Вектор политической и экономической активности России постепенно смещается в восточном направлении. Об этом свидетельствует и то внимание, которое в последнее время уделяется Президентом и Правительством Российской Федерации развитию Восточной Сибири и Дальнего Востока. Республика Саха (Якутия) – регион, в котором наиболее ярко представлены все специфические черты, характерные для восточных территорий России. Богатства – огромные, степень освоенности – минимальная.

В последние годы республика динамично развивается. По многим показателям занимает ведущие места в Российской Федерации и Дальневосточном федеральном округе. Это позволило нам планомерно приступить к решению основных социальных задач, которые накопились за многие годы.

Однако новые условия ставят перед нами задачи совершенно другого уровня. Республике предстоит не просто поступательное, динамичное развитие экономики и социальной жизни, а буквально взрывной характер перемен. Это результат благоприятной экономической ситуации в Российской Федерации, которая в последние годы характеризуется стабильностью и возможностью реализации новых проектов, направленных на ускоренное развитие Дальневосточного федерального округа. Это же исходит из тех потенциальных возможностей, которые были в республике и которые предстоит нам сегодня реализовать. Именно опираясь на наши возможности и анализируя задачи, которые предстоит решать, мы разработали Схему комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Республики Саха (Якутия) до 2020 года.

Фундамент традиций становится крепче

Надо отметить, что основу экономики нашей республики традиционно составляет промышленность, а в структуре промышленного производства ведущее место занимает горнодобывающая, которая имеет большое значение не только для Якутии, но в некоторых случаях для России и всего мира.

Алмазодобывающая отрасль до сего дня является визитной карточкой Республики Саха (Якутия) и находится в такой фазе своего развития, когда меняется сама технология добычи алмазов, когда мы массово переходим с отработки алмазных месторождений открытым способом к подземному. А это значит, что новые подходы требуют не только миллиардных инвестиций, но и пересмотра всей организации алмазной промышленности вообще. Что мы и обязаны сделать в ближайшие годы.

Среди других наших традиционных отраслей всегда выделялись золотодобывающая и угольная промышленность. Как мы планируем развивать их до 2020 года?

Золотодобывающая промышленность. После кризиса 90-х годов нам удалось стабилизировать ее. Каждый год происходит рост добычи. Небольшой рост, но идет. Сейчас мы добываем 20 тонн золота в год. В советское время Якутия добывала до 36 тонн. Потому мы хотим вернуть свои позиции. Сегодня занимаем по объему добычи 3-е место в России после Красноярского края и Магаданской области, а планируем выйти на одно из первых.

На чем основаны расчеты? Ведь, казалось бы, ситуация с минерально-сырьевой базой в золотодобыче не лучше, чем в алмазной отрасли. Основные, легкодоступные россыпи, содержащие золото, исчерпаны, потому что добыча металла в Якутии ведется уже более 80 лет. Это характерно не только для нас. Однако золото, наряду с другими минеральными ресурсами, все больше поднимается в цене, так как эффективных запасов остается меньше, а те, которые есть, отрабатываются с гораздо большими трудностями. Я своими глазами видел шахту в Южной Африке, где золото добывается с глубины 4 тысячи метров. И добыча рентабельна. Поэтому многие забалансовые месторождения могут быть переоценены.

Это первое. Второе. За последнее время произошли существенные изменения в геологии, и мы имеем хорошие потенциальные возможности получать новые месторождения. Да, в отдаленных районах, труднодоступных местах, но тем не менее запасы золота в республике могут быть пополнены, причем значительно. И здесь бы я выделил три самых крупных инвестиционных проекта. Это освоение оставшихся запасов наКуранахском рудном поле на юге Якутии. Затем – разработка гигантского месторождения Нежданинское на востоке республики. И третье – «распечатывание» богатого Кючусского месторождения на севере. Первое и последнее имеют по 100 тонн балансовых запасов золота, а Нежданинское – свыше 700. Кроме этого, можно реализовать несколько средних проектов.

С учетом того что у нас начали работать такие крупные компании, как ЗАО «Полюс», проявляют интерес к этой отрасли другие металлургические предприятия, мы в своей Схеме до 2020 года предполагаем добычу золота удвоить.

Text Box:   Якутия. Нерюнгринский район. На Нерюнгринском угольном разрезе ОАО ХК «Якутуголь». То же касается угольной промышленности. Сегодня компания «Якутуголь» добывает 10 млн. тонн в год. С освоением крупнейшего Эльгинского месторождения и других, более мелких кладовых, мы планируем к 20-му году увеличить объем добычи угля до 30 млн. тонн, а к 2050-му – до 40 млн. Это вполне возможно. В Эльгинском месторождении сегодня извлекаемые запасы составляют 2 млрд. тонн, а потенциальные – еще 3 млрд. Даже добывая по 30 млн. тонн в год, нам хватит топлива более чем на полтора века.

