В последнее время СМИ пестрят материалами о развитии Дальнего Востока и Арктики. Кто только не берется размышлять о будущем крупных макрорегионов. Но почему-то жители этих обширных территорий до сих пор на себе особой заботы государства не почувствовали, пишет Маргарита Нифонтова в своих статьях, опубликованных в деловой газете “Взгляд“.

Деньги есть, системы нет

Конечно, скептики сейчас могут смело сказать, что Президент Российской Федерации о развитии макрорегионов заявил в 2013 году, а потом грянули санкции, экономический кризис и теперь рассчитывать северянам и дальневосточникам не на что.

Но позвольте тут не согласиться.

Не так давно состоялся традиционный деловой завтрак Сбербанка на инвестфоруме «Сочи-2015», где собрались люди, принимающие основные финансовые решения в нашей стране. Это министр финансов РФ Антон Силуанов, министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев, заместитель Председателя Правительства РФ Ольга Голодец, общественный деятель Алексей Кудрин, естественно, глава Сбербанка Герман Грэф и так далее. Словом, компания была видная, люди с опытом и пониманием того, что сегодня происходит в стране.

Так вот, главным лейтмотивом встречи стала фраза о том, что средства в стране есть, даже сейчас, и немалые, вопрос в другом – на что они тратятся.

Не буду приводить здесь цитаты, чтобы не утомлять читателя – при желании каждый может посмотреть запись состоявшейся в начале октября встречи, хочу сказать другое – фактически все участники встречи признали, что главной нашей проблемой остается неэффективное расходование средств государственного бюджета Российской Федерации. И что проблема эта отнюдь не нова, мы хронически ею болеем, просто в так называемые «тучные годы», это, по сути, бездумное расточительство никого особо не напрягало. Теперь же, когда приходиться жить в условиях санкций, низких мировых цен на углеводороды, падения экономики, стало очевидно, что нужно четко понимать, на что пойдут бюджетные деньги. И контролировать этот процесс.

Объективно финансовая ситуация оказалась не такой фатальной, как ее пытаются представить некоторые. Деньги в стране есть. Вопрос в другом – как они распределяются и на что расходуются?

В качестве наглядного примера можно привести слова директора Департамента развития межрегионального и приграничного сотрудничества Министерства экономического развития Российской Федерации Рафаэля Абрамяна, который на днях выступая на выездном заседании президиума Экспертного Совета по Арктике и Антарктике при Совете Федерации в городе Омске в рамках выставки ВТТА-2015, сказал, что Стратегия развития Арктики реализуется несистемно. И добавил: «Анализ реализуемых, а также перспективных планов показывает, что задачи, определенные стратегией, в настоящее время решаются разрозненно и фрагментарно».

Арктика инфографика ВзглядПри этом он привел некоторые цифры: сегодня на территории арктической зоны реализуется более 160 мероприятий и инвестиционных проектов, их объем – порядка 1 трлн рублей, из них средства федерального бюджета составляют 400 млрд рублей, за счет средств регионов – около 21 млрд рублей, за счет внебюджетных источников – немногим более 580 млрд рублей. Более 90% финансирования приходится на развитие транспортной инфраструктуры, энергетики, развитие добывающей и перерабатывающей промышленности, тогда как все остальные направления, предусмотренные Стратегией развития Арктики, практически не финансируются. Что еще интереснее, порядка 97% выделенных средств приходится всего на 4 арктических субъекта РФ: ЯНАО – 40%, Мурманская область – 39%, Красноярский край и Архангельск – 10 и 7% соответственно.

Показательно, не правда ли? Скорее всего, также обстоят дела и с расходами на Дальний Восток, и с другими регионами, отраслями и направлениями. Нет никакой системы – расходы средств хаотичные и, естественно, значимого результата дают.

ТОСЭРы – не панацея

Территории опережающего социально-экономического развития, которые так широко разрекламированы и опыт которых планируется внедрить на территории всей страны – хорошая идея. В свое время принцип точечного роста производства помог многим странам стать по-настоящему развитыми и процветающими. Вот только если приглядеться, это те страны, где изначально была продумана логическая цепочка: идея – производство – товар – доставка товара до потребителя.  Ведь даже не экономисту ясно, что нельзя просто так производить товар ради того, чтобы его производить. С какой целью? Чтобы он гнил на складах? Результат – это сбыт, возвращение средств и вложение их в дальнейшее развитие производства, улучшение жизни людей, проживающих на этой территории.

