Выступление на расширенном заседании коллегии Министерства сельского хозяйства Республики Саха (Якутия) по обсуждению проекта Государственной программы «Социально-экономическое развитие села на 2002-2006 годы» 20 апреля 2002 г.

8. О ПРОГРАММЕ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА_image002

Уважаемые участники коллегии!

У вас и у меня есть проект Государственной программы «Социально-экономического развития села на 2002-2006 гг.». Мы должны понимать, что в этом документе отражены не все вопросы социально-экономического развития села. Скорее это программа развития сельскохозяйственного производства. Это и понятно – за такой короткий срок невозможно было подготовить комплексную программу. Кроме того, ряд министерств и ведомств Республики готовят другие программы, которые в значительной мере станут составной частью нашей будущей комплексной программы. Например, Министерство промышленности готовит специальную программу газификации сельских улусов. Прорабатываются проекты, связанные с дальнейшим развитием сельской энергетики, коммунальной и социальной инфраструктуры. В дальнейшем, после того как мы их рассмотрим, они в совокупности и составят комплексную программу развития села.

Именно с учетом этого я и хотел бы высказать некоторые свои предложения, как в целом, так и по тем или иным аспектам проекта программы.

Во-первых, если говорить о документе в целом, то он нуждается в серьезной редакции. Ведь после утверждения по нему вся Республика будет работать. Поэтому здесь каждое слово должно быть выверено, должен быть такой текст, который понятен всем.

Во-вторых, обращаясь к разработчикам программы, попросил бы, чтобы вы все-таки особенно не вдавались во всякого рода философские рассуждения. Потому что во многих частях вы абсолютно не правы, начиная от введения. Здесь в первой же строчке написано, что Республика Саха (Якутия) со своими льдами и снегами имеет колоссальные, несметные богатства остродефицитных природных ресурсов. Если б это было действительно так, мы бы сейчас с вами занимались другими проблемами. Мы бы не искали механизмы, где искать деньги и как направлять их на сельское хозяйство. Денег было бы у нас предостаточно. На самом деле – это заблуждение, что мы чрезвычайно богаты полезными ископаемыми и только не умеем ими пользоваться. Да, с точки зрения вещественного состава, действительно, в силу обширности нашей территории, которая составляет более 3 миллионов квадратных километров и почти равняется территории такой страны, как Индия, у нас действительно много всего. Но дело в том, что не все возможно добыть из-за сложных природно-климатических и экономико-географических условий, а многое из того, что возможно, добывается по такой цене, что продать невозможно. Поэтому экономически эффективных природных ресурсов у нас не так и много. И мы это должны осознавать. Но отсюда вытекает очень важный практический вывод, что необходимо заниматься подъемом всех отраслей народного хозяйства, добиваться их эффективности. Не уповать только на горнодобывающую промышленность.

Если бы мы в сельскохозяйственном производстве добились показателей эффективности, которые были хотя бы под конец советской власти, я имею в виду и производительность труда, и выход товарной продукции, то сейчас у нас было бы в два раза меньше убытков, долгов, кредитов и вытекающих из них самых разных проблем. У нас есть очень много резервов, которые мы должны мобилизовать.

Это – общие замечания.

8. О ПРОГРАММЕ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА_image004

Теперь по сущностным вопросам проекта программы.

На мой взгляд, проект программы имеет один очень серьезный недостаток.В ней недостаточно подробно и четко прописан механизм ее реализации. Вспомните, что говорил в свое время великий революционный классик относительно построения нового общества: идея всем понятна, но теперь нужно создать практически новую тончайшую цепь механизма взаимодействия и координации субъектов народного хозяйства в новых условиях.Этим словам много десятилетий, но для нас они и сейчас актуальны, потому что самые лучшие замыслы остаются лишь идеями на бумаге без инструментов реализации. Вот и в проекте нашей программы к сожалению, ограничивались общими словами: будем поддерживать многообразие форм собственности, будем кредитовать и т.д. А должен быть целый раздел, толщиной не меньше самой программы, где должно быть все прописано: что и где, и когда мы должны делать. Как-нибудь посмотрите работы Алексея Кулаковского, его знаменитое письмо «Якутской интеллигенции». Как он описывал то, как организовать рыбный промысел: где конкретно, в какой точке это делать, откуда и по какой цене сколько бочек закупить и т.д.

8. О ПРОГРАММЕ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА_image006

В этой связи, хотел бы остановиться на нескольких аспектах механизма реализации программы.

