На недавнем заседании Правительства страны была в основном одобрена концепция развития отечественного алмазно-бриллиантового комплекса России. Этот документ рождался буквально в муках почти семь долгих лет. Почему? И что даст будущему страны новая концепция? Об этом мы беседовали с президентом компании “АЛРОСА” (“Алмазы России-Саха”) Вячеславом Штыровым.

Россия, добывая ныне алмазы на 1,5 миллиарда долларов, занимает второе место в мире по этому показателю.

К 2005 году наша страна должна повысить добычу алмазов еще на полмиллиарда долларов не только за счет Западной Якутии, но и на месторождениях Архангельской области, Урала.

Но самое главное – алмазы России в ней же должны и граниться, превращаясь в бриллианты. К 2005 году огранке должны подвергаться 90 процентов рентабельных алмазов (а это – около 8/10 добычи) вместо нынешних 70 процентов.

Необходимые вложения в развитие комплекса определены более чем в 2 миллиарда долларов.

– Почему так долго рождалась концепция? Потому что боролись две противоположные точки зрения на будущее комплекса, – рассказывает В.Штыров. – Первый этап разработки документа длился с 1992 года по декабрь 1995-го. Существовало очень сильное течение во главе с тогдашним главой ГоскомдрагметаВ. Бычковым, которое выступало за разрыв отношений с крупнейшим монополистом “Де Бирс” и за то, чтобы Россия сама поставляла сырые алмазы на мировой рынок. Главным образом в Израиль на огранку.

11. БРИЛЛИАНТОВЫЕ ДОРОГИ В ХХI ВЕК_image002Мы считали это крайне опасным. Одноканальная мировая система сбыта спасает алмазодобывающую промышленность планеты от экономических катастроф. За последние столетие алмазный рынок трижды испытывал катастрофическое падение цен из-за неумеренной конкуренции, и тогда разорялись все алмазодобывающие компании. Шестьдесят лет назад “Де Бирс” удалось установить одноканальную систему, которая обеспечивает стабильный, опережающий темпы мировой инфляции рост цен на алмазы.

Но Бычков еще в декабре 1995 года настаивал на том, чтобы отказаться от сотрудничества с “Де Бирс”. Предлагалось разделить добычу алмазов и их сбыт. При этом вместо государственной “АЛРОСА” проектировалось РОСА – Российское акционерно-сбытовое общество, владельцами которого предполагали сделать крупные банки и зарубежные гранильные фирмы. Легко представить себе, что ждало нашу алмазную индустрию в этом случае.

Мы же с самого начала выступали за создание конструктивного союза с “Де Бирс”, за сохранение стабильности мирового рынка. И одновременно – за продолжение линии знаменитого премьер-министра СССР Алексея Косыгина, который с 1965 года упорно развивал отечественную алмазодобывающую и гранильную промышленность, работающую по мировым стандартам качества. Благодаря ему в СССР возникли семь заводов “Кристалл” три из которых (в Москве, Смоленске и Барнауле) унаследовала РФ.

Наши точки зрения столкнулись в 1995 году, и тогда премьер В.Черномырдин распорядился отправить документ (тогда еще не концепцию, а программу) на доработку. Дело затянулось прежде всего из-за того, что в схватке участвовали очень крупные капиталы и политики. Время доказало нашу правоту, и весной 1999-го проект концепции в “косыгинском духе” рассмотрело Правительство Е. Примакова. Но тогда выяснилось, что надо подумать над усилием государственного контроля в этой сфере. И вот наконец концепция принята.

Насколько реально достижение этих планов? Ведь помимо того, что на задуманное нужны инвестиции более чем на 2 миллиарда долларов, наш алмазно-бриллиантовый комплекс за годы неумелых реформ понес значительные потери. А в ближайшие десять лет на мировой рынок с алмазами выйдут сильные конкуренты России – и Канада, и Ангола…

– “АЛРОСА” за предыдущее пятилетие успешно инвестировала в свой основной капитал около 1,6 миллиарда долларов за счет собственных средств, привлекая кредиты зарубежных банков. Алмазные проекты достаточно прибыльны и привлекательны, чтобы обойтись без продажи пакетов акций иностранцам. До 2005 года “АЛРОСА” должна обеспечить вложения в 1,7 миллиарда долларов. Обеспечим. Остальные средства должны быть вложены в архангельские месторождения.