Чем хороши ТОСЭры? Тем, что в их рамках производителям вольготно и выгодно работать. Они могут позволить себе без больших финансовых затрат производить продукцию и сбывать ее, зарабатывая деньги.

На Дальнем Востоке и в Арктике с этим делом все далеко не так однозначно. Можно, конечно и ананасы в ТОСЭРах выращивать, вот только какая у них будет себестоимость и кому они будут нужны по такой цене?

Допустим, в ТОСЭР «Кангалассы» в Якутии будут производить кирпичи, строительные материалы, еще что-то. Куда потом пойдет вся эта продукция? Кто будет ее потреблять? Какая дальнейшая логистика ее распространения? Неужели самолетом до Амурской области или по автомобильным дорогам до Хабаровска? Кто при такой себестоимости ее будет покупать? А если главным потребителем выступит город Якутск и близлежащие районы республики, то стоило ли ради сравнительно небольших объемов огород городить?

При этом не совсем непонятно, как будет решен вопрос привлечения трудовых ресурсов, добычи полезных ископаемых в рамках ТОСЭР. Вопросов больше чем ответов.

Не те на Севере условия, не та инфраструктура, чтобы легко ставить производство. Да, где-нибудь в Белгородской области принцип ТОСЭРа может сработать прекрасно. Тут тебе и автомобильные дороги, и железнодорожные линии. Только какой смысл внедрять льготные условия в центральной полосе, если мы намерились поднимать Дальний Восток?  В центре и без всяких территорий опережающего развития все неплохо развивается.

На Севере же нужен не точечный, а грамотный, стратегический, комплексный подход к развитию бизнеса и территории. Иначе бюджетные триллионы (которые, как выяснилось, в стране есть) уйдут, как песок сквозь пальцы. И кризис будет здесь совершенно не причем.

Порядок начинается с головы

В который раз хочется привести слова русского литературного гения Булгакова, который в уста профессора Преображенского вложил всем известную фразу: «Бардак не в клозетах, а в головах». Порядок должен начинаться с головы, с четко расставленных приоритетов и понимания к какой цели двигаться.

И если говорить о решениях и действиях в отношении Арктики и Дальнего Востока, то никакого порядка в них нет.

Посмотрим внимательно. На сегодняшний день приняты стратегические документы – это «Стратегия социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года» и «Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года». Есть еще «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу».

Далее для перехода к практической деятельности в 2013 и в 2014 годах были приняты соответствующие государственные программы по социально-экономическому развитию Дальнего Востока и Арктики.

И что мы видим? Буквально сразу же после принятия этих программ стало понятно, что они… не работают. Сначала об этом говорили тихо, в кулуарах, но немного погодя о том, что программы не соответствуют заявленным в стратегических документах параметрам и не подкреплены финансово, начали говорить вслух, не стесняясь.

На состоявшемся в Якутске в июне 2015 года выездном заседании Экспертного Совета по Арктике и Антарктике Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила:

«Ключевой документ – Государственная программа по социально-экономическому развитию Арктической зоны – не содержит индикаторов, нет четких показателей, по которым можно судить об эффективности ее реализации, не предусмотрено финансирование программы из федерального бюджет. Формально документ есть, но в нынешнем виде не работает».

То же самое касается и госпрограммы по развитию Дальнего Востока. По мнению председателя Экспертного Совета по Арктике и Антарктике при Совете Федерации Вячеслава Штырова, необходимо разработать реальную госпрограмму развития Дальнего Востока, с новыми подходами. Потому что сразу после принятия документа в 2013 году программу стали радикально перекраивать, обрезая и без того скудное финансирование.

