Что только не говорят нынче о Якутии! Например, уверяют знатоки ее помыслов, она, обретя суверенность, уже мечтает о выходе из России, что ее взгляд устремлен на Восток, что ее аппетиты на свою толику добываемых алмазов и золота растут, что из нее выживают русских…

Руководители Республики Саха (Якутия) на разных уровнях заверяли, что якутяне привержены Федеративному договору и не мыслят своего существования вне России, но московские средства массовой информации снова и снова взбадривают эту тему. Взрывоопасную, на мой взгляд, тему. Ибо если изо дня в день твердить об этом, люди, тем более в такое — во всех смыслах — неустойчивое время, могут задаться вопросом: может, что-то действительно есть эдакое, что от нас, грешных, прячут?

И вопрос этот я адресую своему собеседнику — Вице-президенту и Премьер-министру Правительства Республики Саха (Якутия) Вячеславу Анатольевичу Штырову.

5. ЧТОБЫ АЛМАЗ СТАЛ БРИЛЛИАНТОМ,В НЕГО НАДО ВЛОЖИТЬ ЧАСТИЦУ СВОЕЙ ДУШИ_image002Наверное, Борис Николаевич Ельцин, когда-то заявивший о том, что республики могут проглотить суверенитета столько, сколько смогут, сейчас и жалеет об этом. Но слова произнесены, и автономии (и не только они!), приняв их за руководство к действию, попытались осмыслить свое положение в системе координат России. Было, время, когда всем и вся командовала всесильная и мудрая Москва. Она давала ценные и особо ценные указания: по какой доске нам надо ходить, как добывать золото и пасти оленей, как жить и дышать. Смешно и печально, но даже первые лица республики не знали истинную цену алмазов: все золото, как, разумеется, и алмазы, до последнего грамма и карата отправлялись в Центр. А республике давалась… дотация! Те, кто сидел в моем кресле, и, конечно же, тогдашние партийные органы, пытаясь разобраться в сложившейся ситуации, натыкались на глухую стену чиновного высокомерия. Москва говорила: вам все дают, чего вам еще надо? И действительно — давали. А надо было всего ничего. Республика, которую вроде бы невзначай упрекали в иждивенчестве, хотела знать: каков истинный вклад Якутии в экономику страны, России? Ведь и дотации и субвенции, как ни крути, унизительны, они вроде бы и не подачка, но, достоинство якутян унижали… Мы ведь не в безвоздушном пространстве жили. Якутяне, работая в экстремальных условиях, показывали всей стране пример умения не только жить в них, но и работать талантливо. Например, то, что достигли алмазникив отработке кимберлитовых трубок, является высшим уровнем в горном деле во всем мире, совершенна технология извлечения алмазов. А создание Южно-Якутского угольного комплекса?

Это блистательная реализация уникального проекта в сложнейших условиях… В конце концов оказалось, что республика наша не приживалка в российском доме, а вполне может прокормить не только тех, кто занят в добывающих отраслях, но и всех остальных сограждан.

27 декабря исполнилось два года, как Вы являетесь Вице-президентом, избранным всенародно на альтернативной основе вместе с Михаилом Ефимовичем Николаевым, ставшим первым в истории Якутии Президентом, с мая — Вы еще и Премьер-министр. Республика неплохо заканчивает этот тяжкий и страшный для всей России год. Словом, несмотря на все передряги нашего бытия, на разного рода шарахания, Якутия держится на плаву. Да и спокойнее у нас, чем в других регионах.

Не стоит приписывать все, что сделано за эти годы, лишь Президенту республики и мне. Эта работа столь объемна, что даже всему Правительству, всей республике вести ее полной мерой дается с великим трудом… Дела наши на фоне происходящего в России действительно смотрятся получше. У нас почти в два раза ниже уровень падения производства. Больше того — уже два года из бюджета Российской Федерации мы не берем ни рубля.У нас действительно спокойная социальная обстановка. Но это,конечно же, в общих чертах. А если честно проанализировать ситуацию по отраслям, положение в экономике республики далеко оттого, каким его хочется видеть. О самочувствии стариков, многодетных семей я уж и не говорю, хотя и здесь мы не плетемся в хвосте. Когда в финансах появляется даже малая возможность, вносим коррективы в размер пособий, пенсий, стипендий и т. д. Ноэтого мало! Люди, привыкшие жить в щадящем режиме, привыкшие иметь реальные гарантии, знающие, каким будет завтрашний день,все нынешнее полусумасшедшее бытие воспринимают не только настороженно, но и с озлоблением. И это больно осознавать.

