Но он не мешает DeBeers и АЛРОСА бороться за передел алмазных рынков во всем мире…

Непрекращающийся мировой финансовый кризис пагубно сказывается на потреб­лении бриллиантов. На днях южноафриканская транснацио­нальная корпорация DeBeers – монопольный продавец не обра­ботанных алмазов по всему ми­ру – объявила, что по итогам первого полугодия продано на 41% необработанных камней меньше, чем за аналогичный пе­риод прошлого года. Чтобы не допустить перепроизводства и падения цен, по решению DeBeers все мировые производите­ли вынуждены были сократить добычу ювелирных алмазов. Все, кроме российской компа­нии «Алмазы России – Са­ха» (АЛРОСА), которая продол­жает наращивать производство.

В этих условиях решающее значение для сохранения устой­чивых цен на рынке приобрета­ет лояльность АЛРОСА по отно­шению к одноканальной системе сбыта, созданной и контро­лируемой DeBeers. Срок согла­шения между российскими про­изводителями и DeBeers исте­кает осенью, и уже сейчас компании необходимо решить, бу­дет ли соглашение продлено и на каких условиях. Но поскольку DeBeers является не только продавцом алмазов, но и вла­дельцем крупнейших в мире ме­сторождений, компании явля­ются непримиримыми конку­рентами.

О взаимоотношениях между участниками алмазно-брилли­антового рынка рассказывает «Сегодня» президент АЛРОСА Вячеслав Штыров.

– Вячеслав Анатольевич, АЛРОСА наращивает объем про­даж. Считаете ли вы, что состоя­ние рынка стабилизируется?

– Мы считаем, что потери уже достигли максимума, и через какое-то время мировой алмазный рынок придет в равновесие. УDeBeers более пессимистическая позиция: процесс может затя­нуться на 3-5 лет. Поэтому российские продажи на внутреннем рынке – дополнительный фак­тор риска для корпорации. DeBeersвыгодно, чтобы никто из производителей не имел своей сбытовой сети, и чтобы все рабо­тали через Центральную сбыто­вую организацию. У нас уникаль­ные условия соглашения: мы имеем право продавать алмазы на внутреннем рынке. Наши 26% от мировых продаж – цифра контрольная. Если есть сбыт вну­три страны, мы можем не прода­вать алмазы корпорации. У ос­тальных производителей доля продаж исчисляется в абсолютной величине. Следовательно, они вынуждены снижать добычу.

5. ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС СПЛОТИЛ НЕПРИМИРИМЫХ соперников_image002

– Заинтересована ли АЛРОСА в том, чтобы продлить действую­щее соглашение с корпорацией в нынешних условиях?

– Переговоры уже ведутся. Финансовый кризис нас сбли­жает: он ставит общие задачи по регулированию рынка. Что ка­сается условий соглашения, мыготовы продлить его еще на 3 го­да на тех же условиях. За одним исключением: объемы продаж «Де Бирс» будет пересмотрены в сторону уменьшения. Нужно развивать российскую гранильную про­мышленность, прибыль от кото­рой оценивается в 500-700 млн. долл. ежегодно. Дата пролонга­ции зависит от АЛРОСА и рос­сийского правительства.

В Южной Африке АЛРОСА вторгается в исконную вотчину
южноафриканской корпорации. Что это – желание «застолбить» новые территории?

Да, застолбить. Алмаз – ред­кий минерал, на большинстве территорий его добыча неэффе­ктивна. На фоне борьбы за рын­ки, за цены подспудно идет захват минерально-сырьевой базы. Так, в борьбе за ресурсы DeBeers про­ник в Россию и объявил себя хо­зяином Североалмаза. В корпо­рации имеют виды и на террито­рии поморья в Архангельской об­ласти. Австралийцы буквально по всему миру ведут работу, чтобы получить концессии. DeBeers и другие крупные компании бо­рются за канадские месторождения. Так же обстоят дела в Китае.

5. ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС СПЛОТИЛ НЕПРИМИРИМЫХ соперников_image004

Как видите, невидимая борь­ба за минеральные ресурсы ве­дется во всем мире. Поэтому мы работаем в Анголе, участвуем вСевералмазе. И пытаемся строить бизнес в Намибии. Я только что вернулся из этой страны, разговор был очень конкретным. Правительство Намибии предлагает три напра­вления сотрудничества. Это до­быча в шельфовой зоне – побе­режье на много сотен километ­ров алмазоносно. Но лучшие участки на шельфе у DeBeers, a морская добыча не столь рентабельна, как разработка крупныхкимберлитовых трубок. Поэто­му мы планируем поиск корен­ных месторождений алмазов и развитие гранильного произ­водства. Правда, DeBeers объя­вил, что в Намибии нет серьез­ных коренных месторождений. Поэтому пока мы не подписали никаких документов. Договори­лись, что в середине июля в На­мибию прибудет группа специа­листов, которые должны дать предварительное заключение об эффективности и богатстве предлагаемых разработок.

Екатерина Кац, “Сегодня”, 23 июня 1998 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here