3. ДОБЫТЧИКИ АЛМАЗОВ ИДУТ НА СОЮЗ С ГРАНИЛЬЩИКАМИ, А ОТРАСЛЬ ОБРЕТАЕТ ЗАКОНОДАТЕЛЬНУЮ БАЗУ_image002

В верхней палате Федерального собрания начинаются слушания федерального закона «О драгоценных металлах и драгоценных камнях». По этому случаю в Российско-американском пресс-центре состоялась встреча журналистов с двумя активными разработчиками алмазной части законопроекта – вице-президентом Республики Саха, президентом акционерной компании и «Алмазы России – Саха» (АРС) Вячеславом Штыровым и президентом «Российского алмазного союза» Владимиром Пискуновым.

Сенсацией стало сообщение, что руководство АРС приняло решение отказаться от принципиального неучастия этой компании в гранильном производстве. Мы, в частности, будем активно сотрудничать со всеми тремя гранильными заводами системы «Кристалл», заявил Вячеслав Штыров, в первую очередь с московским. Рассматриваем планы приобретения или слияния сбарнаульским заводом. Ведем переговоры о разработке долгосрочной программы сотрудничества с ведущим предприятием гранильной отрасли – смоленским заводом «Кристалл».

Выступающие опровергли также несколько мифов, кочующих по страницам российской прессы. Во-первых, миф о том, что АРС, пользуясь положением монополиста (в ее руках – 99 % добычи), завышает внутренние цены на сырье, которые обогнали мировые. Выясняется, что цены действительно соответствуют мировым, но отнюдь не превышают их. Застрельщики мифа берут, с одной стороны, базовые отпускные цены Центральной сбытовой организации (ЦСО) алмазной корпорации «Де Бирс», с другой – договорные цены АРС, по которым он передает добытое сырье огранщикам. При этом упускается из виду, что алмазы, реализуемые через ЦСО и «Даймэнд трейдинг компани» (ДТК), прежде чем добраться до фирмы-переработчика, проходят через сеть дилеров, обрастая надбавками, доходящими до 15 %. Согласно международной практике, мировые среднеоптовые цены складываются из официального прейскуранта ДТК плюс 10%. Российские гранильные предприятия закупают сырье у АРС без участия посредников, поэтому с учетом добавляемых к базовым отпускным ценам ЦСО и ДТК 4%, 6%, 8% они его приобретают все равно ниже мировых цен.

Опровергается и популярный тезис, что надо продавать алмазное сырье внутри страны по ценам, ощутимо ниже мировых,что, мол, позволит вырученные средства направить на развитие гранильной отрасли. Система продажи «своим» по сниженным ценам эффекта не дает: вместо того чтобы увеличивать объемы обработки алмазов и зарабатывать на значительно более высокой стоимости бриллиантов, гранильщики наращивают экспорт необработанных алмазов за границу, легко, без особых трудовых затрат, выгадывая на «ножницах» мировых и внутренних цен, говорит В. Штыров. В 1995 г. российский экспорт алмазного сырья за границу составил 1,1 млрд. долл., причем на долю АРС пришлось 680 млн. долл. Разница между этими двумя цифрами – экспортный «вклад» гранильщиков.

Учитывая, что в России действует масса израильских компаний и их филиалов, нет ничего удивительного в том, что Израиль в 1995 году добавил к титулу крупнейшего в мире экспортера бриллиантов еще и мировое лидерство по продаженеограненных алмазов. Государственный алмазный контролер Израиля, по словам Штырова, даже не считает нужным скрывать, что этого успеха его страна добилась за счет реэкспорта (на 600 млн. долл.) сырья, полученного из России.

3. ДОБЫТЧИКИ АЛМАЗОВ ИДУТ НА СОЮЗ С ГРАНИЛЬЩИКАМИ, А ОТРАСЛЬ ОБРЕТАЕТ ЗАКОНОДАТЕЛЬНУЮ БАЗУ_image004

Нередко пишут, что объявляемый АРС ежегодный прирост производства на 3-4 процента по сравнению с 1992 г. – дымовая завеса, скрывающаяся резкий спад добычи алмазов в России по сравнению с советским временем. Да, в начале 80-х в СССР производили алмазов больше, чем во всех остальных странах мира, вместе взятых. Высокий уровень добычи привел к образованию большого государственного резерва (и это хорошо), а также к истощению месторождений, в то время как геологоразведка из-за нехватки финансирования не поспевала за темпами их разработки.

Согласно наиболее расхожему мифу меморандум с «Де Бирс», подписанный Россией 23 февраля нынешнего года, – шаг назад в и без того неравноправных отношениях торгового монополиста, диктующего условия главному в мире производителю алмазного сырья. Никто не спорит, недостатки у меморандума есть, признает В. Штыров. Однако, подписав его, Россия сделала два шага вперед. Во-первых, если раньше отношения Москвы и «Де Бирс» строились по классической, неизменно предпочитаемой юаровцами схеме чистых «покупателя» и «продавца», то теперь договорный статус сторон – «партнеры по регулированию алмазного рынка». Это предполагает обмен информацией, создание совместных предприятий и другие формы равноправного сотрудничества. А во-вторых, меморандум признает в качестве приоритета создание высокоразвитой гранильной промышленности в России. Ранее «ДеБирс» всячески противилась превращению производителей в огранщиков: это угрожает ее интересам монополиста.

Сергей Свистунов, “Известия”,июль 1996 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here