Президент Республики Саха (Якутия) Вячеслав Штыров 1 февраля встретился с журналистами республиканских средств массовой информации. Вопросы, на которые глава республики отвечал в течение часа, касались разных сфер жизни.

– Комментируя ход реализации в республике так называемого «суперзакона», Президент Якутии сказал, что, принято решение в 2005 году не переходить полностью на монетизацию льгот. Самые дорогие из них остались в натуральной форме. В том числе льгота на оплату за услуги ЖКХ ветеранам труда, тыла и жертвам политических репрессий, а также 50-процентная скидка за услуги связи, то есть за телефон, радиоточки. Это позволит на переходном этапе более надежно защитить интересы наших ветеранов, особенно в случае ценовых колебаний.

В республике монетизированы лекарственное обеспечение и транспортные расходы. Президент напомнил, что ветеранам тыла и жертвам политических репрессий выплачивается 175 рублей в месяц на лекарственное обеспечение. Эта выплата уже осуществляется реально. Мы вошли в федеральную систему получения лекарств, для республики поставщиком определанафирма «РОСТО». В принципе, эта система напоминает ту, которая была раньше. Чем она отличается? Увеличилась сумма, в 2004-м мы давали бесплатных лекарств на 800 рублей в год, а сейчас получается больше тысячи рублей. Изменилась и схема. Раньше лекарства брали в уполномоченных аптеках, а сейчас их будут получать в любой, но по специальным рецептам врачей. Здесь возникли определенные трудности надо оформить по четыре документа на одну единицу лекарств, на это уходит много времени. Правительство Якутии приняло срочное решение подоукомплектации Минздрава республики компьютерной техникой, добавили немного штатных единиц. Хотя все это должно было делаться за федеральный счет.

Что касается проездных, то, как известно, они практически выплачены, по 600 рублей на квартал. Республиканское Правительство сейчас ведет работу с главами улусных администраций и представителями автотранспортных предприятий по схеме внедрения проездных билетов.

В целом же по республике и изменение схемы предоставления льгот в связи с перераспределением полномочий между федеральными и региональными властями, и их монетизация прошли удовлетворительно, без особых сбоев.

–  Егор Борисов остался на посту Председателя Правительства Якутии.
Вы назвали три причины принятия такого решения – реализация 122-го федерального закона, ваша занятость в делах Кимберлийского процесса и введенный в республике режим чрезвычайной ситуации. Но ранее было заявлено, что премьер уйдет со своего поста. Не нашлось достойной кандидатуры?

– Нет, вопрос не в кандидатуре. Просто ситуация в жизнеобеспечении населенных пунктов и народного хозяйства республики действительно сложная. Мы были вынуждены ввести режим чрезвычайной ситуации, для которого есть две причины. Первая – сильнейшие устойчивые морозы, которые, по предупреждению Росгидромета, продлятся долго. Вторая связана с обстановкой в ОАО «Якутгазпром», где сменился собственник и возник острый конфликт между старым и новым менеджментом. Мы не можем допустить потери управляемости в этом важнейшем для тепло- и энергоснабжения республики предприятии. Руку, как говорится, надо держать на пульсе. Здесь ключевая роль – у Правительства Якутии и его Председателя.

Что касается Кимберлийского процесса, то 2005 году в этой международной организации, действующей под эгидой ООН, председательство перешло к Российской Федерации. Специальным распоряжением Президента России я буду представлять страну в Кимберлийском процессе и, соответственно, выполнять роль его председателя. Как вам известно, задачей процесса является контроль за тем, чтобы торговля алмазами не являлись источником средств для вооруженных конфликтов и террористических действий. В рамках этой контрольной работы мне предстоит организовать деятельность специальных групп в разных странах, самому посетить несколько иностранных государств, представить доклад в ООН. Ясно, что во время выполнения мной функций своеобразного международного чиновника нити управления республикой должны быть сосредоточены у имеющего знания, опыт и практику человека.

Вот почему мы решили пока воздержаться от перехода Егора Афанасьевича Борисова на постоянную работу в «АЛРОСУ». Но он будет оставаться первым заместителем председателя Наблюдательного совета компании на неосвобожденной основе и возглавлять три комиссии по стратегическим вопросам её деятельности.

Относительно кадров. Республика Саха (Якутия) всегда славилась своими талантливыми руководителями в разных сферах человеческой деятельности и сейчас в них недостатка нет. Я думаю, что вполне с ролью Председателя Правительства республики могли справиться некоторые из действующих его заместителей, несколько из генеральных директоров наших крупных предприятий.