Мне кажется, что именно поэтому реформы, давно напрашивающиеся в нашу убогую жизнь, если идти от наполненности потребительской корзины по сравнению с западной, так жалко выглядят на фоне «застойного» периода. Один мой знакомый, когда я его шутливо упрекнул в разговоре, что не жалеет ли он о прошлом, ответил так: «Я скорблю не о прошлом, я жалею о потерянном».

Согласен: свобода стоит дорого. А сколько стоит сама жизнь? И может ли быть свободен человек голодный? Один из отвергаемых ныне классиков политэкономии заметил: чтобы человек стал существом общественным, он должен иметь крышу над головой и кусок хлеба на столе.

Если на улицах все больше нищих, говорю не только о Якутии, если потребление жизненно необходимых продуктов упало за два последние года наполовину, если идет резкое расслоение людей по достатку, если в целом по России смертность в нынешнем году вдвое превысила рождаемость, а у нас в Якутии этот серьезнейший показатель топчется на месте, то скорбеть есть о чем… Но до тех пор, пока вся наша экономика не пойдет в гору, изменений в лучшую сторону, лишь за счет перераспределения средств от хорошо работающих алмазников в пользу села и бюджетников не будет.

Нам, убеждаюсь в этом все больше, надо не столько следить за потреблением в сравнительно благополучных отраслях, сколько помогать становиться на ноги тем, кто сегодня уже «лежит». А это — в первую очередь село и, практически, вся наша промышленность, транспорт, строительство.

Захожу в кабинет начальника Ленского пароходства Юрия Васильевича Кайдышева, а он в это время по телефону просит генерального директора компании «Алмазы России—Саха» Льва Алексеевича Сафонова, чтобы тот ему перечислил хотя бы часть денег в счет долга за доставленные грузы: ему нечем платить людям зарплату. Тот, в свою очередь, просит его потерпеть, пока они, алмазники, сумеют превратить только-только поступившие доллары в рубли… Не буду эти примеры множить. Но становится не по себе, когда вдруг осознаешь, что и речники, сделавшие все для жизнеобеспечения республики, иалмазники, работающие, может быть, лучше всех не только в Якутии, но и в России, если следовать букве Указа Президента России, постановлениям Правительства В. Черномырдина — банкроты. Долги и у алмазников, из-за головотяпства чиновников, готовивших новый таможенный закон, на полугодие выключив их из международного рынка, не один миллиард рублей. А компания «Де Бирс» получила 3 млрд прибыли. В долларах, между прочим.

5. ЧТОБЫ АЛМАЗ СТАЛ БРИЛЛИАНТОМ,В НЕГО НАДО ВЛОЖИТЬ ЧАСТИЦУ СВОЕЙ ДУШИ_image004

И именно поэтому наша республика заняла жесткую позицию в спорах по этому вопросу в Москве. Если очень умные финансисты, стоящие насмерть за бездефицитный бюджет, не очень-то различают разницу между финансовым и экономическим положением предприятия, то о каких реформах может идти речь? Я не во всем согласен с теми, кто с пеной у рта доказывает, что Россию и Якутию в том числе, распродают по дешевке, но то, что экономика Федерации и нашей республики понесла огромные финансовые потери — факт неоспоримый. И если мы в рынке, то кто нам компенсирует эту и другие финансовые потери? Про моральный урон помолчу. Да, за золото, добытое горняками, теперь расплачивается Республика Саха. И мы здесь не совсем безгрешны. Но ведь Москва нам за золото должна 50 млрд. рублей!

Вчера эти деньги были внушительной суммой, сегодня эта цифра заметно поусохла.

Инфляция, пожирающая деньги республики и сограждан, страшна. Но куда трагичнее, когда большая часть людей потеряла социальные ориентиры, когда интересы тех, кто как-то выучился плавать в волнах неуправляемого рынка, сводятся лишь к деланию денег и примитивному существованию, где нет места взаимовыручке, нормальному человеческому общению, которым мы всегда по праву гордились.

