1. НАМ УДАЛОСЬ СОХРА НИТЬ УПРА ВЛЯЕМОСТ Ь ЭКОНОМИКИ_image002В последний день ушедшего года наш корреспондент беседовал с Вице-президентом, Премьер-министром РС (Я) Вячеславом Штыровым.

Вячеслав Анатольевич, прежде чем мы перейдем с Вами к прогнозу наступившего года, хотелось бы, чтобы Вы хотя бы вкратце проанализировали ситуацию, сложившуюся в году прошедшем. В частности, в области политической.

Если Вы имеете ввиду прошлогодние выборы в Государственную Думу России, то начнем с того, что, по моему мнению, в России еще не сложилась настоящая многопартийность. Если не считать одной — коммунистической — остальные, участвовавшие в выборах блоки и движения, точнее было бы назвать зародышами партий. И выборы свелись не к борьбе партий, идейных платформ, организованных структур, а к борьбе лидеров, объединивших вокруг себя ближайших сторонников. Причем иногда даже невооруженным глазом было видно, что это объединение происходило по служебному принципу.Например, С.Шахрай начал организовывать свою партию, провелкое-какую подготовительную работу, поездил по регионам. Но еслипосмотреть на состав его партийного списка, то это в основном «служебные соратники».

Пожалуй, только коммунистическая партия может называть себя с полным основанием таковой. Поскольку имеет сформировавшуюся структуру и достаточно четко выраженную идеологию. Но и она не проявляла себя достаточно ярко из-за внутренней фракционной борьбы. Таким образом, если посмотреть на российский политический ландшафт с некоей верхней точки, то нетрудно заметить, что только в Москве и в Санкт-Петербурге в какой-то степени появились зародыши, прообразы будущих партий. В остальной России, по сути, никаких партий не было и нет. И это неспроста — партию невозможно организовать как клуб футбольных болельщиков. Партия образуется, когда общие экономические и социальные интересы объединяют большие массы людей и требуют реализации через политику. А поскольку сегодня только происходит расслоение людей на социальные группы, то, собственно говоря, партий, как таковых, еще и не существует. Кто, например, голосовал за Жириновского? Люди самых разных кругов, начиная от интеллигенции, кончая домохозяйками.

Когда закончится начатое в результате реформ расслоение общества, когда каждый поймет свои интересы и начнет объединяться с людьми подобных же интересов, тогда на основе объединения экономических интересов у них и родится какая-то общая идеология, а вместе с ней и настоящая новая партия.

Это все в масштабах России. А вот что касается Якутии — каково, на Ваш взгляд, будет влияние избранного нами Законодательного Собрания (Ил Тумэн) на экономику?

Следует сказать, что те процессы, которые происходят в России, характерны и для Якутии. У нас тоже партии не принимали участия в выборах. Приверженность некоторых депутатов тем или иным идеям была известна, но сказать, что они выступали от каких-то партий, нельзя. Борьба шла между личностями. Это подтвердили и итоги выборов в Ил Тумэн.

Судя по ходу предвыборной кампании, многие депутаты победили под лозунгами очень сильной критики Правительства и Президента республики. Это само по себе показывает, что они, борясь за мандат, надеются влиять на ход событий. Но я думаю, что у этих людей очень велика инерция мышления — они представляют, что вновь созданный законодательный орган будет таким же всевластным, как бывший Верховный Совет Якутии. Но Ил Тумэн — это не Верховный Совет. Он не является всевластным органом, его функции существенно ограничены. И я не думаю, что члены Ил Тумэна будут сильно влиять на текущую экономическую политику, проводимую Правительством республики. Влиять этот орган, конечно, будет, но только в стратегических вопросах через законы. И заниматься он будет созданием законов, работой на перспективу, а не внесением бесконечных мелких поправок курса и вмешательством в текущие хозяйственные дела.

Как Вы оцениваете экономическую ситуацию, сложившуюся на конец 1993 года?

Думаю, что результаты прошедшего года можно оцениватьпоразному. В прошедшем году сделано очень много положительного. Остановлен спад производства. В некоторых отраслях мы добились успехов, которых даже не очень и ожидали. Например, удалось стабилизировать угольную промышленность, перевыполнили планы по добыче золота. Это было невероятно трудно, учитывая, что идет структурная перестройка, создаются новые отрасли народного хозяйства.

