Россия, решающая сейчас задачи, ко­торые определят её будущее на мно­го десятилетий вперёд, столкнулась с необходимостью планировать и эф­фективно реализовывать масштабные инве­стиционные проекты, охватывающие терри­тории, равные по площади некоторым европейским странам. Именно политическая и социально-экономическая значимость каж­дого из них в дополнение к большому объ­ему инвестиций (не менее 1 млрд. долларов) вызвала к жизни термин “мегапроект”.

В докладе “Мегапроекты России”, подго­товленном к Якутскому экономическому фо­руму, который пройдет 6-7 сентября 2008 го­да, мы обобщили данные на этот счет по всей стране. Получилось, что в 2008 году более половины субъектов Российской Федерации планируют реализацию подобных проектов. При этом общая сумма прогнозных инвести­ций в них превышает 600 млрд. долларов, или почти 50 процентов валового внутренне­го продукта России за 2007 год. Таких целей отечественная экономика не ставила перед собой уже давно. Для меня, как главы круп­ного Дальневосточного региона, более чем отрадно сознавать, что впервые за долгие го­ды основной объем этих инвестиций прихо­дится на территорию Сибири и Дальнего Во­стока. Здесь планируется инвестировать бо­лее 60 процентов от общей стоимости всех крупнейших проектов России.

В последнее время наиболее часто упот­ребляется термин “новая индустриализа­ция”. Наверное, это не совсем верно. Сейчас нет цели создать отдельные гигантские про­мышленные предприятия. Скорее следует говорить о “комплексном территориальном развитии”, что отражает результат, на достижение которого направлены все заявленные инициативы. Здесь сочетается интерес и частных инвесторов в расширении своего бизнеса, получении доступа к новым ресурсам, повышении эффективности работы, и государства в увеличении налоговой базы, развитии транспортной инфраструктуры, в росте уровня жизни населения. При этом в российских условиях требуемый эффект “кратного роста” нельзя достигнуть политикой “малых дел”. Тут необходимы масштабные вложения как государства – в инфраструктуру, образование, здравоохранение, так и бизнеса – в промышленность, сферу услуг, далее везде.

Поэтому логично, что существенный акцент сделан на развитии Сибири и Дальнего Востока, потенциал которых до сих пор не использовался в полной мере. Новые проекты способны обеспечить необходимые темпы социально-экономического развития, сокращение убыли населения на территории Сибири и Дальнего Востока, повышение качества жизни населения, но только при условии их успешной и динамичной реализации. А потому надо с первых шагов разглядеть, какими будут шаги следующие и что может их осложнить.

Реализация столь масштабных задач с большой долей вероятности натолкнется на значительные риски: от трудностей управле­ния комплексными проектами развития тер­риторий, когда потребуется эффективное взаимодействие многих участников, до не­хватки трудовых ресурсов и возникновения экологических проблем. Именно поэтому, особенно в Сибири и на Дальнем Востоке, из-за значительной уязвимости этих терри­торий, реализация мегапроектов должна осуществляться только при условии соблю­дения целого набора ограничений (жесткое соблюдение существующих и перспектив­ных экологических требований, использо­вание и развитие местного трудового потен­циала и другие).

Увеличение масштабов проектов приво­дит к тому, что риски и последствия осу­ществления начинают выходить за пределы территории их реализации, а значит, требу­ются решения на межрегиональном уровне. Серьезные просчеты в ходе подготовки про­екта могут повлечь за собой необратимые последствия не только для его инициаторов, но и для затронутых помимо своей воли сто­рон (население, экосистемы). Поэтому госу­дарство должно учитывать весь комплекс возможных воздействий от реализации по­добных проектов и все факторы, влияющие на степень их успешности.

Специфика деятельности компаний, реализующих мегапроекты, как правило, не позволяет им заглядывать за пределы краткосрочного горизонта планирования. При этом практически все долгосрочные риски управления проектами остаются в тени. В таком случае если препятствия на пути реализации проектов и негативные последствия их осуществления будут выявляться только по мере возникновения, то уже не удастся преодолеть их также эффективно, как в самом начале пути. На Якутском форуме мы обсудим весь спектр возможных рисков мегапроектов, влияющих и на эффективность их реализации, и на регионы, где они осуществляются.

Text Box:    Якутия. Ленский район. На строительстве нефтепроводной системы "Восточная Сибирь - Тихий океан". 2008 г. Учитывая большое количество мегапро­ектов в России, ключевой проблемой стано­вится системная оценка рисков и прогноз возможного воздействия на социальную сферу, экономику, экологию, технологии и науку, демографию и другие области. Прак­тика показывает, что пока эти прогнозы не формируются в преддверии реализации проектов. О них становится известно порой случайным образом. Например, наиболее масштабный из мегапроектов – трубопро­вод “Восточная Сибирь – Тихий океан” стои­мостью около 25 млрд. долларов – проходит значительное расстояние по территории Рес­публики Саха (Якутия). Только широкие про­тесты экологов и вмешательство высшего ру­ководства страны позволили минимизиро­вать экологические риски его строительства и перенести трассу севернее озера Байкал. Это лишний раз показывает, что ключевые риски реализации проектов должны открыто обсуждаться на уровне государственных ор­ганов власти и общественных организаций, а решения по ним целесообразно принимать с учетом рассмотрения возможных альтерна­тив реализации проекта.