Начну с управленческого аспекта. Прежде всего, необходимо провести четкое разделение функций в организации работы по выполнению программы между государством, Правительством в целом и Минсельхозом Республики,как представителями государства, и предпринимательскими структурами разных форм собственности: государственными предприятиями, фермерскими, крестьянскими, коллективными хозяйствами и их объединениями. Кто и чем конкретно должен будет заниматься? Этот вопрос станет еще более актуальным в связи с тем, что мы с вами будем переходить на местное самоуправление. Сейчас государство фактически доходит до наслега. В условиях местного самоуправления, грубо говоря, оно оборвется на уровне Якутска, на уровне республиканских органов государственной власти. Если, конечно, мы не захотим продолжить государственную власть вниз, если будем в чистом виде следовать рекомендациям по введению местного самоуправления. Мы сейчас должны разобраться и четко представлять себе – как мы будем жить, и управлять эти предстоящие пять лет. Особенно важно разобраться с задачами и функциями Министерства сельского хозяйства Республики, которое традиционно играло и будет играть заглавную роль не только в развитии аграрного производства, но и в организации всей сельской жизни.

Министерство сельского хозяйства Республики, конечно, не должно заниматься непосредственно руководством сельхозпроизводством субъектов никакой организационно-правовой формы, на что оно зачастую сбивается сейчас. Вместе со своими структурными подразделениями, которые, как я думаю, надо все-таки создать в улусах, оно должно выполнять чисто государственные задачи. Какие эти задачи?

Первая – эторазработка и реализация масштабных инвестиционных проектов, которые носят общесистемный характер и служат всей отрасли. В их числе надо называть, прежде всего, создание производственной инфраструктуры. Это и водоводы, и газопроводы, и линии электропередач, и дороги. В этом направлении Правительство Республики занимается не только разработкой программ, но и многое сегодня реально делает. Например, я вам докладываю, что начато строительство магистрального газопровода от Якутска в заречные улусы: идут изыскательские работы, закупаются трубы, прокладываются трассы первых участков. Начата проработка схемы прокладки газопровода из п. Кысыл-Сыр в вилюйскую группу улусов через Вилюйск, Верхневилюйск и далее на Нюрбу и Сунтар. Идет строительство линии электропередач из Мирного в вилюйскую группу улусов.

Мы сделали небольшую паузу в строительстве водоводов и вооб­ще в программе освоения водных ресурсов реки Лены в заречной группе улусов, о чем сегодня говорил глава Амгинскогоулуса Александр Еремеевич Артемьев. Специально ее сделали, потому что после окончания первого этапа строительства водоводов есть масса предложений, что дальше делать. Даже на уровне фантазий: хочу трубу туда, мне сюда. Дело дошло до того, что Министерство охраны при­роды Республики говорит: “Вы добьетесь обратного результата со своими водовода­ми: нарушите водный режим и уничтожите всю природу за рекой”. Поэтому нужно некоторое время подумать.

Мы не совсем еще определились и со стратегией строительства автомобильных дорог. Как и много лет назад, я буду последовательно настаи­вать на том, чтобы сначала отстроить магистральные дороги: «Вилюй», «Колыма»,«Кобяй»,«Амга», а потом уже заниматься массированным строительством внутри улусных дорог. Это не говорит о том, что мы сегодня же прекратим строить местные дороги в улусах и наслегах. Но основные усилия и ресурсы на данном этапе мы должны сконцентрировать на республиканских магистралях, чтобы завершить создание, прежде всего, опорного каркаса нашей дорожной сети.

Второе.Министерство сельского хозяйства должно выступить организатором выполнения таких непосредственно сельскохозяйственных работ, которые отдельные хозяйства и органы местного самоуправления не в состоянии сделать самостоятельно. Оно, в частности, должно заняться такими делами, которые в последние годы порядком подзаброшены иподзабыты. В первую очередь это вопросы, связанные с улучшением земель. Здесь имелиорация, и возврат к использованию химических или иных видов удобрений, и известкование почв. Словом, в широ­ком плане улучшение земель. Эти работы не в состоянии сделать ни фермерские, ни крестьянские, ни даже отдельные коллективные хозяйства. Не только по объему работ, но и потому, что мелиоративные системы, как правило, охватывают территории нескольких хозяйств и наслегов. Учитывая их межхозяйственное значение и необходимость сохранения как целостной сети, строительство и эксплуатацию мелиоративных систем надо передать в единую структуру. А это значит, что подразделения, которые раньше называ­лись мелиоративной службой, должны быть восстанов­лены в виде государственных предприятий. То же и ссельхозхимией.