А кроме того, в республике находится крупнейший на планете Ленско-Тунгусский угольный бассейн, запасы которого исчисляются сотнями миллиардов тонн, подобный ему Колымский бассейн… Угля у нас хватит, чтобы содержать весь мир в течение обозримо долгого времени.

Таким образом, в Схеме развития мы планируем до 2020 года добычу алмазов стабилизировать на сегодняшнем уровне, золота – удвоить, угля – утроить.

Новое развитие получит промышленность цветных металлов.Она представлена оловодобывающим и сурьмяным производствами. Здесь будут внедрены принципиальные новшества. Чтобы сделать отрасли рентабельными, мы организовали в республике переработку концентрата – раньше его отправляли в Киргизию. Сегодня мы получаем в России 100 процентов сурьмы и половину всего олова. Задача до 2020 года – свои позиции сохранить.

Нефть и газ: есть запас!

Однако будущее республики мы связываем не только с традиционными отраслями, но и с новыми для нас. Я имею в виду нефтяную и газовую промышленность.

Если говорить о нефти, то даже выявленных запасов ее на территории республики внушительное количество. Сегодня на балансе находится около 500 млн. тонн. Но мы считаем нефтяной потенциал Якутии намного значительней, поскольку разведана только 1/5 часть территорий, где, по прогнозам, должна быть нефть. Например, в республике находятся три огромные нефтегазовые провинции: Лено-Хатангская, Вилюйско-Тунгусская иМорелатевская. Они охватывают примерно половину площади Якутии, а начальные прогнозные ресурсы нефти у нас составляют около 12 млрд. тонн. Так вот, на нефть исследована лишь пятая часть этих площадей, а на газ еще меньше – одна восьмая. Поэтому мы уверены, что за короткое время сможем прирастить достоверные запасы нефти как минимум до 1 млрд. тонн.

Но уже сегодня, республика способна создать нефтяную промышленность с ежегодной добычей до 10 млн. тонн. Задача вполне реальная, и она будет решена в первые 5 лет намеченного Схемой срока. В 2008 году мы планируем ввести первый наш нефтяной промысел на Талаканском месторождении мощностью пока в 1 млн. тонн. Потом доведем его до 4 млн. В 2010 году начнет работать Среднеботуобинское месторождение, и тоже с быстрым наращиванием мощности. Через 5 лет, как я говорил, мы будем добывать 10 млн. тонн, а это – объем валового продукта, в денежном выражении сравнимого с тем, что сегодня дает АЛРОСА.

Одновременно продолжатся работы по доведению прогнозных запасов до 1 млрд. тонн, и к середине века Республика Саха (Якутия), согласно расчетам, станет ежегодно добывать 30 млн. тонн нефти.

Для этого все есть, и главное – решена основная задача: трубопровод «Восточная Сибирь – Дальний Восток» пройдет по самым нефтеносным провинциям Якутии. Это даст возможность вовлечь в оборот многие месторождения, цена которых уже сегодня, судя по конкурсной активности, быстро растет.

Теперь о газовой промышленности. Если мы по запасам нефти – субъект номер один в Дальневосточном округе, то по газу обходим многие ведущие страны мира. И это притом, что разведана лишь восьмая часть потенциальных газоносных территорий.

Сегодня на балансе у нас 2 трлн. куб. метров газа, которые вполне извлекаемы. Из них 1,2 трлн. сосредоточено в Чаяндинскомместорождении. Оно относится к крупнейшим на планете. Плюс к этому – несколько более мелких (по 300 млн. куб. м), но тоже дающих в сумме большие запасы.

Таким образом, созданы хорошие предпосылки, чтобы развивать масштабную газовую промышленность. Запасы газа в Якутии плюс в Иркутской области, Красноярском крае и на Сахалине позволяют организовать на Востоке России мощнейшую газовую отрасль с добычей 150 млрд. кубометров в год. Для удовлетворения потребностей Дальневосточного округа, для подачи на Запад – в единую газовую систему и на Восток – в страны АТР, где темпы потребления растут быстрее, чем в среднем на планете. Таким образом, появляется возможность занять свою нишу на мировом рынке и не упустить предлагаемый судьбой шанс, поскольку конкуренты России отнюдь не спят.

Вопрос только в том, как использовать месторождения, ибо до сих пор не утверждена схема развития газовой промышленности Восточной Сибири и Дальнего Востока. Еще в 2002 году эта работа была поручена «Газпрому» под эгидой Минпромэнерго. Однако до сих пор поручение не выполнено. А из-за того что нет схемы, застопорились другие работы. Не выбраны маршруты газопроводов, Минприроды заморозило проведение аукционов по всем месторождениям, что вполне резонно: надо ведь знать, что будет осваиваться в первую очередь, а значит, может стоить дороже, что позднее, и т.д.

