О социальной ответственности бизнеса

7. НРАВСТВЕННО ЛЕГИТИМЕН_image002В сентябре 2003 года, перед самым концом навигации, мы спускались по Лене от иркутского порта Осетрово к нашему поселку Витим. Такой тяжелой навигации не было никогда. С июня Лена обмелела настолько, что суда типа «река – море» не могли идти с грузами на Север. А их там ждали десятки населенных пунктов.

Выход был – переваливать грузы на мелко сидящие баржи. Но тут забастовали иркутские портовики. Требовали задержанной зарплаты. Каждый час приближал катастрофу. Северный завоз – это переброска за короткий срок навигации тысяч тонн продуктов, горючего, стройматериалов, оборудования, учебников, одежды и многого другого, без чего жизнь в тех дальних поселениях невозможна. Понимая, что беда рядом, мы попросили помощи у народа.

Таков, видимо, наш человек. Забастовщики твердо стояли на своем, но когда услышали наш призыв: «Мужики, спасайте! Якутия гибнет!», бросили забастовку и навалились на работу.

Когда основная масса грузов была отправлена, я созвонился с иркутским губернатором Борисом Говориным и спросил: не возражает ли он, чтобы мы приехали в Осетрово поблагодарить людей. Он не возражал.

Мы привезли портовикам грамоты, премии за помощь нам, провели собрания и, получив в ответ благодарность, отправились по Лене к себе в Якутию.

Поселок Витим я не случайно выбрал местом остановки. Описанный еще в «Угрюм-реке» Шишковым и в романе «Фрегат «Паллада» Гончаровым, как «Разбой-село» с двумя сотнями жителей, несколькими кабаками и притонами для золотоискателей, нынешний поселок с четырехтысячным населением, конечно, далеко ушел от своего литературного «героя». Но все равно оставался заштатным населенным пунктом. Он стоял рядом с богатствами, их вычерпывали, а ему от этого ничего не доставалось. Теперь, как мы рассчитывали, положение должно измениться. Причина тому – смена недропользователя. Вместо хозяйничавшего здесь ЮКОСА лицензию на разработку богатого Талаканского месторождения получила компания «Сургутнефтегаз».

7. НРАВСТВЕННО ЛЕГИТИМЕН_image005Обнадеживал не просто сам факт смены пользователя. Важно было, кто кого менял. Когда я перед тем приехал в Сургут – базовый город нашего нового компаньона, то сначала подумал, что оказался в Нью-Йорке. Спрашиваю: «Что это у вас за здание?» Говорят: «Сургутэнерго». – «А это?» – «Научно-исследовательский институт». Пояснили: вроде Дворца здоровья. Фантастика! Туда заходишь усталым, немолодым человеком, оттуда – после всестороннего обследования и профилактики – здоровяком. Город ухоженный, красивый. Все вычищено, покрашено. Деревца на зиму укрывают. А переехали через реку, во владения ЮКОСА, и попали в другой мир. Небо и земля! На сургутской территории – отличные дороги, промыслы с великолепными бытовками. В Нефтеюганске – расхристанные балки, которые я видел 30 лет назад,когда начинал работать молодым мастером на стройке, кругом все какое-то временное, случайное. При одном взгляде на это понимаешь: люди живут одним днем – быстрее урвать и сбежать.

Так же выглядел и Витим, где хозяйничал ЮКОС. Компания появилась в Якутии в 2001 году, купив за 30 млн. долларов активы «Саханефтегаза». То, что бюджет республики получил ноль, – это отдельный разговор. Недопустимо малой была цена. В прошлом году мы продали одно свое предприятие – «Горизонт-РТ» – за полтора миллиарда рублей. Все думали, нам не удастся получить больше 200 млн. рублей. А мы продали за полтора миллиарда! То есть за 50 млн. долларов. Но разве это сравнимые объекты? Небольшое предприятие сотовой связи и компания, на балансе которой почти полмиллиарда тонн нефти, не считая других активов. В январе нынешнего года мы на аукционе продали 25 процентов акций компании «Якутуголь» за 411 млн. долларов. Вот такой порядок цифр должен быть, когда речь идет о топливно-энергетических ресурсах. А тут 30 млн. долларов, да и те не попали в бюджет.

Поэтому в первом же нашем разговоре с Михаилом Ходорковским после моего избрания Президентом я дал ему понять, что нужно компенсировать республике недополученные средства. Сделать это можно через какую-нибудь социальную программу, которую мы подготовим. Построить, например, конкретное количество современных школ в селах республики. Или жилые дома для бюджетников…

Он посмотрел на меня снисходительно, по-моему, даже всерьез не воспринял мои слова, поглядел с выражением: может, дать ему что-нибудь, чтоб отстал… С той встречи я понял, что от этой компании республике пользы не будет. Ее хозяева, похоже, считали главным для себя взять как можно быстрее и больше от «приватизированных» недр, не беспокоясь о том, что останется после них.

7. НРАВСТВЕННО ЛЕГИТИМЕН_image007Сказать, что подобные представления в российском бизнесе редки, не могу. Тем более не могу согласиться с ними. Так считают те, кто не связывает свое будущее с Россией, у кого есть другая историческая родина или страна, куда они могут скрыться с российскими капиталами в качестве политэмигрантов. У нас другой Родины нет. И народ не тянется в политэмиграцию. Поэтому нам надо обустраивать свою Россию. А сделать это без активного участия бизнеса нельзя. Тем более что у российского бизнеса есть очень большие моральные обязательства перед обществом. Никогда еще в человеческой истории не создавалось таких фантастических условий для стремительного обогащения немногочисленного количества людей, как в России после развала Советского Союза. Созданные усилиями миллионов людей огромные материальные богатства, а по их объему мы были вторыми в мире, с помощью ошибок приватизации и последующих «залоговых аукционов» попали в руки ничтожно малой части общества.