8. О ПРОГРАММЕ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА_image008

Третья задача – это преодоление той ситуации, когда у нас на самом деле значительно упал технологический уровень сельскохозяйственного производства. Это произошло, в том числе и потому, что в ходе раздела совхозной собственности мы не только раз­делили на мелкие куски, а затем и утратили производственные базы и технику, но мы ведь потеря­ли и профессиональный потенциал кадров. Вчера кто-то был водителем, сантехником, сегодня стал фермером. Какие у него знания, какие навыки того, что нужно делать с землей или в зоотехнике?

С утратой коллективных форм – совхозов и колхозов – мы утратили главных сельских технологов: агрономов и зоотехников, о чем сегодня здесь говорили многие. Или превратили их в специалистов управлений сельского хозяйства в качестве мальчиков на побегушках, которые только отчеты пишут.

Эта ситуация должна быть преодолена. Надо создать систему, кото­рая предполагает с одной стороны, оказание методической помощи сельхозпроизводителям, а с другой контроль за ходом работ. Тут надо разработать специальные положения о статусе улусного, наслежного, кустового, если хотите, агронома, зоотехника, других специалистов, на которых должны бытьвозложены и контрольные функции. Частично они должны находиться на содержании бюджета, другая часть работ ими должна выполняться на платной основе. Но это должны быть государственные служащие высо­кого уровня, высокого ранга.

Четвертая задача.Я думаю, что это задача чисто государствен­ная- ведение селекционно-племенной работы.Как она у нас сейчас организована? Существует она в республике или нет? От­дельные элементы есть. Есть опытно-производственные хозяйства. Есть, так называемые, племенные хозяйства. С десяток их у нас. Что они производят, чем они отличаются от рядовых хозяйств? Возьмем, например, Племзавод имени Степана Васильева в Нюрбинскомулусе. Он числится и имеет гордое название «Племзавод». Но на самом деле, жизнь там организована точно так же, как и в обычном хо­зяйстве. Они производят племенной скот, который тут же забивают или сдают на мясо. Перед этим хозяйством никто не ставит задачу производства скота племенного как цели деятельности, как самостоятельного товара высокой ценности для продажи другим сельхозпроизводителям. То есть, по сути дела, здесь только название осталось «племхоз», а по образу действий – это самое рядовое сельхозпредприятие. И это не рядовой случай. Я былнедавно в Среднеколымскомулусе,где разводят колымскую ветвь якутской породы лошадей, прекрасного племенного скота. Но он же никуда не расходится и так же точно, как и обычный скот, забивается на мясо. То есть отдельные эле­менты есть, а системы нет.

Как она должна быть организована? Во главе должно находиться опытно-производственное хозяйство, связанное с нау­кой, где с углубленным изучением генофонда проводятся разные экспе­рименты. Это работа научно-производственная. Мы должны от таких хозяйств требовать новых сортов семян, новых пород скота, улучшения существующих пород, адаптированных к нашим условиям технологии выращивания скота, выращивания зерновых, трав. Технология – это тоже результат. Следующее звено – племен­ные хозяйства с производством из полученного от опытно-производственных хозяйств материала элитных семян и элитного скота на продажу рядовым товарным сельхозпроизводителям. Между племенными и товарными хозяйствами можно встро­ить, так называемые, базовые хозяйства. Вот сейчас они у нас есть. Но эти, так называемые, базовые хозяйства какие имеют отличия? Предпо­ложим, есть три крестьянских хозяйства – два простых, одно базовое. Чем отличается базовое от обычного? Сейчас, по сути дела, – ничем. А должно быть так: если хозяйство базовое, оно выполняет какую-то важную функцию для других, обычных хозяйств. Предположим, содержать племенных жеребцов, хранить элитные семена, производить требующие особой квалификации работы или еще что-то для других хозяйств, для наслега в целом.

8. О ПРОГРАММЕ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА_image010

Производство племенного скота, семян должно финансироваться за счет государства. Потом эта продукция должна по определенной схеме реализовываться непосредственным сельским товаропроизводителем с использованием механизмов бюджетного субсидирования. Вот это все должно быть прописано в про­грамме. Где, конкретно какие должны быть хозяйства, сколько для них требуется финансирования, как они будут управляться, кто будет назна­чать директоров, какие там будут советы директоров и т.д. Такую задачу мы должны ставить перед собой.

Решение этой задачи крайне важно. Потому что сегоднянаслежных зоотехников нет, родословная скота не ведется и точно никто не знает, что происходит со скотом с генети­ческой точки зрения. В некоторых случаях он просто вырождается, теряет свои качества. То же и в полеводстве. В наслегах агрономов нет, история полей не ведется, почвы истощаются, а ведь наш природный потенциал по своей биологической продуктивности примерно в два раза меньше по сравнению со средней полосой России. Значит, к этому небогатому по­тенциалу нужно добавить что-то другое: передовые технологии, организацию племенной, селекционной работы. Это должно быть всерьез и надолго, как говорил классик.