То есть все документы приняты, а толку нет. Не работает ничего: денег не выделено, системность в документах отсутствует. Все это наводит на грустные мысли, что на словах  говорится одно, а на деле происходит другое. Заявляется о развитии двух огромных макрорегионов и вроде бы даже предпринимаются конкретные шаги по изменению ситуации к лучшему, а в реальности мы застопорились. Известный вопрос – кто виноват? – повисает в воздухе. Если в принципе особых претензий к стратегиям нет, то, как получилось так, что разрабатываемые в течение длительного периода времени государственные программы на деле оказались нежизнеспособны? Их что, принимали с заранее утвержденным планом провалить?

АЭБ фото stena.eeТеперь, по утверждению экспертов, необходимо обе программы переделать, скоординировать их со стратегиями и наполнить финансами. По мнению сенатора Штырова, необходимо еще и законодательно закрепить развитие обеих территорий, приняв по ним соответствующие федеральные законы.

В этом есть своя логика, потому что слишком много в нашей стране непредсказуемых факторов. Одна зависимость от мировой цены на нефть чего стоит. И если каждый раз оглядываться на «разные обстоятельства», денег на эти программы не будет вообще и никогда. Закон же обязывает чиновников к исполнению, отменить его достаточно сложно, а значит, положенные для его реализации средства будут выделены, не взирая ни на что. Во всяком случае, в теории.

Однако по каким-то причинам подготовленный рабочей группой Совета Федерации проект закона об особых условиях ускоренного развития Дальнего Востока и Байкальского региона положен под сукно. Если говорить о позиции Правительства Российской Федерации по этому вопросу, то она состоит в следующем: денег в бюджете нет. А этот закон о развитии Дальнего Востока потребует их очень много.

Но, как было озвучено на деловом завтраке Сбербанка, деньги-то как раз у нас есть. И это признают те люди, которые ими ведают. Так в чем же причина?

Вячеслав Штыров объясняет это тем, что в основе всех споров лежит не формально-юридический аспект (законы в отношении отдельных макрорегионов «разбивают» единое правовое пространство), а диаметрально разные взгляды на принципы организации экономической жизни в стране.

«Господствующая на правительственном уровне идеология экономического либерализма предполагает стандартный нормативно-правовой подход ко всем макрорегионам страны. Считается, что рациональное территориальное размещение производительных сил будет автоматически обеспечено действиями рынка. Но реализация этой идеологии в нашей стране, с огромным природно-климатическим и экономико-географическим разнообразием её регионов, приводит к прямой угрозе территориальной целостности российского государства», – заявляет сенатор.

Дальний Восток, по его словам, прекрасно иллюстрирует ошибочность такой идеологии своим хронически депрессивным состоянием и разрухой. Исключение составляют лишь островки стабильности в точках действия предприятий военно-промышленного и нефтегазового комплексов.

В общем, мы опять возвращаемся к тому, что происходит в головах руководящих чинов. Но что бы они там ни думали – жизнь не стоит на месте. Все отчетливее становится ясно, что чем больше будет упираться правительство, тем тяжелее потом будет вытаскивать Арктику и Дальний Восток. И что главная цель всех стратегий и программ – это не улучшение показателей и даже не количество выделенных денег, а реальное повышение качества жизни людей.

арктика макаров фото бизнес-газетаНа том же памятном деловом завтраке Сбербанка председатель комитета Государственной Думы по бюджету и налогам Андрей Макаров в своем выступлении сказал, что у него возникает реалистичное ощущение, что жизнь находится в пределах Садового кольца. «Но это далеко не так, жизнь страны в ее регионах, которые в условиях кризиса вынуждены брать кредиты, долги их растут и ничего хорошего не предвидится», – сказал он.

И добавил, что нужно, наконец, понять: не может сбалансированность бюджета быть целью бюджетной политики (как и единое правовое пространство не может быть самоцелью – авт.). Развитие человеческого капитала, выполнение социальных обязательств – да, а сбалансированность бюджета – нет. Резюмировал Макаров так – главная проблема, как всегда, в сознании.

Вот и получается, что пока не произойдет этот перелом в сознании большинства руководящих лиц о том, что Арктика и Дальний Восток – это будущее России, пока до них не дойдут наконец слова Ломоносова о том, что «российское могущество будет прирастать Сибирью и Северным океаном», ничего не изменится. И даже наказы Президента Российской Федерации не помогут.

Маргарита Нифонтова, на основе публикация в газете “Взгляд”.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here