Выступление В.А. Штырова

на заседании Общественно-консультативного Совета

при Президенте Республики Саха (Якутия) 13 июня 2006 года

Уважаемые товарищи!

Text Box:   Выбор трассы магистрального нефтепровода Восточная Сибирь-Тихий океан. Талакан-Ленск-Олекминск-Алдан-Нерюнгри. 2006 г.  Сегодня мы с Вами обсуждаем важнейший, стратегический для нашей республики вопрос о строительстве на территории Якутии магистрального нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО). Хочу обратить Ваше внимание, что Президент Российской Федерации В.В. Путин в своих выступлениях не раз подчеркивал уникальное место и роль нашей страны в системе мировой энергетической безопасности. И встречи министров различных отраслей крупнейших стран мира в преддверии очередного саммита большой восьмерки тоже проходят под лозунгом поиска путей обеспечения энергетической безопасности.

Это еще раз подчеркивает, насколько важна для всего человечества энергетическая база. А любые критические события – политические кризисы или природные катаклизмы – показывают ее уязвимость и хрупкость.

Для того чтобы Российская Федерация сохранила свое сегодняшнее весомое положение в обеспечении мировой энергетической безопасности, прежде всего, чтобы энергетические богатства Российской Федерации служили мощным источником развития нашей страны, надо сохранять и укреплять свои позиции на мировых рынках. Сейчас идет упорная борьба за эти рынки, бурно обсуждаются вопросы трасс прохождения трубопроводов, диверсификации логистики энергоресурсов. Вы знаете, какую дискуссию вызывают, предположим, строительство североевропейского газового трубопровода по дну Балтийского моря, нефтепровода Баку-Джейхан в Каспийском бассейне. Конечно же, Российской Федерации в этих условиях надо укреплять свои позиции. Я полагаю, что на Западе, на европейских рынках, наши позиции достаточно прочные, хотя приходится выдерживать очень жесткую конкуренцию. А вот на нефтяном рынке Азиатско-Тихоокеанского региона Российская Федерация, обладая уникальными запасами нефти и газа, никак не участвует, за исключением пока небольших объемов поставок с Сахалина. Поэтому Президент и Правительство Российской Федерации считают важным и необходимым использовать сложившуюся в последнее время благоприятную конъюнктуру, чтобы осуществить прорыв и выйти на перспективнейший рынок стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Конечно же, некоторые нас там не очень хотят видеть. Существуют проекты подачи на Восток ближневосточной иказахстанской нефти, туркменского газа. Но возможности для выхода нашей страны на новые емкие рынки есть. Ключом к реализации этих возможностей является строительство трубопроводной системы Восточная Сибирь – Тихий океан. Она нужна всей стране, это стратегическая задача для Российской Федерации, но больше всего она нужна нам, потому что даст мощный толчок развитию Якутии, всего Дальневосточного региона и Восточной Сибири.

По ходу рассмотрения предполагаемого маршрута будущего нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан на разных этапах были разные варианты. Правительство Республики Саха (Якутия) всегда имело свою принципиальную точку зрения по этому важнейшему вопросу. Мы обосновывали ее не исключительно республиканскими интересами, а всегда считали, что мы исходим из общероссийских. Во время обсуждений и дискуссий, в том числе на самом высшем уровне, мне не раз приходилось говорить о том, что основной рассматриваемый маршрут нефтепровода из Усть-Кута на Тынду вдоль трассы Байкало-Амурской железной дороги не отвечает интересам государства. Потому что этот маршрут проходит по абсолютным нефтегазовым пустыням. Исходя из геологических закономерностей, там нет и не будет найдено месторождений углеводородов. В то же время в этом варианте оставались на большом удалении от магистрального нефтепровода нефтяные залежи севера Иркутской области, юга Якутии и Эвенкии. Богатейшие месторождения стали бы в одночасье неэффективными. И понятно почему. От каждой из них надо было бы строить подводящие к магистрали нефтепроводы длиной до тысячи километров. Здравый смысл и государственный подход победили. Наш вариант принят. Сейчас мы должны, как говорят геодезисты, «вынести проектные оси на местность». Обсудить конкретику.