Все мы сегодня-заложники общества, на мой взгляд, не разваливающегося само по себе, а разваливаемого реформаторами вроде бы во имя благих целей, во имя человека, во имя его возвращения в мировую цивилизацию, из которой он якобы выпал в октябре семнадцатого года. Но если за партию Жириновского нынче проголосовала четверть россиян, якутяне— в их числе, то можно ли считать реформами все, что происходит ныне? Неужели за него отдали голоса только недоумки, не ведающие, что есть национализм, больше того — фашизм?

Не хочу вступать в дискуссию по этому вопросу. Об этом надо говорить отдельно, ибо здесь все далеко не однозначно. Но мы, я имею в виду руководство Республики Саха, вовсе не были слепыми исполнителями всех экономических новаций, идущих из Москвы. Нам, знающим хорошо ситуацию в республике, ведомы все уязвимые места нашей, практически — моноэкономики, транспортной схемы, социальной инфраструктуры. Мы разработали такие планы вхождения в рынок, которые не позволяли бы сильным топтать на пути к нему тех, кто слаб. И, повторюсь, мы делаем все, чтобы жизнь в республике в этот трудный период была социальнозащищеннее. Думаю, что немного найдется мест в России, где буханку белого хлеба после нового года можно купить за 240 рублей, где молоко доступно и пенсионеру, много сделано для многодетных семей, матерей-одиночек… Достигнуто это за счет гибкой ценовой политики, политики в области заработной платы и продуманной социальной защиты населения.

Вы знаете, Президент и Правительство республики, приветствуя рождение свободного рынка, довольно-таки скептически относились к либерализации цен. Мы не были провидцами, но догадывались, что без рынка, насыщенного товарами, она может сыграть со всеми нами злую шутку, откроет дорогу той экономике, где игра идет без всяких правил. Что делали мы в сложившейся ситуации? Мы не сразу отпустили цены на продукты первой необходимости, старались сгладить удар по тем, кто разом, росчерком пера Гайдара оказались за чертой бедности. Кое-что у нас получилось.

Одни экономисты и политологи утверждают, что мы стали жить в 10 раз лучше, их оппоненты, соглашаясь с самой цифрой, утверждают иное. Да, в 10 раз, но только хуже. Довод оптимистов: два года назад средняя зарплата составляла по России 7 долларов, нынче — 70…

Не знаю, насколько эти цифры достоверны. Но если официальная статистика утверждает, что за прошлый год разрыв в зарплате 10%самых бедных наших граждан, в сравнении с 10% их богатых сограждан, составил 27 раз, то не надо быть очень умным, чтобы понять:большая часть населения даже в нашей республике, где мы пытаемся как-то отслеживать и корректировать социальное расслоение общества, сегодня стала жить хуже. Я боюсь, что разрыв этот будет расти, если Правительство России, нынешнее или новое, созданное после выборов в Государственную Думу, не найдет эффективных мер для стабилизации и подъема экономики. Нельзя, играя в разные игры, получить однозначно верный результат. Не будет праздника в итоге такой игры, будет свалка, хаос. То, что Север, имеющий свои специфические климатические и экономические условия от реформ проиграл — факт уже никем не оспариваемый. Вопрос лишь в одном:как из этой ситуации выходить.

5. ЧТОБЫ АЛМАЗ СТАЛ БРИЛЛИАНТОМ,В НЕГО НАДО ВЛОЖИТЬ ЧАСТИЦУ СВОЕЙ ДУШИ_image006

Заявляя о своем суверенитете, Якутия рассчитывала, что наши алмазы, золото, уголь гарантируют ее благополучие в будущем. Больше того, у нас появились идеи о том, что республика перенаселена, кем — понятно; что ориентируясь на Запад или Восток, можно зажить такой же жизнью, как Кувейт. И, увы, исходило это не только от людей темных, не очень обремененных ответственностью за произносимые слова, но и от тех, кто себясчитает элитой.

Мечтать не вредно. Но исходить надо все-таки из конкретной жизни, ибо одно дело, когда эти мечты строят на надежном фундаменте экономических знаний, серьезной работе ума и рук; другое, когда эти мечты лишь пустая фантазия, прожектерство.