В целом по республике экономическое положение нормальное — если иметь в виду соотношение между издержками производства и доходами. Ключевые предприятия имеют балансовую прибыль. Созданы необходимые запасы материальных ресурсов, продовольствия. Хотя и с огромными трудностями, но функционирует сельское хозяйство. Это все положительные моменты. Но, с другой стороны, обострение экономической обстановки в Российской Федерации, конечно же, не может не сказаться на экономике Якутии. Связано это прежде всего с тем, что наша республика в основном экспортно-ориентированная. А поскольку в экспортноориентированных отраслях сложилась особая система ценообразования, которая очень тесно связана с курсом доллара, то нынешняя ситуация для нас очень неблагоприятна. Искусственное сдерживание курса рубля по отношению к доллару выбивает из колеи не только нашу республику, но и другие, чья экономика по структуре близка нашей.

Это то, что касается специфики Севера. Но есть и общероссийские проблемы, которые неминуемо скажутся на нашей экономике. Это — ухудшение состояния кредитно-денежной системы. На мой взгляд, методы отчаянной борьбы Е.Гайдара и Б.Федорова с инфляцией привели к краху. Более того, они сами являются вдохновителями инфляции. Это они стимулируют ничем не обоснованное безудержное повышение цен в надежде

выйти на мировые цены и рынки, где бы мы вступили в конкуренцию с западными партнерами. Причем, на мой взгляд, нет никаких оснований поднимать цены, прежде всего, на нефтепродукты, а это основной источник инфляции.

Бесконечные повышения зарплаты, на которую у них самих нет денег, делаются, без сомнения, с целью завоевания голосов избирателей. Для примера, история с повышением минимальной тарифной ставки в прошлом году — когда повышение объявили, а фактическое увеличение состоялось только спустя четыре месяца… Перед выборами объявили об увеличении минимума заработной платы почти в два раза, а после выборов заявляют, что это можно сделать только с февраля. Да и неизвестно — можно ли это будет сделать. А это ведь тоже мощный источник инфляции. Другими словами, сами создают инфляцию и сами выбирают методы борьбы с ней. Причем такие методы борьбы, которые, на мой взгляд, не только не могут победить ее, но скорее могут парализовать всю экономику России… И если не откорректировать общеэкономический курс, то может произойти то, что происходило в Америке в конце двадцатых годов — внезапная остановка производства и всеобщий финансовый и производственный крах.

Обостряются и наши внутренние проблемы, связанные снедостаточной эффективностью ряда отраслей хозяйства республики. Серьезную тревогу вызывает наше положение на международных рынках, где мы не можем чувствовать себя достаточно уверенно. С недавнего времени мы сами стали торговать алмазами с иностранными партнерами и теперь понимаем, сколь сложное это дело.

И, возможно, здесь-то и проявится вся слабость нашей экономики, неподъемность огромной инфраструктуры, которая висит на наших добывающих отраслях и является для них просто непозволительной роскошью в условиях Севера. Этого не позволяют себе ни канадцы, ни американцы. А ведь на рынке нам придется столкнуться с ними!

Есть сложности в торговле углем. Другими словами, нам еще надо доказывать свое право присутствия на международных рынках.

1. МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ_image004

На некоторых комбинатах слишком велики издержки производства при добыче золота, слишком велика его себестоимость. И если Правительство Якутии прекратит централизованные закупки золота, рынок будет свободным, то неизвестно — смогут ли эти комбинаты продать золото по той цене, которая обеспечит какой-то уровень рентабельности.

Положение у нас весьма сложное. И в этих условиях нам, видимо, придется закрыть часть производства, оставив только самые эффективные. Ясно, что это вызовет массу проблем, в первую очередь социальных.

Одна из главных статей дохода республики — алмазы, которые она добывает, и бриллианты, ограненные на наших заводах. О том, как строится торговля алмазами, писали довольно много, а вот о бриллиантовом рынке известно значительно меньше. Кто их покупает у нас?

Когда мы начали развивать бриллиантовую промышленность, то практически в создании каждого производства принимали участие иностранные партнеры. И это неспроста. Они помогали нам внедрять свою систему управления, новые технологии. Но одной из главных причин было желание выйти через них на рынки сбыта. В чем-то это удалось. Хотя и небольшое количество бриллиантов, но мы все же продаем в Японии. А где-то и не удалось. По разным причинам. Конечно, наивно, было бы полагать, что на зарубежных бриллиантовых рынках нас ждут с распростертыми объятиями. С другой стороны, торговлю алмазами сдерживали нерешенные в России вопросы квотирования, лицензирования и сертификации. И до сих пор чуть ли не по каждому бриллианту эти вопросы приходится решатьиндивидуально. Все это отпугивает наших партнеров. Но мы продолжаем работу. Надеемся, что попадем на южнокорейский рынок. Вполне возможно, что сможем вообще освоить азиатские рынки, а через систему СП попадем и на европейский рынок.