При подготовке к Якутскому форуму мы провели масштабное исследование, посвя­щенное рискам и последствиям реализации мегапроектов в России. В результате было выделено несколько наиболее значимых и вероятных видов рисков, способных оказать влияние на осуществление мегапроектов. Это социально-экономические риски, управленческие, финансовые, проектные и технологические, политические и коррупционные, правовые, экологические.

Социально-экономические и экологические риски, а также некоторые политические и финансовые имеют более длительный пе­риод проявления. Правовые, управленчес­кие, проектные и технологические, а также коррупционные риски в наибольшей степе­ни влияют на успешность подготовительной стадии мегапроектов и на саму возможность приступить к их реализации. При недооцен­ке каждого из них и отсутствии необходи­мых решений многие мегапроекты могут просто не состояться.

Значительный объем рисков может воз­никнуть в сфере управления проектами. В процесс формирования и реализации про­екта, как правило, включены десятки орга­нов исполнительной власти федерального, регионального и муниципального уровня, коммерческие организации-инвесторы, подрядчики и субподрядчики, поставщики. Большое количество участников услож­няет процесс координации, так что даже принятие решений, не имеющих конфликт­ного характера и противоречий, может затя­гиваться на длительное время, что наносит проекту большой ущерб. Кроме того, между разными участниками проекта могут сущес­твовать значительные противоречия, кото­рые также приводят к затягиванию процесса принятия решений. В этом случае процедура совместного принятия решений всеми заин­тересованными сторонами, то есть различ­ными органами власти и частными инвесто­рами, может откладывать реализацию про­екта на длительное время и, как крайность, привести к его прекращению.

Для минимизации данного вида рисков, на наш взгляд, управление реализацией про­екта необходимо передать специально со­зданной его участниками на коллегиальных началах структуре, которая будет уполномочена курировать весь ход дела и отвечать за достижение ключевых результатов на раз­ных стадиях осуществления проекта. Она ни в коем случае не должна стать структурой, номинально исполняющей некий набор представительских функций, а на всех стади­ях проекта представлять интересы его участ­ников и инвесторов, быть способной быстро реагировать на различные обстоятельства и принимать необходимые решения. У нас в республике первой такой структурой стало ОАО “Корпорация развития Южной Якутии”. Её основной задачей является реализация ин­вестиционного проекта “Комплексное разви­тие Южной Якутии”. Создана она недавно, но уже первый год работы Корпорации под­твердил необходимость организации подоб­ных структур.

Text Box:   Якутия. Нерюнгринский район. Координационное совещание по реализации крупнейших проектов в топливно-энергетическом комплексе России с участием Губернатора Кемеровской области А.Г. Тулаева, Президента Якутии В.А. Штырова,  г. Нерюнгри. 2008 г. Другим примером значимых рисков мо­жет стать существование административных барьеров, затрудняющих реализацию любого проекта с самых первых шагов. Тут и чрезвычайно длительное согласование до­кументов, и высокая стоимость подключе­ния к коммуникациям, которую устанавли­вают компании-монополии, и неопределен­ность процедур принятия решений в орга­нах власти, в результате чего управленчес­кий процесс останавливается. Решением данной проблемы может статьсоздание на федеральном уровне единой структуры, которой будут переданы функции меж­ведомственной координации мегапро­ектов со стороны государства.Такая структура должна взаимодействовать с по­дразделениями в органах власти, участвую­щими или контролирующими процесс реа­лизации того или иного мегапроекта. Она сможет получать и анализировать оператив­ную информацию о проблемах, вызванных существованием административных барье­ров, и, взаимодействуя с органами власти, устранять эти затруднения. Именно у нее должны быть сконцентрированы функции по решению проблемных ситуаций, возни­кающих в процессе реализации мегапроек­тов, и возможность оперативного согласо­вания всех вопросов, требующих участия го­сударства.

По результатам сводного анализа всех заявленных мегапроектов Республика Саха (Якутия) сейчас занимает первое место сре­ди российских регионов по объему привлечённых и планируемых инвести­ций. Основная часть мегапроектов реализу­ется в промышленном секторе или в транспортной и энергетической инфраструктурах. Все они входят в разработанную нами совместно с федеральным Минэкономразвития и одобренную Правительством России Схему комплексно­го развития производительных сил, транс­порта и энергетики республики до 2020 го­да. Реализа­ция этой долговременной стратегической программы увеличит объем вало­вого регионального продукта в 2,8 раза, рост денежных доходов населения – в 3,6 раза, позволит решить многие социально-экономические проблемы, сдерживающие сегодня развитие Севера и Востока страны.

Таким образом, сегодняшние мегапроек­ты – это лишь первый этап в обеспечении развития российских регионов. А потому важно осознавать, что все те риски, которые мы не сумеем минимизировать или преодо­леть на данном этапе, могут оказать сущест­венное влияние на последующее развитие экономики и социальной сферы. Несмотря на то, что реализуемые и запланированные в настоящее время мегапроекты имеют в ос­новном ресурсную направленность, они сти­мулируют развитие инновационных, высо­котехнологичных и наукоемких произ­водств. Поэтому в ходе планирования ком­плексного развития территорий мы обязаны видеть последующие горизонты, без кото­рых мегапроекты теряют свою значимость.

Подводя итог, можно сказать, что ны­нешние российские мегапроекты – это ло­комотивы преображения страны. И надо сделать все необходимое, чтобы они не за­медлили ход на рельсах обновления.

Вячеслав ШТЫРОВ, Президент Республики Саха (Якутия),

«Российская Федерация сегодня», № 16, 2008 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here