Что такое Кувейт? Это, примерно, 18 тысяч кв. километров земли на побережье Персидского залива, где средняя температура января 11 градусов (плюс!), в июле — 34. У нас в республике даже самый маленький район по площади в два раза больше! А как долга зимняя стужа? Живут на этом благодатном пятачке чуть более миллиона человек, т. е. как и у нас на 3 млн. кв. километров. А добывают они более 100 млн. тонн нефти, это примерно, треть общероссийской добычи нефти. Треть нефти Кувейт перерабатывает на месте. Там добывается 5,6 млрд. куб. метров газа; там высокоразвитая химическая и цементная промышленность, оазисное земледелие, кочевое скотоводство, там прекрасное автомобильное обеспечение.

Мы, якутяне, справедливо гордимся тем, что в недрах Якутии лежат несметные богатства. Но можно ли их взять с экономической выгодой, равняясь на мировые цены, если на этих самых 3 млн. кв. километрах настоящих дорог у нас меньше, чем в Кувейте?

Конечно, мы должны лучше использовать то, что дала Якутии природа. Конечно, все якутяне должны жить лучше. Но, извините, мы должны еще и помнить, где мы живем, на каком этапе экономического и социального развития мы находимся.

Теперь о перенаселенности… Вопрос есть, вопрос серьезный. Но как его решать? Одно дело промышленный поселок, где живут и работают русские, украинцы, татары, азербайджанцы, люди других национальностей, в основном приезжие. Иное — глубинка, где исконно живут якуты, эвены, эвенки, юкагиры, а приложение их сил — традиционные отрасли.

Декабрьская авария на электростанции в горняцком поселке Депутатский — большая беда. Она, выведя из строя промышленную и социальную инфраструктуру, заставила вывезти оттуда большое число людей. Беда большая, повторяю, но она позволяет ускорить процесс оптимизации коллектива, добывающего олово. И не только его, но и тех, кто «висит» на каждом килограмме рудного концентрата. Там людей будет в два раза меньше. А это улучшит условия проживания тех, кто остается там, наконец, искомое удешевление себестоимости олова. Есть такие проблемы и в других горнодобывающих районах. Значит, нам надо иметь разумную программу, нацеленную на оптимальную структуру в промышленных районах, если хотим сохранить там рабочие коллективы, добывающие золото, олово, уголь, сурьму, а не дожидаться аварий.

5. ЧТОБЫ АЛМАЗ СТАЛ БРИЛЛИАНТОМ,В НЕГО НАДО ВЛОЖИТЬ ЧАСТИЦУ СВОЕЙ ДУШИ_image008А в алмазном крае из-занехватки кадров начали применять вахтовый метод,привлекая к работе на трубке «Удачная» водителей из вилюйских сел. Сказалсяотток высококвалифицированных кадров из-за «парада«суверенитетов, падения, а точнее — уравнивания заработной платы северян стой, что теперь имеется в Сибири, в центральныхрайонах России, где климатпомягче, жизнь повкуснее. Впрошлом году, Вы это знаете лучше меня, Якутию покинули 26 тысяч человек. Уверен, что добрая половина из них имеет ту квалификацию, без которой нас ждут новые аварии, если и не масштаба той, что произошла в Депутатском, то заставляющие сжиматься в страхе сердца людей, беспокоящихся о своих детях, о своем здоровье, самой жизни…

Все это, к горькому сожалению, так. И Президент, и Правительство стараются делать все от них зависящее, чтобы как-то сбить накал страстей, спровоцированных не нами, а теми процессами, что идут в былом нашем Отечестве… Но то, что на трубке «Удачная» набираются опыта на самой современной техникевилюйчане — замечательно. Это же нелепость, когда во всей горнодобывающей промышленности работают лишь несколько сот специалистов и рабочих коренной национальности! Если Правительство целенаправленно и терпеливо будет вести работу по привлечению местного населения, а я отношу к ним всех независимо от национальности, к работе в промышленном производстве, то мы обеспечим эффективную занятость и на этой основе снизим налоговый пресс промышленности, сможем постепенно выйти на уровень передовых стран по производительности труда на душу населения и, соответственно, уровню жизни.