Второе направление — внутренний рынок России. Думаю, по мере стабилизации экономики этот рынок будет одним из самых емких. Пока что продажа идет в свободном режиме. Есть и покупатели. Для того, чтобы подтолкнуть это дело, задумали создать у себя бриллиантовую биржу.

Конечно, все это требует долгой и кропотливой работы. Но идеология уже сложилась, и верю, что в 1994 году мы значительно продвинемся в этом деле. Хотя не надо забывать и того, что развитие алмазно-бриллиантового дела идет поэтапно. Прошлый год был в основном посвящен пуску заводов, подготовке кадров, решению проблем с оборудованием, сырьем. Сейчас мы уже находимся на этапе налаживания системы реализации продукции.

Сейчас все чаще проскальзывает мысль о том, что Север надо разгружать, т.е. какие-то производства закрывать, а людей переселять в более теплые районы. Существует ли какая-то конкретная программа, предусматривающая это?

Прежде всего, нам необходимо принять меры для того, чтобы занять людей эффективным трудом. Очевидно, что на Крайнем Севере создать новые эффективные производства чрезвычайно трудно. Поэтому, действительно, мы должны принять меры для того, чтобы разгрузить Арктическую зону. Мы готовы представить рабочие места в других регионах республики. Это позволит повысить эффективность существующих на Севере Якутии производств.

Взять тот же Депутатский. В 1994 году там планируется оставить примерно шесть тысяч человек, а было в два с лишним раза больше. Это значит, что оставшиеся будут иметь больше дохода при прежнем объеме производства. Но самое главное, это надо делать потому, что если мы не снизим себестоимость добываемого олова, то не сможем никому сбыть свою продукцию. А это значит — придется полностью закрыть это производство, а олово Россия будет по более низкой цене покупать за границей. Нужно сохранить предприятие, сохранить людей, а путь к этому один — сократить издержки производства. Это задача колоссальной сложности! И ее, конечно, нельзя сводить только к сокращению того, без чего можно работать. Нужно коренным образом изменить наш подход и к технике, и к технологиям, и к организации труда.

Если говорить о программе в целом по республике, то она готовится. Первые ее направления: Депутатский, затем Кулар, где тоже должно быть сокращение численности и переход на новые участки с более богатым содержанием золота, изменение технологий. Далее предстоит решать сложнейшие задачи оптимизации и сокращения строительных организаций и сферы обслуживания в тех пунктах, которые связаны с обеспечением северных районов…

Поскольку мы говорим о программах и планах, не могли бы Вы сказать, на какую глубину планирует свою деятельность Правительство? Ведь, насколько я понимаю, речь сейчас идет пока только о ближайшей перспективе на 1994 год?

Должен сказать, что директивного плана, скажем, на пять лет, у наспока нет. И хотя, в принципе, он существовать может, но пока никто неставил перед собой задачу его формирования. Задача нашего времени определить основные контуры всей будущей системы производственных отношений. На 1992 год Правительством былразработан план, который практически не затрагивал вопросы сохранения объемов производства. Речь в основном шла о качественной стороне дела: переходе от плановой системы к рыночной, об изменении отношений собственности, коренном изменении банковской системы, об аграрной реформе, системе социальной зашиты. Таким образом, главная наша задача была — создание совершенно новой системы ведения хозяйства. Тогдабыло разработано восемь блоков, над которыми мы и работали.

В конце 1992 года мы посчитали, что контуры этой системы созданы. И хотя она была далека от совершенства, тем неменее позволила нам перейти к решению более конкретных экономических задач. Соответствующим образом изменились и акценты 1993 года — когда был взят курс на стабилизацию экономики как таковой. Мы считали необходимым до конца 1993 годасоздать фундамент, с которого уже можно было стартовать.

Сейчас подошло время создания долговременных планов. Это будет план реконструкции и развития народного хозяйства и плансоциального развития.

Глубина проработки планов изменилась, изменилась и их направленность. Пока что планы детально прорабатываются на три года, потому что именно этим сроком ограничена деятельность нынешнего Президента и Правительства республики. Но в то же время начинается предварительное формирование подходов к основным направлениям развития Якутии на дальнюю перспективу до 2005 года.

Сформированы отдельные направления по отраслям. Проведена большая работа с компанией «Алмазы России – Саха», которая обновила все свои планы, и теперь мы можем проследить перспективу ее развития. В I квартале будет закончен план развития нефтеперерабатывающей промышленности и других отраслей.

1. МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ_image006

Как известно, республика задолжала довольно крупную сумму Российской Федерации, которая была отпущена на досрочный завоз товаров на Север. Каким образом планируется погасить этот долг?

Как вы понимаете, у нас необычная экономика, связанная с необходимостью иметь запас материальных ресурсов и с сезонностью работы предприятий. И у предприятий должна быть в наличии определенная сумма оборотных средств. Она, по нашим оценкам, должна составлять около полутриллиона рублей. Но этих денег нет. Российское Правительство дало нам кредиты, а сейчас требует их возврата. Но производственный цикл еще не завершен, и потому мы должны возвращать эти деньги как минимум будущей весной, когда употребим завезенные товары и произведем какую-то продукцию. Вот это совершенно не учитывается в кредитной политике России.

Мы сейчас будем действовать в нескольких направлениях одновременно. С одной стороны, будем вести переговоры о пролонгации кредитов, с другой — примем решительные меры у себя в республике для ускорения оборачиваемости кредитов. Сейчас зачастую выгоднее возить некоторую часть товаров самолетом, чем брать эти громадные кредиты и держать продукцию на складе, увеличивая ее цену на сумму издержек хранения. Этого еще многие не понимают, и Правительство республики будет активно работать над тем, чтобы предприятия вернули кредиты.

Кроме того, будет сделана попытка создать собственные кредитные ресурсы.

Теперь о бюджете республики. Что сейчас он из себя представляет?

Если говорить о бюджете прошлого года, то мы закончили его без дефицита. Долгов у нас нет. Что касается нового года, то мы составили бюджет исходя из ситуации, сложившейся в IV квартале 1993 года. В зависимости от обстоятельств нынешний бюджет опять будем индексировать. Это единственный путь, который мы видим.

Будут ли изменения в налоговой политике?

Налоговая реформа, безусловно, нужна. Мы считаем, что в России должна происходить эволюция от налогообложения предприятий к налогообложению физических лиц. Это чрезвычайно трудная задача, но решать ее надо. И еще необходимо, чтобы в большей степени облагались налогом основные фонды предприятий и в меньшей степени — прибыль. Только в этом случае предприятия будут заинтересованы в том, чтобы как можно более эффективно использовать эти основные фонды.

Эти меры должны, на наш взгляд, стимулировать производителей. Однако, самостоятельно принять такие революционные решения в рамках только налоговой системы республики мы не можем, поскольку обязались не разрушать общероссийское экономическое пространство. Но Правительство России, судя по всему, кардинальных мер в области налогообложения предпринимать не собирается. Поэтому мы остаемся в рамках прежней налоговой системы. Однако, если внимательно присмотреться к ней, то нетрудно заметить, что она дает все возможности жить товаропроизводителям. У нас высший уровень налогообложения распространяется только на горнодобывающие предприятия. Для остальных она значительно ниже, а некоторые отрасли вообще никаких практически налогов не платят. Кроме того, стимулируются капитальные вложения. То есть, я хочу сказать, что, если правильно использовать нашу налоговую систему, можно вообще не платить налога с прибыли. Все дело в том, как эту прибыль использовать. Все хотят использовать ее на зарплату. А потому мы никогда не откажемся от очень жесткого налога на фонды потребления. Иначе мы будем вынуждены, как в некоторых других регионах, отказаться от жилищного строительства, от поддержки работников бюджетной сферы.

И вообще, надо иметь в виду, что рынок рынком, а на государстве лежит ответственность за огромную социальную сферу. И она постоянно увеличивается. Мы же не объявили платной медицину, образование. Увеличилось количество пенсионеров, безработных. И всех их надо содержать. А ведь государство лишилось мощного источника дохода — своей собственности. Остался единственный — налоги и рента (плата за землю, за ресурсы).

Другими словами, я не думаю, что мы в ближайшее время сможем облегчить налоговое бремя.

Сельское хозяйство — это одна из болезненных тем… Продукция, производимая нашими крестьянами, намного дороже той, что сейчас везут нам из ближнего и дальнего зарубежья. Имеет ли смысл и в дальнейшем вкладывать в наш аграрный сектор огромные средства, которые в конечном счете отдачи никакой не приносят?