Я думаю, что задачей министерства должен быть, конечно, и кадровый вопрос. Структура подготовки кадров в республике имеет явный перекос. Если мы возьмем общее количество обучающихся в республике за счет бюджета, то примерно 60-65% готовим гуманитариев, менедже­ров, бухгалтеров, финансистов. А мы имеем потребность, испытываем дефицит в технических и технологических кадрах во всех отраслях народного хозяйства. Вот по программе газификации в этом году мы удвоили средства на газификацию села.А потом мы столкнемся с проблемой, когда эксплуатировать газовую сеть будет некому. То же самое происходит по боль­шому счету и в сельском хозяйстве: зоотехника, агрономия, мелиорация и сельская механизация не имеют на селе достаточного числа специалистов. И в этой связи мы должны вместе создать такую систему, когда обучающийся за счет бюд­жета должен направляться в первоочередном порядке на нужные для народного хозяйства специальности, а потом отработать по распределению. Технически все это необходимо решить на законодательном уровне. Это государственная задача, это огромная организаторская работа.

Работа по названным пяти задачам очень трудоемкая, многогранная и долговременная. Возможно, для ее организации Министерство сельского хозяйства Республики должно получить свое улусное звено. Это вопрос надо обдумать, согласовать, обосновать в проекте Программы.

Теперь коснусь второго аспекта, который также вызывает разные споры, и даже в сегодняшних выступлениях прозвучали диаметральные точки зрения относительно форм собственности и относительно форм организации самого сельского хозяйства. Кто-то говорил о том, что надо сделать основной упор на крупное сельскохозяйственное предприятие, приводя логичные и аргументированные доводы, кто-тоговорит, нет, это не годится, надо развивать мелкие, средние хозяйства. Кто-то говорит, как хорошо, что у нас семейная экономика развивается, а другие призывают поддерживать исключительно товарное производство. Как мы должны к этому относиться, должны ли мы делать при­оритеты или нет?

В этой связи сначала выскажу свои суждения относительно семейной экономики. Может быть, это утверждение кому-то покажется спорным, но семейная экономика принципиально не может быть основой современного сельского хозяйства. С точки зрения чисто производственной – это технологический и организационный тупик, с точки зрения развития общественных отношений – это даже не один, а несколько шагов назад от рынка к полунатуральному хозяйству, а для человека – это тяжелая кабала. Тогда почему же она у нас получила поддержку и развитие в последние годы? Исторически естественной основой того, что сегодня мы в Республике называем семейной экономикой, была неполная занятость, связанная с цикличностью сезонныхсельхозработ. Надо было заполнить перерывы между периодами интенсивного труда, обусловленные нашими климатическими особенностями. Об этом можно много прочитать у классиков нашей литературы и якутских экономистов начала XX века. А в новейшее время, в период разрухи 1990-х годов на смену неполной занятости, к сожалению, пришла почти полная незанятость, сельская безработица. Вот тут-то и появилось место для, так называемой, семейной экономики, которая по сути своей является ничем иным, как специфической формой социальной поддержки сельского населения. Именно так мы и должны ее понимать. Хотя, как говорится, на злобу дня появились у нас и крупные «теоретики» объявившие семейную экономику панацеей от всех экономических невзгод, и политики, поднявшие ее на щит своих идейных платформ.

Повторяю: семейная экономика не может быть основой сельского хозяйства Республики, а является одной из форм социальной поддержки населения. В этом качестве она имеет право на существование и определенную поддержку. Например, через развитие отдельных хозяйств, товарной специализацией которых может быть живность или семена скороспелых отраслей для семейных подворий.

8. О ПРОГРАММЕ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА_image012

Магистральный же путь развития сельского хозяйства – масштабное товарное производство. Масштабное, не с точки зрения того, что должны быть только крупные предприятия, а в смысле объемов работ и производства продукции хозяйствами разных типов. Именно товарное производство включает сельского производителя во все многообразие экономических, социальных, общественных отношений, делает его составной частью общества.