Text Box:   Якутия. Ленский район. На слушаниях с участием представителей общественности и контролирующих организаций по обсуждению Декларации о намерениях по строительству нефтепровода                                           Восточная Сибирь – Тихий океан. г. Ленск. 2006 г. Сегодня мы рассматриваем Декларацию о намерениях по строительству нефтепровода. Компания «Транснефть» в соответствии с законом представила Декларацию в Республике Саха (Якутия) на разных уровнях. Во всех улусах, где проходит трасса нефтепровода, а также в г.Якутске открыты общественные приемные, куда каждый может обратиться со своими предложениями и вопросами. Декларация была обсуждена на уровне Правительства республики, в муниципалитетах, контролирующих и заинтересованных организациях. Сегодня внесена на Общественно-консультативный Совет. И итогом всей этой работы должно быть принятие решения – одобряется Декларация или не одобряется. Это сугубо принципиальный документ, он говорит о том, какие будут приняты основные планировочные. Технические и технологические решения, как исполнится при этом действующее законодательство, какие будут экологические и экономические последствия. Если Декларация будет одобрена, начнется другой этап – разработка технико-экономического обоснования (ТЭО), а потом проекта строительства. В ТЭО будет особый раздел – оценка воздействия на окружающую среду. Он должен зафиксировать, в каком состоянии находится экология по всей трассе нефтепровода до начала строительства, а потом показать, как будет меняться экологическая ситуация с реализацией проекта. Это очень важно. Но до этой стадии еще надо дойти. Если не будет одобрения Декларации, то проектировщики должны будут принимать другие решения прохождения маршрута и до ТЭО дело не дойдет пока. Если же Декларация будет одобрена, то раздел «Оценка воздействия на окружающую среду» в составе ТЭО будет представлена нам, ориентировочно, через месяц, потому что многие предварительные работы по нему уже ведутся.

Тогда мы должны получить полные ответы на все интересующие нас вопросы по части экологии. Затем, после того, как пройдут общественные слушания и государственная экспертиза по ТЭО в целом и ОВОС в его составе, могут быть начаты работы по проекту. Ожидается, что проект будет выполняться тремя отдельными частями, и первая часть – от Усть-Кута до Талакана – будет закончена в октябре этого года. Вторая часть – от Тынды до Алдана – в ноябре, и последняя часть – в конце года. Такова логика действий.

Схема достаточно структурирована, и у нас будет возможность для того, чтобы получить ответы на многие конкретные вопросы, которые здесь задавались. Я хочу отметить, что если вы хотите участвовать в работе, то надо участвовать. Здесь вы представляете разные общественные организации и партии. Вам известно (это опубликовано в газетах и интернете), где находятся общественные приемные ОАО «Транснефть», рабочие группы проектировщиков, их координаты, телефоны. факсы. Занимайтесь, смотрите, работайте с ними. В принципе в республике эта работа уже довольно продолжительное время ведется, но пока по административной, а не по общественной линии.

Я хотел бы дать ответы на некоторые ваши общие вопросы для того, чтобы было единое их понимание.

Насколько эффективен этот проект, что мы должны требовать с экономической, социальной точки зрения от «Транснефти» как будущего хозяина нефтепровода? Есть прямой экономический эффект. Например, по представленным расчетам бюджет Республики Саха (Якутия) будет получать на разных стадиях развития проекта от 3 до 5 млрд. рублей в год в виде налоговых доходов. Эта цифра уже рассчитана по годам. На территории республики только на первом этапе, в ближайшие три года, будет создано 1300 новых постоянных рабочих мест, не говоря о подрядных организациях, которые будут привлекаться не только в период строительства, но и в ходе эксплуатации. Мы понимаем, что современные системы управления нефтепроводом – это сложная интеллектуальная работа, которая требует специальной подготовки, современной космической связи, автоматики и т.д. Поэтому у нас появятся рабочие места для специалистов нового качества. Это хорошо, это пополнение интеллектуального потенциала республики, тем более, что он будет сосредоточен в улусах. Большая часть работников будет набрана в тех улусах, через которые пройдет нефтепровод, по специальной системе набора кадров. В октябре закончится проектирование первого этапа, и «Транснефть» вместе с администрацией Ленского улуса должна осуществить набор и направить порядка 200 человек на учебу в свой Центр подготовки кадров в Ангарске. И в следующем году уже почти половина из 1300 человек должна быть отправлена на учебу. Это специалисты среднетехнического уровня высокой квалификации, которые будут работать на местах. Инженерный состав также будет набираться в следующем году, их количество в настоящее время согласовывается с Правительством Республики Саха (Якутия). Таким образом, ОАО «Транснефть» уже на старте решает кадровые вопросы за счет привлечения якутян.