Над нами посмеивались в Москве, когда мы решили построить в якутской глубинке несколько заводов по огранке алмазов. Но наши бриллианты уже покупают за границей. Сегодня они не самого блистательного качества. Ничего! Время работает на тех, кто знает, чего он хочет завтра. Мастерство, слава приходят к тем, кто работает! Я согласен с генеральным директором компании «Алмазы России— Саха» Л.А.Сафоновым: якутские бриллианты будут лучшими в мире.

Мне нравится, как подошли к этому вопросу в алмазном крае. Там не только заботятся о развитии отрасли, о людях, работающих в алмазной промышленности, но и о развитии тех улусов, где алмазы добываются.

Инвестиционный фонд, в который алмазники отчисляют 2% своей прибыли, не только позволит улучшить социальную инфраструктуру сел этого региона, но создать новые рабочие места, по-настоящему привлечь к добыче алмазов коренное население, тех, кто будет освобождаться в других регионах республики.

Конечно, никто не собирается насильно гнать сельского жителя в промышленное производство. Любой сельский житель, желающий работать на земле, должен иметь возможность реализовать это свое право. И неважно фермер он, акционер или работник совхоза. Главное, чтобы этот труд был высокопроизводительным, помогал реализовать притязания человека.

У меня такое чувство, что за всеми демократическими катаклизмами забыли, что жить лучше можно лишь тогда, когда эффективнее работаешь, а существующие налоги стимулируют производство. Не будем сейчас выяснять, во сколько раз хуже или лучше мы теперь живем. Это пусть каждым прикинет сам. Но то, что мы начисто забыли о производительности труда, этой прямой составляющей благополучие — факт прискорбный. В доперестроечные годы в США она была выше союзной: в промышленности в 2-2,5 раза, а в сельскохозяйственном производстве — в 4-5 раз. И все борцы с режимом размахивали этими цифрами, как боевыми штандартами. Теперь экономика России развалена, нашу родину трясет колотун. Специалисты утверждают, что 1994 год будет для Якутии куда сложнее года ушедшего. Каков Вашпрогноз на будущее?

В 1992 году Правительство Якутии, оценивая будущее российской экономики, разработало план, позволяющий сохранить объемы производства и улучшить его качественную сторону. Я не буду подробно останавливаться на его содержании, потому что неоднократно говорил об этом. Скажу только, что рыночные отношения, вторгшиеся в нашу жизнь, потребовали самых серьезных изменений в экономике и управлении, огромной повседневной работы и усилий, чтобы вести все народное хозяйство с наименьшими потерями. Конечно, живя в едином экономическом пространстве, всегда будешь чувствовать рядом не только плечо, на которое можно опереться, но и острый локоть, упершийся в твой бок. Но, надеюсь, вы согласны с тем, что республика, несмотря на определенные потери, живет пока относительно стабильно, обрела определенное положение не только в России, но и в дальнем и ближнем зарубежье. Все-таки теперь мы в большей степени рассчитываем на свои силы, поем своим голосом.

Сейчас мы формируем очередной план социально-экономического развития республики, где есть блоки, определяющие судьбу всего народного хозяйства, социальной защиты населения в условиях рынка. И конкретные, касающиеся предприятий и регионов.

Могу подтвердить, что в экономике 1994 год будет непростым, может быть одним из самых трудных за последнее время.

Я приехал в Якутию в 1958 году, Вы здесь родились. Я так сказать, пришлый, Вы — если исходить из факта рождения, на этой земле и логики — коренной. Среди моих друзей — якуты, эвены, юкагиры, эвенки… Я, общаясь с ними, а порою дело доходило до очень горячих споров, никогда не ощущал себя среди них инородцем в уничижительном смысле этого слова. В республике, увы, все громче начинают говорить о своеобразной «якутизации» тех, кого коренными жителями не считают. Кое-кто начал с карандашиком в руках заниматься и арифметикой…

5. ЧТОБЫ АЛМАЗ СТАЛ БРИЛЛИАНТОМ,В НЕГО НАДО ВЛОЖИТЬ ЧАСТИЦУ СВОЕЙ ДУШИ_image010

Если начали говорить и писать, проблема есть. И не просто философская, но и житейская. Да, если посмотреть, так сказать,списочно, министрами в Правительстве республики в большинстве оказались якуты. Но загляните в другой список и увидите, что наши ведущие предприятия возглавляют большей частью русские. А среди заместителей премьера Правительства кого больше? Да, было время,когда в Якутский гос университет студентов принимали не по знаниям, а по национальной квоте. Но это же явная глупость!