Товарное производство может осуществляться на базе разных форм собственности. В конце – концов, при социализме в условиях тотального господства государственной собственности оно тоже существовало в своеобразных квазирыночных формах. Дискуссия о преимуществах тех или иных форм собственности для развития аграрного сектора не утихает до сих пор. Я думаю, что нам всем надо смириться с тем, что произошло в 1990-е годы. Про­шлого уже не вернешь, надо воспринимать жизнь так, как она есть. И предприятия всех форм собственности должны быть на практике равноправными, и все они должны участвовать в государственных программах. И когда мы де­лаем закупки, то все имеют право сдавать свою продукцию: и коллектив­ные, и фермерские, и частные хозяйства. И когда мы говорим о разных видах кредитования, то все имеют право на кредиты, подходить к каждо­му должны не в зависимости от формы собственности, а от гарантии результатов труда.

Развитие товарного сельскохозяйственного производства требует внимания и к вопросам о формах организации деятельности сельхозпредприятий, их взаимодействия. Крупныеагрокомпании в состоянии сами организовать и производство, и сбыт своей продукции.А как быть с огромным множеством небольших хозяйств разной формы собственности? Ведь им чрезвычайно трудно самостоятельно осилить весь комплекс и снабженческих, и технологических, и производственных, и сбытовых проблем. Думаю, что у нас нет другого пути, кроме всемерного развития на селе разнообразных видов кооперации.

8. О ПРОГРАММЕ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА_image014

Кооперацию мы привыкли видеть в одном виде – потреби­тельской кооперации в лице «Холбоса» и других потребительских об­ществ. Кстати, я должен сказать, что «Холбос» – это полезная организа­ция, и ее мы должны поддерживать, помогать ей. Единственно, она нико­гда не должна забывать о своей основной – потребительской функции. Когда она занимается удовлетворением потребительского спроса населения, она должна привозить товары, которые не лежат постоянно и в других «комках», а исполнять индивидуальные запросы жителей села. Ко­нечно, мы можем использовать «Холбос» и в заготовительной деятельности.

Потребительская кооперация важна, но сейчас не это главное. В первую очередь, кооперирование на селе должно иметь производственный характер. Оно должно охватить такие сферы деятельности, как непосредственное выполнение некоторых требующих высокой квалификации и особо трудоемких работ; поставку, ремонт и обслуживание оборудования и сельхозтехники; транспортные работы; переработку сельхозпродукции и другие.

8. О ПРОГРАММЕ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА_image016

Почему здесь именно кооперативная форма предпочтительнее? Давайте, вспомним наш собственный опыт начала 90-х годов. В советский период были созданы такие обслуживающие село системы как сельхозхимия, сельхозтехника,сельхозмелиорация и другие. Потом началась приватизация. Обслуживающие село системы ак­ционировались и приватизировались как отдельные предприятия, по тем же формулам, которые применялись для промышленности. А село пошло другим путем – приватизация через дробление крупных государственных и коллективных хозяйств на множество мелких частных. И вот не рядом, а над небольшими и разрозненными сельхозпроизводителями появились более или менее крупные акционерные общества: ОАО «Улуссельхозтехника», ЗАО «Улуссельхозхимия» и другие. Они стали улусными монополистами. Они вы­шли из-под контроля сельских производителей и сели им на шею, зарабатывая на них прибыли за счет услуг, которые навязали по огромным ценам, за счет продажи с наценками и перепродажи техники и тому подобного «бизнеса». Но вскоре они, высосав все соки у селян, сами погибли.

В этой истории для нас урок должен заключаться в том, что надо так организовать дело, чтобы контроль за обслуживающими системами был у самих товаропроизводителей. Поэтому, когда мы говорим, например, о создании улусных машино – технологических станций, а жизнь нас к этому уже подвела, то они должны быть подконтрольны сельхозпроизводителям – потребителям их услуг. То же самое касается предприятий по переработке сельхозпродукции. Иначе для перерабатывающих производств станет самоцелью: купить сырье дешевле – продать готовый товар дороже – себе в карман прибыль и сверхприбыль за счет разницы в ценах.

Сказанное подтверждается, к примеру, ситуацией, сложившейся с «Туймаадой-Лизинг». Вот я читаю письма почти каждый день с жалобами о том, что они завышают цены, накручивают накладные, плановые накопления. Идет разбирательство. «Туймаада-Лизинг» дает мне справки, объяснения по ценообразованию. Пишет, что им «тоже нужно заработать». Но я могу сказать: «А вооб­ще для чего «Туймааде-Лизинг» зарабатывать? Вы как государственные служащие могли бы получать зарплату и быть довольными. Зачем вам, как предприятию, еще что-то зарабатывать? Ведь в вашем случае – зарабатывать – это, зна­чит, ободрать до нитки клиента и кормильца – сельхозпроизводителя». Вот в чем вопрос.

