В соответствии с регламентом работы конференции «Природные ресурсы в экономике регионов Востока России» Первого Дальневосточного экономического конгресса провели работу три «круглых стола»: «Ресурсы недр в экономике Востока России», «Рациональное использование лесных ресурсов Востока России в условиях интеграции России в Азиатско-Тихоокеанский регион» и «Эффективное использование биоресурсов и рыбных запасов Востока России». В их работе приняли участие представители органов государственной власти, общественных и научных организаций, бизнеса и банков Российской Федерации и зарубежных стран.

12. МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОЙ ПОТЕНЦИАЛ НЕДР ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО РЕГИОНА_image002

Участники «круглых столов» отмечают, что освоение недр, лесных и рыбных ресурсов Дальнего Востока на основе выверенной стратегии комплексного регионального развития, позволит одновременно решить как минимум две важнейшие задачи:

– качественное улучшение социально-экономической ситуации в дальневосточных регионах с выходом на бездотационный уровень развития;

– защита национальных интересов и укрепление позиций Российской Федерации в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) и мировой хозяйственной системе.

Рациональное пользование природными богатствами не может осуществляться без сочетания рыночных механизмов с регулирующей ролью государства. Государственная политика должна содействовать развитию частных инициатив, при этом согласовывать интересы бизнеса с интересами человека, трудового коллектива, местного сообщества и государства в целом.

Участники «круглого стола» «Ресурсы недр в экономике Востока России» отметили, что горнодобывающая промышленность Дальневосточного федерального округа, сформировав высокий производственный потенциал, имеет перспективы дальнейшего развития. Основные предпосылки для этого – наличие богатой минерально-сырьевой базы и благоприятная конъюнктура, в особенности на рынках Азиатско-Тихоокеанского региона. На Дальнем Востоке сосредоточено около 81% общероссийских запасов алмазов, 92% олова, 33% золота, 30% серебра, 50% сурьмы, 11% угля. Имеются значительные запасы углеводородов, урана, редких и черных металлов, марганцевых и апатитовых руд, других видов минерального сырья. При этом из-за низкой изученности минерально-сырьевой базы прогнозные ресурсы значительно превосходят разведанные запасы месторождений полезных ископаемых.

Участники «круглого стола» определили приоритетные инвестиционные проекты по разведке и освоению месторождений: Эльгинского каменноугольного, Кючусского, Куранахского, Нежданинского, Нижне-Якокитского золоторудных, Эльконской группы комплексных урановых, Десовского, Таежного железорудных в Республике Саха (Якутия); Гаринского железорудного в Амурской области; Наталкинского золоторудного в Магаданской области; Майского и Купольского золоторудных в Чукотском автономном округе; Алагминского циркониевых руд, Тунгусского подземных вод, Комсомольского и Баджальского оловорудных районов в Хабаровском крае; угольных, золото-серебряных, медно-никелевых в Камчатской области.

Эффективное освоение минерально-сырьевого потенциала недр Дальневосточного региона существенно сдерживает ряд проблем, к которым, прежде всего, относятся:

– несовершенство нормативной правовой базы в сфере минерально -ресурсных отношений, недостаточное государственное финансирование
геологоразведочных работ, отсутствие механизмов, стимулирующих инвестирование средств в геологоразведку;

–  уравнительное налогообложение, делающее разработку многих месторождений невыгодной;

–  излишняя централизация, приводящая к затягиванию процедуры рассмотрения вопросов и принятию зачастую недостаточно эффективных
решений;

–  неопределенность роли и участия государства в реализации инвестиционных проектов по созданию инфраструктуры при освоении месторождений полезных ископаемых.

12. МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОЙ ПОТЕНЦИАЛ НЕДР ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО РЕГИОНА_image004

Принятие новой редакции федерального закона «О недрах» во многом позволило бы разрешить указанные проблемы. В то же время, законопроект, внесенный Правительством России в Государственную Думу, не позволяет сделать этого. Представляется настоятельно необходимым существенно откорректировать проект закона. Коррективы должны основываться на следующих базовых подходах.

Во-первых, необходимо четкое разделение функций государства и бизнеса при проведении геологоразведочных работ на основе принципа: для государства важен потенциал территорий, а освоение месторождений – дело недропользователей.

Исходя из такого подхода, государство должно взять на себя риск ранних стадий геологоразведочных работ, подготовку объектов для расширения базы лицензирования. Она включает проведение прогнозно-поисковых и поисково-оценочных работ по выявлению перспективных объектов на профилирующие и дефицитные для региона виды минерального сырья, картирование территории Дальнего Востока для планирования геологоразведочных работ и оценки прогнозных ресурсов полезных ископаемых.

На основании этих данных недропользователи получат представление о перспективности территорий, приобретут лицензии на разработку минерально-сырьевых ресурсов.

Постановка вопроса об активном участии государства в проведении прогнозных и поисковых работ особенно актуальна сейчас, когда существенно возрос интерес к освоению месторождений твердых полезных ископаемых. Оказались востребованными не только месторождения с низко технологичными рудами, но и проявления полезных ископаемых с достаточно неопределенными перспективами. В этих условиях совершенно очевидна ограниченность фонда подготовленных к передаче в разведочную стадию и промышленное освоение перспективных участков недр.

Для обеспечения стабильного финансирования государственных геологических работ предлагается направлять на эти цели часть налога на добычу полезных ископаемых в качестве закрепленного источника.