– Состоялся аукцион по продаже акций «Якутугля». Будет ли продолжена работа в этом направлении?

– Вместе с «Якутуглем» мы прошли все этапы его жизни и хорошие и плохие. Зенит славы одного из лучших предприятий страны в 1980-е годы. Тяжелейший кризис 1990-х, когда разваливалась вся угольная промышленность России, шахтеры касками о рельсы стучали. Тем не менее, предприятие выжило и сохранилось, оставаясь государственным унитарным. В то же время по итогам 2001 года – 200 млн. рублей убытков. Если бы так и продолжалось, коллапс и банкротство этого потенциально сильного с хорошим трудовым коллективом предприятия стали бы неминуемыми.

Вот почему Правительством республики был утвержден специальный комплексный пятилетний план развития «Якутугля», предусматривающий резкое повышение эффективности его работы за счет целого ряда организационных, технических, экономических мероприятий. Практическая реализация этого плана дала хорошие результаты. Налажена ритмичная добыча и сбыт угля, снижены издержки производства, началась модернизация основного оборудования. Как итог, предприятие из глубоко убыточного стало прибыльным. По итогам 2004 года предварительно ожидается около миллиарда рублей чистой прибыли в целом по «Якутуглю».

Одним из элементов плана мероприятий по повышению эффективности работы «Якутугля» было его акционирование. Хочу сразу подчеркнуть, что это делалось исключительно в управленческих целях. Ведь форма акционерного общества открытого типа позволяет организовать более гибкое и эффективное управление предприятием и контроль за использованием его активов, чем организационно-правовой статус государственного унитарного предприятия. Акции «Якутугля» мы никому продавать не планировали.

Однако реальность заставила откорректировать наши планы. Когда решался вопрос о продолжении строительства железной дороги Беркакит-Томмот до Якутска, Правительство России жестко поставило вопрос о софинансировании этой стройки со стороны республики. К сожалению, консолидированный республиканский бюджет является дотационным и у нас нет достаточных объемов собственных налоговых доходов для софинансирования. Направлять же на эти цели трансферты из федерального бюджета запрещено законом. Тогда Минэкономразвития России в категорической форме поставило вопрос о продаже части акций «Якутугля» как источнике финансирования продолжения строительства Амуро-Якутской железной дороги. С этим согласилось Правительство Российской Федерации.

Почему именно так был поставлен вопрос? Во-первых, это прямо вытекает из общей федеральной экономической политики, когда взят курс на дальнейшую либерализацию экономики, освобождение государства от непосредственного участия в хозяйственной деятельности. Но есть еще и другая сторона дела. Мне уже приходилось говорить, что с 2000-2001 годов между Правительством России и Республикой Саха (Якутия) идут имущественные споры. В этих спорах большее внимание сфокусировано на алмазодобывающей промышленности, на «АЛРОСЕ». Но есть и другой план имущественных взаимоотношений. Федеральные министерства продолжают считать своей собственностью и некоторые активы на транспорте, в связи и других отраслях. Это относится и к «Якутуглю». Минэкономразвития России и Росимущество настаивают, что он, если не весь, то, по крайней мере, частично принадлежит Правительству Российской Федерации. Конечно, корни такого взгляда уходят в 1990-е годы, когда республикой не были до конца и правильно юридически оформлены решения о переходе предприятий угольной промышленности на территории Якутии в нашу собственность. Думаю, что подспудное отношение к «Якутуглю» как к своей собственности было тоже одним из мотивов, по которому федеральные структуры настаивали на продаже его акций и направление средств на стройку.

Итак, мы были поставлены в ситуацию выбора: что важнее ― железная дорога или акции «Якутугля»? Исходя не из сиюминутных соображений, а с точки зрения стратегических интересов республики, интересов будущих поколений, выбор сделан в пользу строительства Амуро-Якутской железнодорожной магистрали. Это тем более оправдано в условиях неясности исхода имущественного спорта. А так у нас и 75 % акций «Якутугля» в собственности остались, и выручка от продажи 25 % пошла в республику.

Что касается самой продажи, то она состоялась. И можно сказать, что их малая доля продана за огромную сумму. До начала аукциона стартовая цена продаваемого пакета акций, определенная в 100 миллионов долларов, считалась финансовыми аналитиками весьма завышенной. А на самом деле 25 % акций продано более чем за 400 млн. долларов.