Как обеспечить контроль сельхозпроизводителей над обслуживающими производствами? Выход один – «пирамиду» надо перевернуть, все обслуживающие предприятия должны находиться под кон­тролем товаропроизводителей. В этом плане нет другой более подходя­щей формы, чем кооператив. Конечно, могут быть еще акционерные об­щества с участием всех товаропроизводителей, но это уже следующий этап, да и не факт, что лучше.

УнасвРеспубликесозданиекооперативовначалось,например, вЧурапчинском улу­се. Чурапчинцы столкнулись с наи­более сложной ситуацией в плане организации сбыта сельхозпродукции. Если где-то в других улусах еще сохранились какие-то коллективные хозяйства, то в Чурапче – одни фермеры и крестьяне. Так радикально они вели реформы в начале 90-х годов. А теперь сама жизнь их заставила объединяться.

Исходя из всего сказанного, я думаю, что развитие самых разнообразных видов и форм кооперации должно стать важнейшим направлением нашей работы. Это не гово­рит о том, что я призываю вас завтра же провести коллективизацию, как это было в 20-е годы и везде силой насадить кооперативы. Это должен быть естест­венный, но стимулируемый процесс. Вы должны понимать и видеть в нем направление главного пути и по нему двигаться.

Хотел бы также остановиться и на вопросах перерабатывающей промышленности. В программе как важное направление развития всего агропромышленного комплекса она заложена. Это действительно очень нужно и очень важно. При помощи переработки мы и товарный вид придаем своей сельхозпродукции, и продлеваем ей жизнь, и в самом процессе переработки добавляем стоимость и частично компенсируем убытки, возникающие на предыдущих стадиях производства. Это позволяет сэкономить бюджетные дотации и направить их на увеличение объемов государственных сельхоззакупок, в чем крайненуждаются наши сельскиетоваропроизводители.

План создания и развития перерабатывающей промышленности должен исходить из того, на какой рынок мы работаем. От этого зависит и выбор технологий и схема размещения предприятий. Некоторые виды нашей продукции имеют такое высокое качество, что обрели широкую популярность, они и за пределами республики находят большой спрос. Вот, например, с жеребятиной и рыбой у нас неплохо получается и в Москве, и в Красноярске. Но все-таки, основной рынок для нас – республиканский. Ведь даже всем объемом своего производства мы обеспечиваем в молоке только половину потребностей Республики, а по мясу и овощам – и того меньше. Из такого понимания мы и должны выстраивать многоуровенную сеть головных улусных, кустовых и наслежных заводов, каждый со своей специализацией.

8. О ПРОГРАММЕ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА_image018

Вокруг этой сети должна строиться и система закупок сырья непосредственно у сельхозпроизводителей, обеспеченная специальным транспортом и средствами хранения. Для перерабатывающей промышленности должна быть создана и система технического обеспечения. Кто бывал на наших лучших предприятиях, видел, что там как в космическом корабле: никелиро­ванные трубы, баки, насосы, компьютеры. Это сложное производство и для него должна быть создана система гарантийного обслуживания, гибкого реагиро­вания на нештатные ситуации.

В специальном разделе проекта программы все это должно быть прописано в виде конкретного плана: первое, второе, третье, объект «А», объект «Б», объект «В», очередность, сроки, суммы, специализация, ответственные, а не просто одна строчка – 100 млн. рублей и все.

Итак, мы считаем, что наш главный рынок – внутриреспубликанский. Именно на его потребности рассчитываем производство первичной и переработанной сельхозпродукции. Это действительно емкий рынок. Только в Западной Якутии месячный фонд заработной платы составляет 1,5 млрд. рублей, это второй по денежным доходам населения регион в России после Ханты-Мансийска. Но ведь этот рынок надо еще освоить. Вот и директор КП «Крестяхское» здесь говорил, что, находясь в такой близости от Мирного, не может продать свою продукцию, потому что там все оккупировано людьми, которые традиционно всю торговлю в России поставили под свой контроль. Конечно, с этим будем разбираться, в том числе и по административной линии. Но я думаю, что нам надо и собственные магазины – торговые дома «Товары Якутии», строить и создавать. Их должна быть целая сеть, как в крупных промышленных центрах Республики, так и в других регионах. Эта задача тоже должна быть обозначена в проекте программы.

8. О ПРОГРАММЕ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА_image020

Также нужно проработать вопрос, чтобы все бюджетные организации ограничили закупки за пределами республики, за исключением той продукции, которая не произ­водятся у нас. Это касается, кстати, не только продукции сельскохозяйст­венного производства, но и вообще всей, которую у нас выпускает местная промышленность. Поручаю Минэкономики совместно с Минфином и Минсельхозом Республики внести соответствующие предложения.

