Механик «Якутугля» сэкономил 7 миллионов за счет смекалки и находчивости

Прошлый год оказался удачным для Романа Вострикова – старшего механика филиала ОАО ХК «Якутуголь». Он стал победителем второго республиканского конкурса «Я-инженер» на призы члена Совета Федерации Вячеслава Штырова.

А еще – лишний раз доказал, что кулибиным в России нет переводу. В условиях санкций Востриков придумал, как заменить вдруг ставшие недостпуными импортные запасные частикарьерного самосвала Кomatsu-830Е на отечественные аналоги, при этом не просто поддержав машину на ходу, а качественно улучшив их работу.

— Я родился в Нерюнгри в 1986 году. В родне инженеров у меня нет. С детства была тяга к технике. Тянуло разбирать—собирать электроприборы, изучать и чинить различные механизмы. Нравилось разбираться в автомобилях, находить неисправности, ремонтировать и изучать их работу. Это особенное чувство.

— В школе технических кружков я не посещал, ко времени моей учебы таких не осталось, а после окончания девятого класса я решил поступить в техническое училище. Родители видели меня экономистом, но оставили право выбора за мной. Я успешно сдал вступительные экзамены и поступил в Нерюнгринский политехнический колледж, специализация – техническое обслуживание и ремонт. Учеба в принципе давалась легко, потому что выбор будущей профессии был осознанным. Но нам давали много теории, это немного утомляло, хотелось больше практики. Хотя теперь понимаю, насколько необходима базовая теоретическая подготовка в любой связанной с техникой профессии. Так я проучился три года и десять месяцев и стал техником-механиком. Я хорошо понимал, чем буду заниматься после окончания учебы, потому что часто заходил к отцу на работу, а он у меня был водителем в Нерюнгринской автобазе компании «Якутуголь».

— В 2010 году я поступил на заочное отделение в Улан-Удэ в Восточно-Сибирский государственный университет технологии и управления, специализация «государственное и муниципальное управление». Это решение было связано в большей степени с тем, что у меня наметился карьерный рост. Я работал, учился, защитился на «отлично». Меня даже позвали работать в местную администрацию. Но в тот момент я понял, что все-таки от техники мне не уйти. В общем, в какую бы сторону я ни думал, куда бы ни уходил работать, учиться, работа с техникой всегда тянула меня к себе. И я очень рад, что остался, не ушел никуда и работаю на той работе, которая мне по-настоящему по душе.

— После окончания учебы я устроился на работу в Нерюнгринскую автобазу № 5. Потом по семейным обстоятельствам взял небольшой перерыв. По возвращению опять пошел в автобазу, которая вошла в состав Автобазы технологического транспорта компании «Якутуголь». Правда, на этот раз устроился водителем. Объясню почему. Мне не хотелось работать слесарем, ведь это рутинная работа и мне было скучновато. Допустим, агрегатчики и мотористы занимаются конкретным делом, а мне для этого не хватало квалификации. Да и кто бы меня взял? Молодой парень, только отучившийся, никто двигатель ему не доверит. Почему-то в тот момент я не думал, что можно отработать слесарем, а уж потом переходить к более квалифицированному труду. В общем, устроился водителем и проработал год. В принципе, этот опыт мне очень помог в дальнейшей работе. Дальше я все-таки перешел на линию технического обслуживания. Взяли меня на должность мастера и вот тут мне стало очень интересно, появилась возможность применить все навыки, полученные во время учебы. Да и опыта в этой сфере набирался, знаний, изучал все тонкости. Например, автомобили, которые находились у нас на техническом облуживании, исследовал на предмет неисправностей по электрической, механической части, производил замену масла, фильтров и так далее.

–Через три года после того как отработал мастером, я стал старшим механиком и работаю в этой должности до сих пор. Стало больше организационной работы. Я должен проследить за состоянием всех машин, вовремя сделать заявки на поставку запчастей, контролировать работу коллектива – выполнена ли работа по обслуживанию на всех этапах, вовремя ли произведено обслуживание, заменены ли агрегаты – определяю их срок работы и так далее. Одним словом я и мои коллеги полностью отвечаем за бесперебойную работу дорогостоящей техники компании «Якутуголь».

Чтобы понять, насколько ответственна эта работа, представьте: большое предприятие, львиную долю работу выполняют семьдесят две машины – шестьдесят вскрышных, остальные углевозы (Белаз-75306, Кomatsu-830Е, Белаз-75131, Кomatsu HD-785-7). Если хоть одна машина выбывает из строя, сходит с линии, это влечет к простою, а значит, к издержкам. Соответственно, вся техника должна находиться в идеальном состоянии, чтобы обеспечить, по сути, нормальную работу целого предприятия.

— Сотрудники нашего предприятия время от времени выезжают в командировки для того, чтобы ознакомиться с последними техническими новинками для тех машин, на которых мы работаем, обменяться опытом. Так я выехал в город Жодино в Белоруссии. Это город, градообразующим предприятием которого является Белорусский автомобильный завод, который выпускает карьерные самосвалы «Белаз». Там нам презентовали машину – «Белаз 75600», мы прошли обучение, ознакомились с новой техникой, конструкторы показали, объяснили, что усовершенствовано, модернизировано. В принципе на «Белазе» то же самое, что и на «Камацу», поэтому все понятно. Я внимательно все осмотрел и заметил, что, например, у них все запчасти свои, а насос стоит немецкий — «Бош». Я спросил, почему они не установят, например, российский насос или белорусского производства. Мне ответили, что им удобнее работать с европейскими поставщиками. И показали, как они установили насос на свою машину. Это же целый завод, понимаете? Они спокойно могут сделать чертежи, изготовить необходимые детали и установить, что нужно.