Теперь мы имеем средства на финансирование строительства железной дороги Беркакит-Томмот-Якутск на три года вперед. А дальше посмотрим по источникам финансирования.

И «Якутуголь» остается под управлением республики, поскольку 75 % акций более чем достаточно для контроля над ним.

– Председатель Правительства России Михаил Фрадков подписал постановление о строительстве нефтепровода по варианту «Транснефти». Реально ли еще бороться за якутский вариант, и если не реально, то можно ли какие-то выгоды извлечь из принятого?

– Вкратце хочу напомнить наши позиции по этому вопросу. Первоначально мы были против, чтобы магистральные трубопроводы шли из Восточной Сибири напрямую в Китай по маршруту Ангарск-Дацин. Тому было несколько причин: и зависимость наших нефтяников от единственного покупателя углеводородов; и необходимость строительства протяженных подводящих нефте- и газопроводов от месторождений доАнгарска; и то, что собственно Дальний Восток оставался без нефти и газа, они ведь уходили, в основном, на экспорт. Наши доводы были приняты и руководством Российской Федерации, было определено, что магистрали двинутся с запада на восток по территории России на наше Тихоокеанское побережье.

Но при выборе конкретных трасс трубопроводов по этому маршруту споры развернулись вновь. Только теперь спорили о вариантах этих трасс. Их было два. Первый условно назовем вариантом «Транснефти». Он предусматривает начало трассы в Тайшете Иркутской области. Почему там? Это точка подключения нового нефтепровода к действующим на западе страны магистралям единой государственной нефтепроводной системы. Затем он движется вдоль Байкало-Амурской железной дороги прямо на восток, на Тихий океан. Второй вариант, так называемый, «северный», был предложен нами и доложен Президенту России на совещании в Хабаровске в феврале 2004 года. В соответствии с ним магистральные трубопроводы также начинаются в Тайшете, но затем поворачивают на северо-восток, проходят через юг Эвенкии, север Иркутской области, Западную Якутию, доходят до Алдана, потом идут вдоль Амуро-Якутской железной дороги до Сковородино и вдоль Транссиба до Находки.

Принят первый вариант. Кажется, что он бесспорен. Ведь это самый прямой, а значит – самый дешевый путь. Но это только на первый взгляд и только с точки зрения «Транснефти». На самом деле, если посчитать общие суммарные затраты всех нефтяников этот вариант будет дороже «северного». Ведь в этом случае трубы идут, если можно так выразиться, в «нефтегазовой пустыне». В том смысле, что на расстоянии в половину тысячи километров от его оси нет никаких месторождений нефти и газа. Значит надо делать к магистрали подводящие трубопроводы и из Иркутской области, и из Эвенкии, и из Якутии. Тогда суммарная длина труб удвоится. А целый ряд Восточносибирских месторождений можно будет законсервировать. Они станут нерентабельными потому, что, как говорится «за морем телушка-полушка, да рубль перевоз». В нашем случае «перевоз» – это перекачка углеводородов. Кроме того, не надо забывать, что трасса БАМа – это сейсмическая зона. Давайте вспомним, что Северомуйский тоннель на этой железной дороге строился четверть века из-за непрерывных сдвижек земной коры. Как же пойдут нефтепроводы даже не через, а вдоль опасныхЯблонового, Станового и других хребтов?

Наш – «северный», вариант идет в спокойной в орографическом отношении зоне, прямо через основные нефтегазовые месторождения Восточной Сибири и Якутии –Юрубчёно-Тохомскую группу, Ковыкту, Верхнюю Чону, Талакан,Чаянду и другие. С точки зрения общегосударственных интересов он выгоден во всех отношениях. Знаете, на заседании Комиссии Правительства России по вопросам топливно-энергетического комплекса президент «Транснефти» Семен Вайншток сказал, что, будь он председателем Госплана, принял бы вариант Якутии, а так он отвечает только за свое и настаивает на нем. И, к сожалению, настоял. Мне кажется, что принимая решение, Правительство России больше думало об экономии времени и денег по чисто формальным показателям.

Ну что же, мы люди дисциплинированные: решение принято – будем выполнять. Но пока до начала стройки ведутся расчеты и изыскания оставляем за собой право доказывать свое. Под самый Новый – 2005 год, я встречался по этому вопросу с Президентом Владимиром Владимировичем Путиным, затем с Председателем Правительства России Михаилом Ефимовичем Фрадковым, представлял им дополнительные расчеты и обоснования, подтвержденные Сибирским отделением Российской Академии наук. Они дали поручения министерствам еще раз рассмотреть их.