Аграрная реформа — это один из ключевых вопросов развития республики. Проводя ее мы должны отчетливо понимать, что применительно к Якутии недопустим подход к аграрной сфере просто как к одной из отраслей народного хозяйства. Ведь сельская жизнь в широком смысле этого слова – основа исторических корней, традиций, обычаев, навыков, языка народа, всего того, что этнологи называют «стереотипом поведения», который является фундаментом формирования этноса. Как говорил великий русский ученый Л.Гумилев, этнос рождается в результате диалектического взаимодействия человека как биологического существа, природы и истории. Если мы в ходе реформ разрушим аграрную сферу, то тем самым разрушим один из краеугольных камней существования коренных этносов Якутии как таковых – их взаимодействие с природой через сельскохозяйственное производство, откроем путь к потере этнической самоидентификации коренных малочисленных народов Севера, якутов, русских старожилов. Кроме того, надо думать и о продовольственной безопасности страны.

1. МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ_image008

А существует ли угроза разрушения нашего аграрного сектора на современном этапе рыночных реформ в России?

По сути дела Вы сами дали на это ответ в своем вопросе, когда констатировали, что производимая отечественными аграриями продукция дороже завозимой из ближнего и дальнего зарубежья. Это касается всей страны, а тем более Крайнего Севера, а еще тем более Якутии – региона, где масштабы сельского хозяйства самые большие среди северных регионов всей нашей планеты. В наших природно-климатических и экономико-географических условиях выдержать свободную конкуренцию по ценовым параметрам может только табунное коневодство и, при определенных обстоятельства, рыбное и охотничье хозяйство.

Вот почему Правительство Якутии поддерживало и будет дальше массированно поддерживать свое сельское хозяйство. На ближайшие годы инструментарий остаётся прежний: дотации на произведенную сельхозпродукцию, государственные капитальные вложения в производственные объекты села и мероприятия по повышению продуктивности земель, развитие сельской инфраструктуры и социальной сферы.

В то же время надо иметь ввиду, что в аграрном секторе у нас всегда был избыток трудовых ресурсов. В советское время затраты на передержку численности работников в совхозах и колхозах покрывались искусственно установленными закупочными ценами на произведенную сельхозпродукцию. Сейчас через дотации это делать все труднее, тем более, что федеральное Правительство вовсе отказалось от поддержки отечественных товаропроизводителей, а ресурсы республики не безграничны. Кроме того, по мере интенсификации сельскохозяйственного производства за счет эффективного использования государственных капитальных вложений избыток трудовых ресурсов на селе будет возрастать. Чем их занять?

Есть два пути. Первый – открытие новых производств на селе. Кое-что в этом направление сделано. Я имею ввиду открытие в сельской местности гранильных и камнеобрабатывающих заводов,предприятий по переработке сельхозпродукции, развитие малого предпринимательства в сфере торговли и бытового обслуживания.Эта работа должна быть продолжена.

Надо идти и по второму пути – часть сельской молодежи должна переместиться в города и занять имеющиеся там рабочие места. Вот, к примеру, водовод в Заречье строят волгоградцы. А нам надо взять у них десять специалистов, остальное делать самим.То же на железнодорожном строительстве, в алмазной, нефтедобывающей промышленности, да во всех отраслях. Из республики вывозятся огромные деньги в виде зарплаты. А ведь заработная плата за один месяц у нас больше, чем годовой бюджет Бурятии. Мы могли бы сами получить эти деньги, работая на наших же производствах и,наверное, жили бы лучше.

Для того, чтобы осуществить такие подходы, необходимо совершить целую революцию. Но если мы этого не сделаем, республика не получит шансов для дальнейшего развития. Бережно сохраняя, поддерживая и повышая эффективность сельского хозяйства, мы должны создать для сельской молодежи иновые возможности для работы в других сферах деятельности, постоянно придерживаясь разумного баланса.

В свое время, в годы сталинской коллективизации и индустриализации, центральные районы России тоже прошли такой путь. Такой же путь в начале 60-х прошла Южная Корея. И нам нечего бояться.

Какую самую большую трудность нам предстоит, на Ваш взгляд, пережить в 1994 году?

Если события в экономике будут сохранять ту же направленность, что и в 1993 году, то есть продолжится курс «шоковой терапии», то в 1994 году будет настоящий «шок», но уже без терапии. Это не может не сказаться на экономическом и социальном положении страны.

Методы перехода к рынку должны быть пересмотрены, иначе возможны и крупные политические потрясения.

И последний вопрос. Начинается новый 1994 год. Что бы Вы хотели пожелать нашим согражданам?

Я хотел бы пожелать стойкости перед всеми трудностями. Мы все должны помнить, что Россия — это государство, которое никогда не погибнет! Все в наших руках и отчаиваться не надо. И второе. Что- бы у людей было больше личных радостей, было больше друзей и оптимизма!

Беседовал Дмитрий КИСЕЛЕВ.

«Республика Саха», 11 января 1994 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here