Но не только доходы в бюджет и новые рабочие места – главное для нас. Нефтепровод мы должны рассматривать так же, как и автомобильную дорогу. Пришла дорога – начинается жизнь, начинается развитие всех отраслей человеческой деятельности. Так же и здесь – если нефтепровод не будет построен, никому не будут нужны наши месторождения нефти. И наоборот, ввод нефтепровода многократно увеличивает цену любого, даже самого маленького нефтегазоносного участка. Это важнейшая предпосылка для развития нефтегазового комплекса. С имеющимся нефтепроводом у нефтегазового комплекса совсем другие параметры экономической эффективности. Например, в 2008 году будет введен нефтяной комплекс на Талакане, и к 2010 году он наберет мощность до 7,5 млн. тонн добычи в год. Это мы планируем уже сейчас, задача абсолютно реальная, и она будет выполнена. К этому же времени компанией «Таас-Юряхнефтегаздобыча» будет освоеноСреднеботуобинское месторождение. Они должны добывать более 2 млн. тонн. В совокупности 10 млн. тонн нефти. Объем товарной продукции – более 2 млрд. долларов, больше, чем сегодня приносит АК «АЛРОСА». Это революционныеизменения в бюджетной системе Республики Саха (Якутия), которые связаны только с двумя месторождениями. Но, чтобы это все было востребовано, чтобы месторождения действительно были запущены, необходима дорога – нефтепровод. Нефтепровод – только условие для выполнения более глобальной задачи, поэтому требовать от него решения всех наших социальных проблем неправильно. Требовать надо от нефтяников, которые используют наши природные ресурсы. Вот такой подход будет реализовываться.

Второе, что дает нефтепровод – развитие инфраструктуры. Для того чтобы обеспечить электроэнергией ту часть нефтепровода, которая проходит по территории Республики Саха (Якутия), надо построить как минимум две линии электропередач. Одна – из Мирного в Олекминск и далее в Алдан и на Талакан через Ленск, а другая – от Талакана до Киренска. Вспомните, как Правительство Республики Саха (Якутия) настойчиво ставит вопрос о необходимости создания объединенной энергосистемы страны и через Якутию протянуть ЛЭП с Дальнего Востока в Сибирь. Вы видите, что сам нефтепровод требует такого же решения. Это означает, что у нас появляется реальная возможность перейти от теоретической постановки вопроса к делу. Вместе с РАО «ЕЭС России» мы этот вопрос прорабатываем и вместе с нефтяниками его реализуем. Для Республики Саха (Якутия) новые ЛЭП – это возможность использовать избытки электроэнергии во всех трехэнергоузлах: в Западном, Центральном и Южном. Во-первых, для получения дополнительных доходов от продажи электроэнергии за счет перетоков в другие энергосистемы, во-вторых, для снижения тарифов, и, в-третьих, для дальнейшей электрификации всей нашей жизни. Вы видите, что, по меньшей мере, в Западной Якутии частично мы взяли курс не на газификацию, а на электрификацию и переводим дома, и социальные объекты на электроотопление. Тем более, что это все направлено на перспективу – через 10-15 лет мы создадим Южно-Якутский гидроэнергетический комплекс, чтобы снизить тарифы в Якутии и на всем Дальнем Востоке и сделать нашу экономику конкурентоспособной. Мы должны четко понимать, какие возможности получает Республика Саха (Якутия).

По автомобильным дорогам, как здесь правильно звучало, действительно есть возможность для развития их сети использовать и строительство нефтепровода, и, главное, освоение нефтяных месторождений. Но они не стоят в такой прямой, линейной зависимости, как кажется на первый взгляд. Потому что ни одна дорога не может попасть непосредственно в зону трассы нефтепровода по нормативным ограничениям. Кроме того, сам по себе нефтепровод – стратегический объект, который будет охраняться, пускать прямо рядом с ним трассу общего пользования запрещено.

Данную тему мы обсуждали недавно в Министерстве транспорта Российской Федерации. Разговор шел о создании государственно-частного партнерства при строительстве автомобильных дорог в Якутии. Конкретно -федеральной дороги «Вилюй», которая должна идти от Якутска до Иркутска. Я говорю федеральной, потому что вопрос придания дороге «Вилюй» федерального статуса практически решен. Она нужна всем, в том числе и нефтяникам. Вот и поле для партнерства государства и бизнеса.

