страны. Поэтому-то и нужно определять конкретные отрасли, благодаря которым мы можем вырваться вперед, целенаправленно развивать их, они же впоследствии потянут за собой развитие всей экономики.

А что происходит в стране сейчас? От года к году наша экономика деградирует, все меньше становится обрабатывающих производств, а все большую долю в структуре экономики занимают добывающие отрасли. Россия, по мнению сенаторов, стала полностью сырьевой страной.

Создана масса трудов, которые описывают, что нужно сделать, чтобы ослабить Россию, сделать ее второстепенным государством. В свое время Маргарет Тэтчер заявляла, что в нашей стране должно быть не более пятнадцати миллионов человек, для выкачки ресурсов и поставки их в западные страны. Собственно говоря, сказал сенатор Вячеслав Штыров, если ничего не делать, мы к тому и придем. «А если Алексей Кудрин имеет в виду, что мы должны пройти тот предел, за который переходить нельзя… тогда надо просто становиться одним из штатов США и на этом заканчивать», — так прокомментировал слова Кудрина сенатор.

Что делать?

Почему, если настолько очевидно и понятно, что нужно делать для исправления ситуации, ничего не предпринимается?

Сергей Калашников выразил мнение, что в стране наконец началась экономическая дискуссия и не факт, что Алексею Кудрину со сторонниками, которые занимаются разработкой экономической стратегии, удастся доказать, что именно их точка зрения верна и подлежит реализации. Сенатор отметил: многом предложения Временной комиссии по экономическому мониторингу пересекаются с предложениями Столыпинского клуба, которые являются альтернативой мнению либеральных реформаторов. «То, что озвучил ЦБ и Кудрин — не систематизировано, поэтому и сложно комментировать. Но понятно, что прежде всего речь все же идет о том, чтобы сохранить статус-кво сегодняшнего дня», — отметил Калашников. Но в то же время предложения сенаторов имеют свои отличительные особенности, а именно – упор на стратегическое развитие экономики.

Временная комиссия внесет свою лепту в дискуссию, сказал Сергей Калашников, которая уже идет в обществе. Кроме того, сенаторы планируют разрабатывать проекты законов, исходя из тех решений и позиций, которые будут заложены в докладе.

Теперь о том, к чему пришла временная комиссия за время своей работы.

Сенаторы проанализировали экономическую ситуацию и, как отметил сенатор Вячеслав Штыров, в стране создана такая экономическую модель, которую можно смело называть компрадорской. Её главной чертой является упование на абсолютно свободное и безграничное действие рыночных сил, которое должно рано или поздно привести страну к экономическому процветанию. Но этого, как видно из двадцатипятилетней новейшей истории России, не случилось, и наша экономика все более деградирует.

Что же делать?

По мнению сенаторов, необходимо, во-первых, воссоздать систему стратегического планирования, определить генеральные направления развития, разработать понятные для всех цели и задач, планы для достижения показателей, где все должно быть просчитано, взаимоувязано и вытекать одно из другого. Во-вторых, создать инструментарий для реализации этих планов, который должен состоять из многих элементов: денежно-кредитная политика (ограничение продажи валютной выручки, разделение банков на инвестиционные и занимающиеся текущей деятельностью, система государственно-частного партнерства, контроля за использованием средств, снижение ключевой ставки ЦБ и так далее); налоговая политика (переход к прогрессивной шкале налогообложения физических лиц, монополия государства на производство спирта), тарифная политика (жесткое регулирование тарифов естественных монополий), таможенная политика, финансовое обеспечение переданных субъектам государственных полномочий, модернизация производства, реформирование системы госуправления.

Все эти элементы в комплексе создадут единый хозяйственный механизм, который заставит выполнять государственные планы.

Сенаторы считают, что средства для такой перестройки экономики есть.

Чистая прибыль предприятий, по идее, должна идти на развитие производства, но половина этих средств, считает Вячеслав Штыров, ушла в оффшоры, а вторую половину изымал Алексей Кудрин в разные фонды, мотивируя тем, что у России может быть голландская болезнь – переизбыток денежной массы. Если вернуть эти деньги в страну, обложить налогами их вывод из России, мы получим определенный резерв.

На сегодняшний день в стране имеется 40% от необходимой массы денежных средств, остальные – изъяты из экономики теми или иными путями. Следовательно, нужна домонетизация, потому что денег в обороте не хватает. Глава Сбербанка Герман Греф по этому поводу, кстати, заявляет, что денег вполне достаточно. Но ведь его выдает банк выдает их под такой процент, что ни одно нормальное предприятие получить их не может. А если снизится ключевая ставка до разумных пределов и все предприятия придут к Герману Грефу за деньгами, у него их не окажется в нужном количестве.

Большое количество средств находится на депозитах организаций и населения, а если предложить им надежные финансовые инструменты, есть возможность полученные деньги направить на развитие экономики.

Все перечисленные мероприятия могут дать как минимум 30 триллионов рублей.

⃰⃰ ⃰ ⃰

Одним словом, речь на пресс-конференции шла о новых предложениях по развитию экономики, но на самом деле, как я думаю, разговор имел гораздо более глубокий смысл. По большому счету, речь шла о будущем России.

Ведь что такое экономика? Это не просто сведение кредита и дебета, и не только развитие различных отраслей. Это ни много ни мало – основа жизни всей страны и ее будущего. Чем слабее экономика России, тем более она уязвима. Следовательно, если у нас валится экономика, валится все. В конце концов, и перевороты случаются как раз из-за того, что в какой-то момент людям становится нечего есть. Задача государства – настроить экономический механизм так, чтобы в нем не было сбоев, а еще лучше – чтобы он работал на будущее развитие, давал возможность жить не только сегодняшним днем. Судя по тому, насколько активно в последнее время начались дискуссии о состоянии экономики – построить работающую модель так и не удалось, недовольных ситуацией очень много. И можно, как это ни печально, радоваться, что хоть низкая цена на нефть и санкции подстегнули нас и заставили задуматься о том, как жить. Другой разговор, что менять что-либо очень сложно, потому что слишком большое количество людей хотят, чтобы было все как раньше. В том числе и в геополитической обстановке.

Маргарита Нифонтова.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here