Во-вторых, необходимо разделить и сбалансировать полномочия в области недропользования между разными уровнями публичной власти.

В основу разделения полномочий предлагается поставить статус участков недр: федерального, регионального или местного значения. В качестве критерия отнесения конкретного участка к той или иной статусной категории установить величину запасов полезного ископаемого содержащегося в его недрах.

Анализ по основным видам минерального сырья показывает, что 70-90% небольших месторождений от общего количества разрабатываемых обеспечивает не более 20% суммарной его годовой добычи. Иными словами значительная часть небольших объектов недропользования не оказывает существенного влияния на баланс производства и потребления минеральных ресурсов, формирование доходов федерального бюджета, и имеет преимущественно социальную и экономическую значимость только на местном, региональном уровне. Именно такие участки недр предлагается отнести к ведению субъектов Федерации и муниципалитетов. Такой подход позволит, с одной стороны, сохранить сферу федерального контроля на 80% минерально-сырьевой базы страны, а с другой, обеспечить условия для мотивации регионов на создание благоприятных условий для развития горных предприятий и местной минерально-сырьевой базы.

12. МИНЕРАЛЬНО-СЫРЬЕВОЙ ПОТЕНЦИАЛ НЕДР ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО РЕГИОНА_image006

Наделение региональных и местных властей определенным кругом полномочий в области недропользования будет служить и обеспечению участия населения непосредственно в решении социальных, экологических и других проблем. Жители территорий, на которых осваиваются месторождения, должны иметь право на справедливые компенсации в случае, если затрагиваются какие-то их интересы, а регионы и муниципальные образования заключать договоры с недропользователями об их участии в решении конкретных местных социально-экономических вопросов. Это тем более важно для урегулирования взаимоотношений коренных малочисленных народов с хозяйствующими субъектами, действующими на территориях их традиционного природопользования. Сегодня же, когда основная часть налогов и платежей уходит в федеральный бюджет, и нет правовых механизмов для взаимодействия местных властей с недропользователями, субъекты Федерации и муниципальные образования не заинтересованы в развитии добывающей промышленности, поскольку это связано с экологическими последствиями, дополнительными бюджетными расходами в связи с повышенной, нагрузкой на имеющуюся социальную и производственную инфраструктуру. Надо сказать, что на федеральном уровне уже идет процесс осознания важности участия субъектов федерации в управлении природными ресурсами страны. Так, по итогам заседания Госсовета России в Калининграде будут внесены изменения в законодательство по возврату регионам значительной части полномочий по управлению лесным хозяйством, водными объектами, экологическому контролю. Во время пребывания на Дальнем Востоке Министр экономического развития и торговли Российской Федерации высказался за передачу регионам полномочий по управлению земельными ресурсами, федеральным имуществом с соответствующим сокращением федеральных территориальных подразделений. Поэтому нужно, чтобы новый закон о недрах учел все эти моменты.

Третий базовый подход, который, по мнению участников «круглого стола», должен быть реализован в новом законе о недрах и сопряженном с ним законодательстве, заключается в создании системы дифференцированного налогообложения недропользования. Ставки конкретных налогов должны устанавливаться разными в зависимости от горно-геологических и экономико-географических характеристик месторождений и степени их выработанности.

Закон должен также создавать стимулы для комплексного использования и глубокой переработки природных ресурсов. Освоение территориальной совокупности полезных ископаемых и крупных ресурсных сочетаний возможно через организацию кластеров отдельных, сконцентрированных в рамках единого производственного процесса, групп предприятий и смежных отраслей. Эти объединения могут стать настоящими локомотивами экономического развития территорий, на которых они расположены, дать импульс для развития инноваций и технологий, появления новых рабочих мест. К перспективным направлениям относится организация горно-металлургических, химико-металлургических комплексов, станций подземной газификации угля для выработки тепловой и электрической энергии, жидкого топлива и дефицитных химических продуктов. Например, консолидация минерально-сырьевой базы, трудовых ресурсов, избыточных энергоресурсов при наличии транспортной сети создает предпосылки для образования горно-металлургического кластера межрегионального значения, включающего территорию Южной Якутии и севера Амурской области.

Однако, серьезным ограничительным фактором в освоении ресурсов является неразвитость инфраструктуры. В первую очередь, это касается северных и восточных регионов, где и расположены основные минерально-сырьевые ресурсы. Для реализации проектов предлагается использовать механизмы государственно-частного партнерства. В развитие инфраструктуры, без которого невозможна реализация проекта, могут направляться средства из федерального и регионального бюджетов, а в производственные проекты – средства частных инвесторов. Для того, чтобы запустить эти механизмы, одновременно с новым законом о недрах надо принимать и законодательные акты о государственно-частном партнерстве, его конкретных формах и условиях.

Подводя итог, можно сказать, что нет смысла принимать закон ради закона. Его положения должны учитывать и негативные, и позитивные аспекты сложившейся практики и создавать нормативные условия для развития той или иной человеческой деятельности. Новый проект закона о недрах никак не отвечает этим требованиям. Необходима самая существенная его доработка и одновременное внесение изменений и дополнений в сопряженное законодательство.

Вячеслав ШТЫРОВ,

Президент Республики Саха (Якутия)

«Руды и металлы», № 5, с. 27-29, 2005 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here