3. МОМЕНТ ИСТИНЫ…_image002

Мы сейчас экспортируем алмазов на сумму 1,3 млрд. долларов. После 20 лет бесплодных поисков наши геологи буквально в последние два года открыли уникальные месторождения алмазов, которые послужат стране еще и в будущем. Плюс к этому произошло событие миро­вого масштаба. Мы ввели в прошлом году один из крупнейших в мире горно-обогатительный комбинат по добыче алмазов. Но, к сожалению, получилось так, что в алмазную тематику во­влечены слишком большие силы и разные люди, которым, казалось бы, нет никакого дела до этих алмазов…

Алмаз – это такой товар, который очень сильно подвержен конъюнктуре рынка. Еще с самого начала основатель «Де Бирс»Сесиль Родс рассуждал примерно так: «Если есть в мире четыре чело­века, то для того чтобы алмазный бизнес развивался, надо, чтобы алмазы доставались только двум из них». И была создана система, которая сегодня называется алмазным трубопроводом.Представьте себе, что из любого рудника мира, из любой точки, где есть алмазы, идут трубо­проводы в один центр. А там стоит большая задвижка, и при помощи этой задвижки регулируют­ся спрос и предложение. Когда рынок хороший, то кран открывается и оттуда идут алмазы. Ко­гда рынок плохой (депрессивный, вялый), то кран закрывается и алмазы накапливаются в стоках «Де Бирс», содержание которых он и оплачивает. Вот почему нам выгодно с ним сотрудничать.

Вообще, несмотря на внешние различия во множестве подходов к внутреннему российскому алмазному рынку, все последние годы шла скрытая и открытая борьба по одному вопросу – сбыт алмазов. А ларчик просто открывается. Мы добывали алмазы и контролировали реализацию собственной добычи. А в это же время существовал Госфонд, из которого, в обход всяких правил и соглашений, происходили неконтролируемые выбросы алма­зов. Но на каком-то этапе Госфонд очень обесценился, потому что лучшие алмазы оттуда были уже изъяты и проданы в основном предприятиям с иностранными владельцами. И тогда этим людям, которые создали здесь свой бизнес, нужно было найти источник алмазов. Раз этот кончился, надо другой захватить. Какой? Никто никогда не сказал, что надо уничтожить компанию как добывающую организацию, наобо­рот, было много шума: вот давайте как-нибудь им поможем, пусть они добывают там свои алма­зы. Но родились идеи отделить сбыт от добычи и поставить его под свой контроль.

А у нас перед глазами история с золотодобывающей промышленностью, которая факти­чески погибает. Там суть дела была в том, что золотари добывали золото, а сбывать его сами они не могли. Его просто сдавали в Госфонд и получали оттуда деньги. Кончилось это тем, что у государства деньги закончились, золотари начисто были лишены финансовых источников.

В нашем же, алмазном, деле финал таков, что наша точка зрения о необходимости сохранения единства добычи и сбыта продукции была принята. Сегодня и Комдрагмета нет, и структуры управления изменились. Но, с другой стороны, и заинтересованные люди остались, и их мощное влияние на чиновников, скорее небескорыстное. И на компанию одновременно обрушилась масса проверок. Дело дошло до рассмотрения «алмазного дела» на заседании комиссии по чрезвычайным вопросам Правительства России. Прошло уже много времени с того «исторического» заседания. Пока что Компания жива и здорова, потому что попала туда незаслуженно и несправедливо. А свою точку зрения мы всегда отстаивали и отстоим.

3. МОМЕНТ ИСТИНЫ…_image004

К сожалению, на этом проблемы алмазной промышленности не кончились. Вот сейчас уже май месяц, а до сих пор нет квот на экспорт алмазов на текущий год. Любые обращения, доводы, письма на определенном уровне возле президента останавливаются и спускаются вниз. К тем самым людям, которые не дают квоты. Вообще, надо сказать, за последние годы система управления в стране деградировала и вобрала в себя все самые худшие черты, которые только возможны. Мин­фин с Минпромом России элементарно боролись почти три месяца за то, кто из них будет руководить золотой и алмазной промышленностью. А самое главное – они боролись за то, кто будет конт­ролировать денежные потоки. В ходе этой борьбы, естественно, они были заняты тем, как побе­дить друг друга, а не тем, как решить накопившиеся вопросы…

За последнее время у меня было две встречи с новым первым вице-премьером федерального Правительства Чубайсом, он обеща­л решить все вопросы. Жизнь-то не закончилась, все равно мы своего добьемся. Весь арсенал методов воздействия еще не включен. Пока что мы еще выступаем в роли просителей, а ведь ко­гда-нибудь можем выступить в роли требователей.

В ситуации – сложной, иногда отчаянной – спасают мысли о том, что наше дело нужно нашему государству, это надо моей Родине.Мы должны ее обустроить. И кто же, если не я, должен всего этого добиться?

 

Из телевизионной передачи “Момент истины”, май, 1997 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here