Когда я вернулся домой, изучил российские заводы, где что изготавливается, по какой цене продается и вышел на руководство с предложением попробовать установить насос российского производства на наши машины. Я сделал это не просто так. Как вы помните, поставка всех запчастей на мне. Ранее я заказал импортные насосы, гидроаккумуляторы, а потом был введен санкционный режим. И вместо положенных двух месяцев на доставку, запчасти шли от трех месяцев до полугода. И представьте себе, если машина встанет из-за какого-то насоса.

Первоначально руководство мою идею не одобрило, не видело целесообразности. А потом, как и ожидалось, из-за недопоставок сначала встала одна машина, потом вторая. И все из-за насоса, который можно починить, только заказав на него запчасти.

Поэтому мы все-таки вернулись к моему предложению, созвонились с заводом, я оформил заявку, заранее рассчитав все параметры, чтобы насос выдавал конкретное давление и так далее. Через полтора месяца насос был на месте. Мы начали его устанавливать и начались трудности в крепежных работах, потому что насос в принципе такой же, а по крепежам к импортной технике не подходит. Пришлось выполнять чертежные работы, рассчитывать все с филигранной точностью, вплоть то микрон, потому что в противном случае могло возникнуть биение. А если начнется биение, то агрегат, что называется «полетит». Все получилось и мы решили запустить с отечественным насосом одну машину, в качестве эксперимента. Но когда мы отправили машину и она начала работать — и не просто работать, а не сходить с линии, — мы задумались о том, чтобы произвести замену насоса и на другие машины. Тем более, что у них тоже заканчивался срок эксплуатации насоса. Заказали и установили на другие машины. Потом мы пошли дальше и установили на автомашины гидроаккумуляторы отечественного производства, заказали с завода в городе Екатеринбурге. И вот уже полтора года наши машины работают на отечественных запчастях. При этом их работа не то что не ухудшилась, наоборот — улучшилась, стала эффективнее. Например, у «Камацу» давление гидроаккумулятора составляет 9,6 МПа, то на отечественном аналоге – до 16,5. О чем это говорит? Машина у нас работает на линии, вышел азот, неважно по какой причине: в этом случае у водителя сигнализирует кнопка о срочном спуске в автомобильную базу. Ему нужно закачать азот. А сейчас поднятие уровня азота дает возможность работать машине дальше, ему не нужно сходить с линии. Для предприятия это существенная экономия и топлива, и трудовых, и технических ресурсов.

— В целом полученный экономический эффект от моего изобретения мы посчитали только по запчастям. Импортные, конечно, дороже. Экономия получилась почти семь с половиной миллионов рублей в год. На общем собрании коллектива, где собрались представители всех подразделений предприятия, за мою идею мне выдали грамоту, премировали. Многие ставили меня в пример, что такой молодой, мне тогда было двадцать семь лет, а что-то придумывает и внедряет.

— Я решил принять участие во втором республиканском конкурсе «Я-инженер» на призы члена Совета Федерации Вячеслава Штырова, потому что меня поддержал главный инженер Валерий Павлович Сухарев. Мне как-то не очень хотелось, но он меня убедил, что надо. Честно говоря, я был уверен, что пройду в финал, но то, что стану победителем – нет. Очень достойные были соперники. Где-то в самой глубине души я надеялся на победу, а как иначе, но все-таки не ожидал, что стану победителем. Эмоций после победы было очень много. Радость переполняла. Мне кажется, человек должен это прочувствовать, пережить, чтобы понять всю степень эмоций. Очень обрадовался, коллектив гордился мной и поздравлял. Очень ответственно и приятно. Не поверите, за полгода до конкурса свою машину я продал. Так что теперь буду на «Ниве» ездить!

— Я думаю, чтобы вновь не оказаться в ситуации, когда спешно нужно принимать решения по импортозамещению, нужно, во-первых, системно и целенаправленно вкладывать усилия, средства в развитие промышленности, в строительство заводов. Наше государство, к сожалению, не очень-то заботится об этом. А во-вторых, нужно вкладываться в подготовку специалистов инженерной специальности, мотивировать их. А у нас как получается? Приезжает молодежь после института. Опыт есть? Нет. Все – свободен. А куда он пойдет? На рынок торговать? Раз человек отучился, надо дать ему возможность попробовать себя в профессии. А если даже устроился, то не секрет, что все как будто из-под палки. Давай быстрее, давай, давай. Людей заинтересовывать надо. Стимулировать финансово, поддерживать. С жильем хотя бы какую-то минимальную помощь оказывать. Не выдавать его, а создать такие условия, чтобы молодой специалист мог купить себе жилье. Одним словом, надо смотреть в будущее и комплексно, стратегически подходить к вопросу повышения уровня производства в стране — обучение, поддержка молодых специалистов, строительство заводов, создание новых предприятий. Только так можно поднять промышленность. И уже больше не бояться никаких санкций никогда.

Ольга Фомина,

«Якутск вечерний», 29.01.2016

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here