Моему знакомому руководителю однажды вошедший в его кабинет клерк заявил, что он должен освободить свое место либо в этом кресле должен сидеть якут… Руководитель этот работает. Но на душе у него скребут кошки: если какой-то рядовой клерк позволяет открыто такое, значит, это нужно кому-то повыше?

Смею заверить, что ни Михаил Ефимович Николаев, ни я таких самодеятельных энтузиастов не поддержим. Могу сказать определеннее: меня лично национальность человека интересует, когда мы сидим за дружеским столом, поем песни, тут каждый на особинку. Но когда этот же человек переступает порог моего кабинета, меня интересует лишь его профессионализм, деловые качества, честность.А они, как известно, национальности не имеют. Конечно, было бы замечательно, если бы все живущие и работающие в Якутии знали якутский и другие языки республики. Но такое само по себе получается лишь там, где люди разных национальностей общаются постоянно. Поезжайте, например, вОктемцы… Или когда в детском

садике, школе обучение языкам поставлено на профессиональную основу, когда достаточно современных самоучителей, учебной литературы. Взрослому человеку такое делать трудно.

Русские сегодня, увы, плохо знают родной язык, еще хуже — английский или немецкий, а их ведь изучают несколько лет. С учебниками же и преподавателями здесь сравнительно неплохо.

Думаю, что нам надо быть терпимее и внимательнее к национальным особенностям характера любого человека. Люди-то разные! Руслан Юрьевич Шипков, глава национальной компании «Саханефтегаз» по-якутски говорит, как утверждают знатоки, получше многих якутов. Я, увы, не могу, хотя оба родились здесь, но жили в разной языковой среде… И ухо у людей разное, познать язык, как и музыка, дано не каждому! В прошлом были какие-то глупости? Но зачем нагнетать страсти там, где можно сесть рядышком и обговорить все наболевшее? Нельзя же все доводить до абсурда, а то и до крови, как это есть в Нагорном Карабахе, в других точках страны. Не нетерпимость помогает делу, а благожелательность, доступность обучения… Например, тот же английский язык стал осваиваться лучше. Почему? Да потому, что появилась сфера его реального применения.

Мне не раз приходилось говорить с иностранцами об их нежелании инвестировать свои средства в развитие промышленности Якутии. И все — чуть ли не в один голос — говорят: у вас есть неплохая нефть, достаточно разведанных запасов газа, отличное олово, но у вас нет инфраструктуры, без которой стоимость их баснословно высока, к тому же у вас жуткие налоги…

Увы, спорить здесь не о чем, здесь нужно терпеливо вести диалог с теми, кто хочет сотрудничать с нами. Конечно же, налоговые и иные нормативные условия их вложения должны отличаться от средне российских, они должны быть более благоприятными.

То есть, деньги к нам могут потечь лишь в том случае, если, допустим, нефть, добытая под Ленском, будет стоить хотя бы на доллар ниже, чем та, что качают в Техасе?

Иностранных инвесторов нельзя обвинять в прагматизме. Бескорыстной серьезная помощь не бывает. Добрых дядь с тех пор, как разрушен Союз, больше нет.

Но я согласен с тем, что сложно входить в дело инвесторам, когда республика не имеет разветвленной и круглогодичной транспортной схемы завоза и вывоза грузов. Согласен и с тем, что налоги у нас высоки. Изучая опыт зон свободной торговли, территорий, дающих режим наибольшего благоприятствования иностранным и своим инвесторам, мы пришли к выводу: резервы для изменения налогового бремени в сторону уменьшения есть. Кстати, и не только для зарубежных партнеров, но и для наших инвесторов.

