Президент Якутии Вячеслав Штыров собирается построить музей мамонта. Самое поразительное, что это первый проведенный в России архитектурный конкурс, который стал событием в западной архитектуре и остался практически незамеченным в России.

Сообщение о завершении конкурса на музей мамонта пресс-служба президента Якутии распространила 14 августа. Оно оказалось недооцененным, поскольку главный упор в сообщении делался на мамонта. Анатолий Рыбаков в “Бронзовой птице” когда-то не без издевательства писал, что любой провинциальный музей обязательно начинает свою экспозицию с бивня мамонта, будто стремится доказать, что мамонты водились именно в этой области и крае, и несколько ироничное отношение к мамонту впитано нами с детства. И хотя найденный в Якутии в 2003 году Юкагирский мамонт является самой известной в последние десятилетия находкой палеонтологии и с тех пор, как его нашли, он все время путешествует под эгидой ЮНЕСКО (этим летом – в Японии), все же это предмет довольно специальный, как бы из области якутского краеведения. Он не получил широкого общественного резонанса.

А зря, потому что произошло серьезное культурное событие, просто этого никто не понял. Хотя Правительство Якутии честно сообщило, что в конкурсе наряду с “Якутпроектом” участвовали западные компании – Predockarchitects, Leeserarchitects, Neutelings-Riedij, SRLarchitectsи Fuksasarchitects, а выиграла компания Leeser, эти названия не впечатлили общественность. Вернее, нашу общественность. В только что вышедшем номере авторитетного журнала ArchitecturalRecordsэтот конкурс опубликован как одно из заметных событий мировой архитектуры этого лета.

Text Box:   Обсуждение новых проектов в Союзе архитекторов Якутии. г. Якутск

У этого конкурса оказались очень сильные участники. Из них в России больше всего известен итальянец Массимилиано Фуксас (Fuksasarchitects), куратор Венецианской биеннале 2000 года, автор новой гигантской миланской ярмарки – он приезжал в Россию с лекциями как специальный гость журнала АD. Но, пожалуй, в международной табели о рангах имя американца Антуана Предока (Predockarchitects) стоит даже выше, по крайней мере после того, как в 2006 году он стал лауреатом премии Американского института архитекторов (АIА), то есть лучшим архитектором Америки. Вероятнее всего, в ближайшее время мы услышим эту фамилию среди лауреатов Притцкера – архитектурной нобелевки. Что касается Виллема Яна Нейтлинга и Михела Рейдийка, то в Голландии эти архитекторы явно рвутся на первое место, и их слава международных звезд – дело ближайших двух-трех лет. Их регулярно выдвигают на премию Миса ван дэр Роэ, ставшую в последнее время главной премией Евросоюза, а это очень серьезный критерий. И практически аналогичную позицию занимает Сорен Роберт Лунд в Дании (SRLarchitects). Победителем стал Томас Лизер (Leeserarchitects), американец, ученик великого Питера Айзенмана, представлявший Америку на Венецианском биеннале 2004 года, обладатель десятка международных наград.

Фактически конкурс превратился в выставку гигантских авангардных инсталляций, придуманных европейскими звездами среди ледяной пустыни. По словам Томаса Лизера, “это все равно что строить на Луне”, и момент некоего выхода за границы естественного человеческого существования (мамонты на Луне) очень ощутим в представленных проектах. Сложность музея заключается в том, что это должен быть гигантский холодильник для ископаемых мамонтов, построенный в условиях вечной мерзлоты и так, чтобы температура была постоянной, а мерзлота не начала таять под тяжестью здания. Плюс к этому программа конкурса предусматривала создание в этом кошмаре большой оранжереи, по которой можно гулять как по саду. Выигравший проект предполагает, что вдобавок все это будет прозрачным, стеклянным. Форма самого музея напоминает то ли одного мамонта, то ли, скорее, их стадо – с десятками ног и устремленными вверх хоботами. Все это сделано геометрически обобщенно – по бесконечному ледяному полю бредут прямоугольные стеклянные мамонты, как будто их нарисовал печальный и немного простодушный кубист.

Фактически в Якутии соревновались между собой признанные звезды первой величины со звездами завтрашнего дня, и победа Томаса Лизера именно этим и была интересна в контексте европейской архитектуры. Это у них такой интерес – но нам-то важно совсем другое. Еще каких-то три года назад, готовя конкурс на Мариинский театр в Петербурге, мы боялись, что Россия никому не интересна, что сюда никто не поедет. Да что там три года назад! До сих пор приглашение западной звезды кажется невероятно модным, экстравагантным жестом, обеспечивающим пиар-внимание почти автоматически. А оказывается что?

А оказывается, что Россия для них – это не только страна суверенной демократии, но еще и прямо-таки земля обетованная. Не нужно, разумеется, преуменьшать способности якутских менеджеров – всё же собрать такой конкурс непросто. Но всё равноэто нечто удивительное. Первые фигуры европейской архитектуры бьются за право строить в России – в Якутии, в зоне вечной мерзлоты! Я думаю, нам еще предстоит это осознать. Мысль о провинциальности российского строительного процесса должна быть как-то скорректирована.

Григорий РЕВЗИН,

«Коммерсантъ», 23 августа 2007 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here