Считаю, что надо более внимательно подойти к разделу проекта Программы о традиционных отраслях Севера. Вроде как понимаем, что рыболовство – дело выгодное, нужное и для занятости, и для доходов улусов.

Но, на самом деле, стройного плана действий, как конкретно развивать рыбное хозяйство республики, у нас пока не получилось. Строго говоря, даже не определен допустимый улов по каждому виду рыбы. Не проработаны детально вопросы перерабатывающего производства, а в то же время разные виды рыб требуют разных подходов к пере­работке, разных технологий, имеют разные цены. Вот это все надо хоро­шо продумать и сделать рыбное хозяйство отдельной подпрограммой.

То же самое и по оленеводству. Здесь накопилось много проблем. Я, может быть, выскажу сейчас крамольную мысль. Но, говорю вам для размышления и, чтобы вы вопрос тщательно изучили, и может быть, какие-то предложения внесли. Я думаю, что у нас неправильная система оплаты труда в оленеводстве. В этой отрасли нам не надо стимулировать товарное производство, по крайней мере, до тех пор, пока поголовье оленей не достигнет предела оленеёмкости пастбищ. Систему оплаты труда здесь надо увязать с увеличением поголовья в стадах. На мой взгляд никакой пользы не принесла и система, когда оленевод в 32 года становится пенсионером. Что делать человеку в 32 года, когда он в 17 ушел на работу и через 15 лет стал пен­сионером? Возможно, вот почему у оленеводов и низкая продолжительность жизни. Я абсолютно согла­сен, что надо поддерживать, стимулировать труд оленевода. Может быть, вы продумаете вопрос, когда пенсия к достижению пенсионного возраста сразу не будет выплачиваться, а будет аккумулироваться на счете в специальном пенсионном фонде, оставаться у этого конкретного челове­ка, потому что действительно у них трудные условия. Аккумулироваться, а когда надо – выплачиваться.

Теперь от отраслевых вновь вернемся к общим вопросам.

Я согласен немедленно решить вопрос по передаче жилищно-коммунального хозяйства от сельских товаропроизводителей в ведение местных администраций. Мы не можем далее держать на сельскохозяйственном производстве эту ношу, потому что оно при этом много теряет в конкурентоспособно­сти. Лучше уж будем дотировать жилищно-коммунальное хозяйство. Надо передать в ЖКХ и такие вопросы по обслуживанию населения, которые тра­диционно выполнялись совхозами, как заготовка дров, подвоз воды, сена и другие. Конечно, для этого нам потребуется пере­вооружитьжилкомхозное звено в наслегах, закупить технику, дополнительно что-то дать. Но снять с товаропроизводителей несвойственную им функцию настоятельно необходимо. Иначе мы никогда не выйдем из той ситуации, когда наша продукция неконкурентоспособна по цене. Министерство сельского хозяйства и Министерство жилищно-коммунального хозяйства и энергетики Республики должны провести совместную работупо сдаче – приему. Если потребуются какие-то волевые решения, то здесь я вас поддержу.

Теперь хотел бы остановиться на проблемах финансирования.У многих возникает сомнение: слишком много тут в проекте Программы написано и мы не сможем ее профинансировать из бюджетных средств в полном объеме. Я думаю, что доведение суммы средств, направляемых на село, до 15% от общей суммы расходной части бюджета нам вполне по плечу. Это 4,5-5 млрд. рублей по меркам нынешнего года. Это те средства, которые пойдут на сельскохозяйственное производство и сельскохозяйственную инфраструктуру без учета дорожного хозяйства исоциальнойсферынаселе: безбольниц,школ,объектовкультуры.Нос

учетом сельской газификации и энергетики. Немалые средства, но эти огромные суммы мы в состоянии осилить. Поэтому проект Программы по своим финансовым параметрам, в целом, реалистичен.