Будем дальше работать. Никогда нельзя сдаваться.

– Вячеслав Анатольевич, какова ваша оценка ситуации в городском хозяйстве Якутска?

– В Якутске есть мэр, но нет хозяина, поэтому и дела неважно идут.

Правительству Республики Саха (Якутия) очень часто приходится вмешиваться в решение вопросов, которые на самом деле являются чисто муниципальными. Это, конечно, иногда вызывает конфликтные ситуации. Но такова жизнь, и без вмешательства здесь все давно бы развалилось.

– Каково на самом деле финансовое положение республики?

–  Честно сказать, когда Правительство Республики Саха (Якутия) в нынешнем составе приступило к работе, то я не ожидал, что у нас в республике такой большой объем государственного долга. И за это время много сделано по его реструктуризации. Например, за три года задолженность по заработной плате с 1 млрд. 900 млн. снизилась до 300 млн. рублей. В основном эта задолженность была связана с нашим бюджетом.

Были крупные долги перед Российской Федерацией, которые удалось реструктуризировать. На 15 лет отсрочен долг по золотым кредитам, который был выдан для ликвидации закрываемых поселков. Это пять тонн золота. Удалось провести реструктуризацию долгов, которые республика получила во время наводнения в Ленске. Сумели списать часть долгов, связанных с деятельностью агропромышленного комплекса.

А на сегодня финансовое состояние республики таково, что мы спокойно выпускаем облигации, по финансовым параметрам их выпуск считается одним из самых удачных в России. Спокойно берем кредиты, некоторые банки даже обижаются, что берем кредиты не у них.

–   Вячеслав Анатольевич, как вы оцениваете реформу ЖКХв Якутске? И не только как Президент, но и как житель города? Ваше
мнение по поводу деятельности ЗАО «Якутские коммунальные системы»?

–   В Якутске постоянно происходят перемены, все время что-то меняется в системе ЖКХ – то округа, то управы, тоМУПы, то ГУПы. Заметьте, каждый год они появляются и исчезают, а результата никакого не приносят. По-моему, все это похоже на «фирмы-однодневки»: деньги получат за неоказанные услуги и растворяются в неизвестном направлении или банкротятся. В целом в Якутске мэрия движется не в ту сторону. Сейчас потребитель услуг отдален от тех, кто их оказывает. Надо двигаться к тому, чтобы люди сами оплачивали все услуги, а не централизовывать эти платежи через Москву. Получается так: бюджет республики направляет средства, и не малые, в мэрию Якутска, а та сразу их перечисляет в это ЗАО «Якутские коммунальные системы», а то, что у вас ничего не отремонтируют, так это никого и волновать не будет. Никто ни перед кем рублем не отвечает.

Думаю, исамо создание ЗАО достаточно странное. Учредить компанию в Москве, которая будет получать деньги от ЖКХ города Якутска – смешно, если ни печально. Следует проверить нормативно-правовые основания ее создания и то, как она выиграла тендер на оказание услуг. Как может выиграть фирма, которая создана за десять дней до тендера, не имеющая ни одного человека в штате, никакого имущества? Создана специальная комиссия Правительства Якутии для разбирательства по этим вопросам.

– Вячеслав Анатольевич, муниципальная реформа набирает обороты. Как будет формироваться доходная часть бюджетов муниципальных образований на поселенческом уровне?

– Двумя способами. Первый – за поселениями закреплены местные налоги. Второй – трансферты из республиканского бюджета. Теоретически Правительство республики должно иметь дело со всеми 450 муниципальными образованиями поселений. Но на практике, и закон это позволяет, мы хотим организовать схему, по принципу иерархии. Правительство республики, имеет бюджетные отношения с улусами, а, они уже проводят внутри улуса выравнивание бюджетной обеспеченности поселков и наслегов. Этот вопрос обсуждался на Совете по местному самоуправлению при Президенте Якутии. На нем с конструктивными идеями выступилимирнинцы, очень интересное сообщение сделал министр финансов республики. В течение первого квартала такая система будет разработана во всех тонкостях.

Штыров В.А. Реальные задачи -работа на будущее.

Статьи, выступления, интервью Президента

Республики Саха (Якутия) за 2005 год -Якутск.:

Администрация Президента и Правительства

Республики Саха (Якутия), 2007-с. 38-42.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here