Было время, когда Южная Якутия, которую тогда называли «черной жемчужиной», не сходила со страниц центральной и местной прессы. Теперь все далеко не так, хотя полезных ископаемых, которыми богаты ее недра, меньше не стало, с трудом, но АЯМ уже пришел в Алдан…

Нынешняя экономическая и политическая ситуации в стране заставили нас сжаться, по умерить свои планы. Но сегодня я могу сказать, что после жесткого анализа ситуации в республике, когда нам ясно, что вести народное хозяйство так, как мы его вели, нельзя, ибо на одних алмазниках действительно ехать все время невозможно, Правительство обратило взор на Южную Якутию. Поэтому, разрабатывая совместно с правительственными и научными организациями России план социального и экономического развития Республики Саха до 2005 года, мы решили, что от частных контактов с представителями делового мира Японии, США, Австрии, Германии, Южной Кореи, Израиля, Канады, Китая нам надо переходить к крупномасштабным проектам.

5. ЧТОБЫ АЛМАЗ СТАЛ БРИЛЛИАНТОМ,В НЕГО НАДО ВЛОЖИТЬ ЧАСТИЦУ СВОЕЙ ДУШИ_image012

Конечно же, мы благодарны фирмам, помогающим нам в создании бриллиантового комплекса. Но если мы сможем привлечь серьезные иностранные и российские инвестиции в развитие угольного комплекса Южной Якутии, на добычу урановой руды, создание там крупного сталелитейного производства и других предприятий, Якутия сможет подняться на очень высокий экономический уровень в своем развитии. А отсюда потянется вся цепочка — традиционные отрасли, сохранение добычи золота и угля на Северо-Востоке, наука, образование, здравоохранение, культура. Оживится индустрия строительных материалов, а значит, реальным станет улучшение жилищных условий якутян. Второе дыхание обретет энергетическое строительство, особенно с учетом создания мощного нефтегазового комплекса. И это не планы на песке, это реальная возможность. Именно поэтому в самое ближайшее время хотим устроить презентацию Южной Якутии. Ее богатства, работая на благо якутян, помогут России обрести здесь второй Урал. Ушедший год был для Вас во многих отношениях непростым.

Но были и явные радости. Вы стали членом-корреспондентом Инженерной Российской академии, Вам присвоено звание «Заслуженный работник народного хозяйства» Республики Саха (Якутия), стали Премьер-министром… Что Вам помогает работать с полной отдачей сил?

Желание хотя бы на миллиметр продвинуть нашу жизнь в сторону ее улучшения. И, конечно же, осознание того, что счастье, чтобы его ощутить полной мерой, надо делать собственными руками. Вы знаете, чтобы алмаз стал бриллиантом, в него надо вдохнуть частицу своей души, мастерства, трудолюбия… Может, это звучит и несколько высокопарно, но Якутия мне видится именно алмазом, в него-то мы все вместе и должны вдохнуть новую жизнь…

В прошлом году я прочитал статью в газете «We/Мы» оконтрадмирале Анатолии Штырове. Он на своей подводной лодке, на грани риска и пределе человеческих возможностей своих и экипажа, несколько дней в районе учения американских ВМС в Тихом океане вел «бой «с их кораблями. Подводную лодку, вошедшую в запретную зону, обнаружили, бомбили по-настоящему. И американцы, и наши ее посчитали уничтоженной… Знали ли Вы об этом подвиге отца?

Признаюсь честно, нет. Отец не любит распространяться о том, что было, когда он служил на флоте, там много было чрезмерной секретности. Даже о том, что он занимается поэзией, я узнал лишь тогда, когда отец подарил книжку, вышедшую в Кишиневе, где он живет сейчас.

Сами стихи не пишете?

Нет, но поэзию люблю. Она помогает видеть жизнь полнее, объемнее.

О чем Вы мечтаете?

О том, чтобы меня, а точнее сказанное и сделанное мною, правильно было понято. Я, как и любой человек, могу ошибаться, но намерения мои искренни: я хочу быть полезным в это трудное для якутян время.

Что нас ждет, Вячеслав Анатольевич, в нынешнем году?

Нелегкие времена. И если мы их пройдем умно, не впадая в панику, наша жизнь, уверен, пойдет в гору. Скажу банальность: для этого придется поработать с полной выкладкой. Мы, якутяне, так работать умеем.

Беседу вел Юрий ЧЕРТОВ.

«Полярный круг», 1994 г., №№1-2.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here