Но надо иметь ввиду, что бюджетные прогнозы на несколько лет вперед носят вероятностный характер. Сегодняшние расчеты могут завтра не подтвердиться. Поэтому надо создавать и определенные финансовые резервы. Эти резервы могут быть в возвратности части средств. Представьте себе, при закупке у наших товаропроизводителей мы платим за молоко, предположим, 10 рублей за литр. Если учесть рыночную цену завозного извне такого же молока-сырца, его можно было бы купить в Республике, за 3 рубля. Следовательно, если бы наш товаропроизводитель самостоятельно вышел на свободный рынок, то он мог бы продать свое молоко только за 3 рубля. Но себестоимость нашего молока-сырца значительно выше, поэтому мы платим 10 рублей, получается, что из них 7 рублей – дотация. Это безвозвратно. Но три рубля надо вернуть. Это короткий цикл. Это оборотные средства, как называют финансисты. Есть более серьезные вопросы. К примеру, «Туймаада-Лизинг» выдает в кредит, в лизинг всевозможную технику на срок до 5 лет. Понятно, это не оборотные средства, а основные фонды. Но ведь тоже возврат средств по определенной схеме существует. Вот все это должно быть определенным образом учтено, сформировано и саккумулировано в виде единого фонда. Тогда бюджетные средства, которые способно будет Правительство предоставить для сельского хозяйства дополняться еще теми средствами, которые формируются за счет ранее выданных кредитов. Можно еще какие-то источники привлечь. Вот этот фонд надо создать и я полностью поддерживаю то, что заложено в проекте Программы. Некоторые депутаты Госсобрания Республики предлагают, что надо сделать его внебюджетным. Но тогда возникают сложности с управлением фондом. Потому, что у нас уже был такой знаменитый на всю страну фонд САПИ, который был и исчез. И миллионы исчезли вместе с этим фондом. Поэтому должны быть тщательно продуманы схема работы, юридическое оформление со всех сторон так, чтобы механизм работал по назначению, был надежным и юридически защищенным. Поэтому вопрос о фонде должен быть не только сформулирован как задача, а в соответствующем разделе проекта Программы очень тщательно проработан и подробно описан.

Хотел бы коснуться предложения о списании задолженностей, и кредитов с сельских товаропроизводителей. Я согласен с теми, кто считает, что нельзя огульно все списывать. Ведь природа долгов разная – один прогулял, а другой действительно попал в стихийное бедствие, что к сожалению, в последние годы у нас случается то в одном улусе, то в другом. Это такой вопрос, который требует тщательного разбирательства и индивидуального подхода: где-то можно пролонгировать, где-то возможно по частям списание, а с кого-то надо сполна взыскивать.

Я думаю, что заслуживают внимания также предложения по части капитализации средств, которые раньше давались тем или иным предприятиям. В принципе, это возможно. Капитализировать кредиты, которые выдавались на покупку основных фондов. Капитализировать те кредиты, которые выдавали на закупку сырья, на заготовительную деятельность. Но надо всегда иметь в виду, что это палка о двух концах. С одной стороны, конкретному предприятию, конкретному делу пользу приносим, но с другой стороны это значит, что мы не возвращаем эти деньги обратно и они не поступят в тот фонд, который мы собираемся создать, чтоб использовать поступающие туда средства еще раз на развитие сельского хозяйства сверх бюджета. Это надо понимать.

Сегодня здесь прозвучало много интересных и смелых мыслей. Многое из того, что я ска­зал, на самом деле почерпнуто из ваших выступлений и из личных впечатлений от общения с вами и людьми на местах, если не здесь, то на всевозможных со­вещаниях, на производственных встречах в улусах и наслегах. Теперь Министерство сельского хозяйства долж­но с учетом всех замечаний доработать проект Программы, внести ее в ус­тановленном порядке для рассмотрения на заседании Правительства и после одобрения Президентом Республики направить в Государственное Собрание (Ил Тумэн) для принятия специального закона о Программе развития села.

Почему это нужно? Какая цель? Чтобы все, кто участвует в Про­грамме, все производители знали, что существуют правила на пять лет, что шарахаться мы не будем из стороны в сторону. Какие-то изменения, в зависимости от обстоятельств, могут быть, но не принципиального характера. А уж если действительно жизнь настолько изменится, что нужно бу­дет всю Программу менять, тогда мы должны ее в каком порядке прини­мали, в таком же и менять. Иначе говоря, очень важно сейчас, как мне кажется, чтобы люди чувствовали стабильность, чтобы они знали, что так будет, что так надо работать и что вот туда мы идём. И тогда за пять лет можно что-то сделать. Потому что иногда я все-таки чувствую у людей какую-то неуверенность: а вдруг завтра все по-другому будет, вдруг завтра другие механизмы придумают. Поэтому порядок принятия Программы будет такой: она будет рассмотрена не только у Президента, но и обязательно Госсобранием Республики.

Благодарю всех за участие и думаю, что после доработки мы примем Программу социально-экономического развития села Республики Саха (Якутия) на пять лет.

Публикуется с сокращениями

по стенограмме Т. ОБУЛАХОВОЙ, Д.МОСОРИНА.

«Туймаада саната», 10 мая 2002 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here