А вскоре люди увидели, что, разбухая от богатств, олигархи тратят феноменальные прибыли не на нужды страны, а на покупку чужой футбольной команды, курортных островов, старинных замков в Европе, яхт и личных самолетов, по стоимости равных бюджету какого-нибудь российского региона. Что, конечно, не добавляет любви к обладателям крупного капитала.

В ответ некоторые из них заявляют, что, когда вымрут те, кто видел, как за счет обеднения масс становились богатыми единицы, тогда российский капитал получит нравственную легитимность. К нему будут относиться так же уважительно, как относятся к богатым в других странах. Думаю, такое произойдет очень не скоро. Билл Гейтс создал свое многомиллиардное состояние гениальным умом. А некоторые наши – с помощью «наперстка». Сегодняшние дети от своих родителей знают, что капиталы многих российских сверхбогачей получены нечестно. И передадут это своим детям. Поэтому рассчитывать, что социальная несправедливость забудется сама собой, наивно. Лучше быстрее включиться в социальное обустройство российской жизни.

И тут я полностью согласен с Президентом России Владимиром Путиным, который на выездном заседании Госсовета в Салехарде в апреле 2004 года высказался за повышение социальной ответственности бизнеса. Причем ответственности, как я понимаю, выражающейся не в покупке картин для частной коллекции или пасхальных яиц Фаберже – эта личная собственность в любой момент может уехать вместе с владельцем в более удобную для него страну, и останется от яиц только поднятый прессой звон, – а материализованной в зданиях, дорогах, научных проектах и т. д.

Для нас в Якутии этот призыв является и поддержкой прошлых дел, и ориентиром на завтра. Руководство компании «АЛРОСА» считает социальную составляющую такой же важной, как и многие производственные проекты. Строя новые рудники, расширяя объем добычи алмазов, она одновременно

 

возводит храмы, школы, больницы, спортивные комплексы. Всем этим пользуются не только работники алмазной компании, но и остальные жители республики.

Сегодня такие же отношения между властью и бизнесом мы выстраиваем на уровне республики. Если бизнес нуждается в поддержке, мы ее окажем. Примем законы, позволяющие работать более эффективно, а значит, с большей налоговой отдачей для бюджета республики, уберем мешающие делу административные помехи.

Но при этом также недвусмысленно говорим: бизнес должен активно участвовать в социальном обустройстве республики. Что, между прочим, имеет стратегическое значение.

Раньше Север обустраивался за счет государственных средств. Сегодня у бюджетов страны и республики возможностей гораздо меньше. Значит, плечо должен подставлять бизнес. Что сегодня собой представляет Якутия? На площади, равной Индии, живет меньше 1 миллиона человек. Недавно мы зафиксировали отрадный факт: остановилось сокращение численности населения. Произошло это за счет увеличения рождаемости и уменьшения смертности. Но несмотря на то что отток населения из Якутии был гораздо меньше, чем из других субъектов Федерации Дальневосточного округа, мы еще не достигли дореформенной численности. А рядом -государства с огромным народонаселением. И мне приходилось слышать осторожные разговоры с намеками о некоей несправедливости: у одних, мол, жить негде, у других – неоправданно большие пустые территории.

Повернуть, а затем расширить миграционный поток из других регионов России в сторону Дальнего Востока и Севера можно, только обустроив эти территории. Без участия бизнеса, повторяю, этого не сделать. Вот почему мы приветствовали приход в республику компании «Сургутнефтегаз», зарекомендовавшей себя в Западной Сибири как социально ответственная структура. И пока не разочарованы. Получив лицензию на право пользования центральным блоком Талаканского нефтегазоконденсатного месторождения и еще три так называемые площадные лицензии с целью геологического изучения прилегающих территорий, «Сургутнефтегаз» немедленно принялся за обустройство базы в Витиме. В поселке сразу исчезла безработица. За несколько месяцев было сделано больше, чем прежними недропользователями за годы.

Параллельно с производственными проблемами компания стала решать социальные задачи. «Сургутнефтегаз» подписал два соглашения: с правительством республики и муниципальным образованием «Ленский улус». В рамках второго в городе Ленске построен 43-квартирный жилой дом. Стоимость его – около 80 млн. рублей. Впервые за 15 лет квартиры получили бюджетники: врачи, учителя, ветераны войны.

В рамках второго соглашения компания начинает строить здание республиканской сельхозакадемии. Стоимость работ – 300 млн. рублей. В этом же «пакетном договоре» – обязательство компании построить в городе Мирном, где сосредоточен большой интеллектуальный потенциал, Якутский институт нефтяной промышленности.

Уже делается генеральный план Витима, который станет базовым городом для «Сургутнефтегаза». В городе и к промыслам будут проложены дороги. Планируется построить аэропорт, способный принимать все типы самолетов.

В Ленском районе, а именно в нем находится Витим, компания намеревается построить школы, больницы, спортивный комплекс.

Мы, правда, не думаем, что нефтяники остановятся на этом. Месторождение богатое, осваивать его собираются быстро, пользоваться -долго. Сейчас добывается 220 тысяч тонн нефти 8 год, в 2008 году планируют брать уже 4 миллиона. Объем инвестиций составит 21 млрд. рублей. Так что перспективы есть. В том числе и для социального сотрудничества бизнеса и власти.

В.А. Штыров, Президент Республики Саха (Якутия),

“Российская Федерация сегодня”,

Республики Саха (Якутия): Специальный

выпуск. – 2005. – с. 39-41.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here