Впереди в Госдуме острая борьба вокруг бюджета на 1995 год и, судя по всему, многие субъекты Федерации недовольны предложениями Правительства России.

8. МЫТЬ ЗОЛОТО СТАНОВИТСЯ НЕВЫГОДНО_image002Попытки навести порядок в бюджетной сфере понятны. Слишком велики недоимки как из-за финансового состояния предприятий, так и из-за массового ухода от налогов. С другой стороны, вся ответственность за социальную сферу возложена на регионы, а финансовая база для этого отсутствует. Сделана, правда, попытка внедрить систему трансфертных платежей, но мы считаем, в ней допущены грубые ошибки со стороны Минфина России в способах определения доходно-расходной части. За ориентир принят некий усредненный норматив доходов и расходов, который не может быть для всех одинаков.

Кто его определяет?

Минфин России. Причем, приняв старую систему экономического районирования. Применив общий дальневосточный стандарт по расходам, взяли его как норматив, а не учитывая, что в Якутии содержание любого бюджетника в 2-3 раза дороже, чем в южных районах Дальнего Востока. Мы сразу стали «богатыми», должны больше перечислять в трансфертный фонд, а своего учителя содержать на уровне Приморья. Ясно, что не только учитель, а любой наш бюджетник, на такое содержание просто не выживет. Такой подход мы считаем политической ошибкой.

Якутию иногда обвиняют в пренебрежении к интересам Федерации. Почему?

Чаще всего от незнания сути дела. С самого начала реформ мы старались действовать на основе договоров.

Значит, правила игры есть и выполняются?

У нас действуют ключевые соглашения об экономических отношениях, бюджете и собственности. До сих пор это устраивало. Но теперь пришло время более широкой договорной базы.

8. МЫТЬ ЗОЛОТО СТАНОВИТСЯ НЕВЫГОДНО_image004

Речь, видимо, о пакете соглашений между правительствами России и Якутии о разграничении полномочий и предметов ведения?

Да. И если мы их подпишем, то многие вопросы будут отрегулированы.

Возьмем для примера золотодобывающую промышленность….

Здесь ключевой вопрос — управление недрами. Они являются собственностью республики, но надо учитывать интересы Федерации. И мы не должны, если есть федеральные нужды, запрещать разработку месторождений.

А выдать при этом лицензию на разработку иностранной фирме вы можете?

Это уже совместный с федеральными властями вопрос. И не простой. Потенциальные партнеры, как правило, хотят свою долю прибыли получать золотом с правом вывоза. Но главная проблема даже не в вывозе металла, а в поиске серьезного партнера, готового участвовать в разработке крупных рудных месторождений, а не россыпей, запасы которых иссякают. А на таком уровне и в золотодобывающую промышленность деньги вкладывать западные партнеры не торопятся, хотя с удовольствием ведут переговоры, выдвигая невыгодные для нас условия. Думаю, их не столько беспокоит наша российская политическая нестабильность, сколько сейчас они просто преследуют цель осмотреться и заранее определить сферы своего влияния в будущей экономике России.

Тем временем курс рубля падает, вместе с его падением внутренние цены добычи растут, а мировая цена металла остается неизменной. И если уж мыть золото становится невыгодно, пришло время остановиться и подумать, для чего вообще России нужны Восток и Север? Почему с древних времен она двигалась туда, а теперь в обратную сторону? Половину людей уже потеряла Чукотка, все больше уезжает из Магадана, из Якутии. Давайте решим: должны эти территории быть заселены или нет? Увы, по сути дела, в России нет сформулированной региональной политики. Реформы идут стандартно: и на юге, и на севере, и в пустыне, а у каждого свои проблемы. Надо понять, к чему мы должны стремиться.

В чем же тогда самостоятельность региона, если он не может сам определить приоритеты своего развития и реализовать их?

Свои-то цели и интересы мы давно определили, а приоритеты выстроили. Речь сейчас идет об интересах на Севере и Востоке Российской Федерации в целом, и осмысленной стратегии их реализации и на сегодня, и на завтра. Ведь в геополитическом плане в ближайшем будущем не только природные богатства, но сама земля, как таковая, станет главным ресурсом. И надо думать, как закрепить свои территории. А сегодня все решается сиюминутным чисто коммерческим подходом: выгодно-невыгодно. Невыгодно — пусть умрет. Не надо — бросим. Так все Зауралье может быстро обезлюдеть. Но свято место пусто не бывает. На Дальнем Востоке уже 2 млн. китайцев, которые занимают явочным порядком землю, монополизирует некоторые сферы экономической жизни. И это реальная угроза. С другой стороны происходит постепенный разрыв экономических связей Востока и Запада России. Региональная политика должна прежде всего сохранять и укреплять эти связи. А мы даже не в состоянии полностью обеспечить людей на зиму.

Наверное, решению именно этих проблем будет служить разрабатываемая сейчас Программа социально-экономического развития Якутии до 2005 года. Это что, результат особого интереса к ней со стороны России?

Скорее, просто название программы не совпадает с ее содержанием. Речь идет о реализации крупнейших проектов федерального уровня на территории Якутии общими усилиями. На мой взгляд, в проекте Программы, найден эффективный метод согласования интересов Федерации и республики и совместного руководства программой коллегией, в которую вошли руководители министерств и ведомств как с федеральной стороны, так и с якутской.

Как финансируется программа?

Это будут расходы двух бюджетов; средства, которые зарабатывает специальный фонд реализации программы, через залоговые механизмы, выпуск ценных бумаг фондом программы; средства привлеченных инвесторов.

Есть в Якутии село Эльгяй. Так вот, там в местном музеехранится удивительный экспонат: переплетенные в схватке рога двух погибших оленей. Их и сегодня невозможно разъединить. А люди должны уметь договариваться и решать все вопросы вместе.

«24», 4 ноября 1994 г. № 47

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here