Не оказаться в плену недальновидных расчетов

“Газпром” выбирает идею поэтапного освоения трех газовых центров. При этом приоритетным выбирает для себя Сахалин, куда хочет выйти как участник уже реализуемого там проекта. К 2012 году он планирует локально газифицировать Дальний Восток, проложив трубу в Хабаровский и Приморский края, и, возможно, создать предпосылки для подачи газа в страны АТР. После этого собирается приступить к освоению Ковыктинского месторождения, газифицировать Иркутскую область и, возможно, подать газ на запад. А за освоение нашего Чаяндинского месторождения взяться где-то к середине века.

Понятно, что такой подход не только, по нашим расчетам, экономически не оправдан, но и на долгое время отодвигает одну из важнейших задач – газификацию Восточной Сибири и Дальнего Востока. Вот Приморье и Хабаровский край получат газ. Аоб Амурской области речь не ведется, о Еврейской автономной и Читинской областях – тоже, о Бурятии и нашей республике речь не идет.

Опасен и замедленный выход на мировые рынки – наше место могут занять.

Поэтому мы настаиваем на другом варианте: начинать освоение всех трех центров газодобычи одновременно и проложить магистральный газопровод Сибирь – Дальний Восток из Красноярского края через Ковыкту на нашу Чаянду с подсоединением других близлежащих запасов, затем, выйдя в Хабаровский край, соединиться с сахалинским газом и закончить маршрут в Приморье.

Text Box:   Чем выгодней этот маршрут? Тем, что он фактически совпадает с маршрутом нефтепровода «ВСТО». Значит, затраты на строительство газопровода резко сократятся, а с учетом того, что труба пройдет по всем газоносным территориям, аукционная цена их сильно вырастет, что, разумеется, пойдет на пользу государству.

Схема, которую я излагаю, была разработана нами совместно с «Газпромом» в 2002 году. И тогда было полное взаимопонимание. Но затем позиции разошлись, и, думаю, вот почему. В 2002 году у «Газпрома» на Востоке страны не было ни кола ни двора. Самое восточное его предприятие было «Томскгаз». Однако сейчас он успешно добивается доли на Сахалине, активно борется с ТНК-ВР за Ковыкту, то есть появились точки, где корпорация отстаивает свои интересы. А они не во всем могут совпадать с государственными. Как бы мы ни превозносили «Газпром» и ни делали его инструментом глобализации, он, как структура, имеет определенные ограничения. У него не хватает финансов, не хватает, в конце концов, организационных возможностей, чтобы охватить всю проблематику. Имея перед собой такие грандиозные задачи, как строительство Северо-Европейского газопровода, освоениеШтокманского месторождения, желание выйти на Сахалин и вКовыкту, по-видимому, он уже не в состоянии переварить ни денежно, ни организационно предлагаемый нами проект. А проект интересен со всех сторон, и это подтверждается самыми разными расчетами, в том числе проведенными в 2004 году исследованиями независимых новосибирских ученых. Поэтому мы готовы с цифрами в руках доказывать его эффективность.

Недавно мне снова пришлось говорить об этом на заседании правительственной комиссии по ТЭКу, где председательствовал глава Кабинета министров Михаил Фрадков. Речь зашла о грандиозной газотранспортной системе Восточной Сибири и Дальнего Востока. И опять в некоторых выступлениях прямо проглядывалась позиция «Газпрома» относительно сроков освоения, этапности, тактики и стратегии работ. Я попросил слова и сказал, что мы видим перед собой довольно опасную вещь. Какой бы крупной ни была государственная компания, ее интересы нельзя отождествлять с интересами страны. Ее задача – получать прибыль, и в этой связи структура может принять рациональные решения с точки зрения своих корпоративных интересов и нерациональные с точки зрения государства. В качестве примера я привел историю с нефтепроводом «ВСТО». Доказывали многие люди, в том числе крупные ученые и специалисты, что нельзя проводить трубу вблизи Байкала. Это намного дороже, экологически опасно и невыгодно в стратегическом плане. Но Правительство глядело на проблему глазами «Транснефти», заинтересованной в данном варианте, и не принимало ничьих доводов. Пока не вмешался лично Президент страны.

История с освоением газовых месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока снова показывает, что мы можем опять оказаться в плену недальновидных расчетов. Самая кричащая сегодня проблема этого региона – отток людей. Причина, прежде всего в плохих социально-экономических и бытовых условиях. Нам надо удешевить тепло и электроэнергию, сделать быт комфортным. Решить все это можно только благодаря ускоренной газификации всех регионов Востока страны. Но если глядеть на проблему сквозь корпоративные очки, осуществление масштабной задачи отодвинется еще минимум на четверть, а, то и на треть века. Не слишком ли опасно это для России, стремящейся укрепить свой Дальний Восток?

Вячеслав ШТЫРОВ, Президент Республики Саха (Якутия),

«Российская Федерация сегодня: Республика Саха (Якутия)»,

Специальный выпуск, ноябрь 2006 г., с. 6-8

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here