Text Box:   Якутия. Нерюнгринский район. На слушаниях по Декларации о намерениях по строительству нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан. Президент Якутии В.А. Штыров, глава Нерюнгринского района В.В. Старцев, Глава национального муниципального образования «п. Ненгра» А.В. Завьялова. г. Нерюнгри. 2006 г. Наряду с дивидендами, которые мы получим с реализацией проекта Восточная Сибирь – Тихий океан, могут быть и потери. Например, правильно ставится вопрос о возможном экологическом ущербе. Но если мы одобряем эту трассу, то в разделе ОВОС мы все должны проверить и подсчитать. На самом деле, если сравнить те гектары земли, ту площадь, которая отводится для строительства нефтепровода с общим масштабом республики, то под этот проект попадает очень малая часть территории Республики Саха (Якутия). Конечно, нельзя это приуменьшать, но нельзя и преувеличивать. Здесь говорилось о том, что со строительством железной и автомобильной дорог оленеводы Иенгры потеряли пастбища и перестали заниматься оленеводством. Смешно говорить об этом. Надо реально все оценивать. Кстати, жители Иенгры единодушно поддержали маршрут прохождения трассы нефтепровода. Потому что не в дороге были потери, а в совсем другой сфере, совсем других вопросах. И если бы в свое время были созданы экономические и иные предпосылки для того, чтобы было выгодно и интересно заниматься оленеводством, то все бы им занимались. Есть другие причины того, почему люди перестали заниматься оленеводством. Не надо путать причины со следствием и сваливать все в одну кучу. Уже первые шаги, которые мы сделали в республике, в рамках принятой пятилетней Программы социально-экономического развития села, сразу обеспечили рост оленеводства.

Честно говоря, для нас было важнее, чтобы магистральный газопровод раньше прошел по этой трассе, чем нефтепровод. Ситуация такая, что существует основной вариант прокладки газопровода, когда примерно в том же коридоре, что и нефтепровод, ложатся и газовые трубы, конечно, с какими-то отклонениями. Если газовые трубы пойдут по трассе нефтепровода, это практически газификация большей части Якутии. Тем более что требования, которые предъявляет Президент Российской Федерации к газовым системам, таковы, что должна быть масштабная газификация населенных пунктов страны. Негазифицированными останутся только Крайний Север и Восток республики, да и то там мы ведем геологические работы и на углеводороды есть определенные предпосылки их обнаружения. Пока идут дебаты об очередности. Мы не согласны с «Газпромом» в том, что проект надо разбивать на части и приоритет получают Сахалин, Иркутская область, и только потом доходит очередь до наших месторождений. Вопрос будет решаться в сентябре 2006 года, поэтому нам надо укрепить доказательства своей правоты. Строительство нефтепровода укрепляет наши позиции, так как создаваемая для него инфраструктура послужит и будущему газопроводу.

Исходя из всего сказанного, я полагаю, что мы должны одобрить Декларацию о намерениях. Декларация – это намерение, заявление о том, что мы хотим провести нефтепровод, доказательство того, что это будет эффективно и безопасно. Не зря здесь так долго говорили о системе управления проектом, о его безопасности. На этом этапе все, что положено по закону, нам представили. Мы все изучили и согласны. На следующем этапе мы будем изучать раздел ТЭО и его раздел ОВОС – оценку воздействия на окружающую среду. Вот там мы можем предъявить конкретные требования: Text Box:   Якутия. Олекминский район. На обсуждении Декларации о намерениях по строительству нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан. Народный депутат Республики Саха (Якутия) М.Н. Евсеев, Президент Якутии В.А. Штыров. г. Олекминск. 2006 г.  делайте трубу под таким или иным углом, такой-то толщины и т.д. Потом предстоит утверждать три проекта отдельно, по частям, а дальше – проект самого строительства. Следует создать и общественную систему контроля за ходом строительства. Конечно, правительство будет осуществлять контроль. Но общественный контроль нужен, тем более, что мы апробируем его впервые, и это потом может пригодиться для иных целей. Поэтому я предлагаю принять положительное решение. То, что было добавлено по части технических, экологических и иных вопросов, мы принимаем, и в составе решения направим в ОАО «Транснефть», Минэнерго Российской Федерации, чтобы они знали, какие у нас существуют проблемы и точки зрения. Спасибо.

Штыров В.А. Устойчивое развитие:

проекты и перспективы.

Статьи, выступления, интервью

Президента Республики Саха (Якутия) за 2006 год– Якутск:

Библиотека Президента и Правительства

Республики Саха (Якутия), 2007. – с. 57-61.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here