Мы участвуем в открытом АО “Севералмаз”, которое должно наладить добычу в Архангельской области, 12 процентами акций. Другие крупные акционеры здесь – “Де Бирс”, российская компания “Согласие” и администрация области. Замечу, что федеральное Правительство решило выдать губернии кредит в 30 миллионов долларов. Что же касается нас, то мы подождем апреля-мая 2000 года, когда закончится подготовка технико-экономического обоснования проекта. Его по всем международным стандартам делает “Де Бирс”. Тогда станут ясны эффективность проекта, его стоимость и окупаемость, а “Де Бирс” разработает и схему финансирования. Они могут предложить, например, всем вместе взять кредит и нести ответственность за его использование по назначению. Или же вносить деньги всем инвесторам пропорционально доле участия. Мы отлынивать от участия в этом проекте не собираемся, если представится возможность – постараемся увеличить свою долю в пакете акций. Дело очень перспективное. По самым предварительным оценкам, здесь потребуется построить комбинат для переработки пяти миллионов тонн руды в год и производства алмазов на 200 миллионов долларов.

Конечно, с гранильной и ювелирной частями дело обстоит сложнее. Например, из трех заводов “Кристалл” в России сумел не обанкротиться лишь смоленский. Но если поставить на ноги московский и барнаульский заводы, то можно нарастить выпуск бриллиантов почти полуторакратно. Месяц назад “АЛРОСА” перевела на столичный “Кристалл” часть своих мощностей по производству бриллиантов и получила на нем первый бриллиант. Теперь мы пытаемся запустить на полную мощность треть завода. Есть специальный план на этот счет, работы движется полным ходом.

11. БРИЛЛИАНТОВЫЕ ДОРОГИ В ХХI ВЕК_image004

А как сложатся дальнейшие отношения с “Де Бирс”?

– Мы не хотим ломать одноканальной системы сбыта.Которую раз за разом пытаемся улучшить в интересах России. Просто события могут развернуться по разным вариантам. В том числе и по такому, где “Де Бирс” не удастся сохранить монополию. Надо быть готовыми к такому обороту дела, искать свои пути. Усиление отечественной гранильной промышленности – один из удачных ходов в возможной комбинации.

Но пока одноканальная система существует, мы от нее отказыватьсяне собираемся. Через два года кончается нынешнее соглашение с “Де Бирс”, и мы будем разрабатывать новое. Поскольку концепция одобрена, Россия будет добиваться большего поворота алмазов на свой рынок для их обработки.

Наших огранщиков и ювелиров поддерживаем уже сегодня. Они у нас отбирают самые лучшие алмазы, а на экспорт “АЛРОСА” отправляет остатки. Мы поставляем им товар по низким, чем мировые, ценам, даем отсрочки платежей, зная о недостатке оборотных средств. Они привыкли к тому, что от катаклизмов мирового рынка их хранит “зонтик” нашей компании. Если мы приложим усилия для модернизации ограночной промышленности и сможем обрабатывать 90 процентов своих алмазов, то через два года сумеем трансформировать и отношения с “Де Бирс” в духе новой концепции.

Вы не первый год говорите о том, что систему налогообложения для отечественных гранильщиков и ювелиров надо коренным образом менять. Что новая концепция предполагает сделать в этом отношении?

– Да, алмазодобывающие предприятия России платят слишком много налогов. Тот же “Де Бирс” платит в 4 раза меньше, чем “АЛРОСА”. Наши гранильные предприятия платят в 16 раз больше налогов, чем их израильские коллеги. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Россия, занимая второе место в мире по добыче алмазов, находится всего лишь на пятом по производству бриллиантов, а бюджет теряет большие доходы.

Но дело даже не в количестве налогов, а в их структуре. Они у нас самые тяжелые, косвенные, в виде акцизов, НДС и других платежей. Цена на товар нарастает, подобно снежному кому, на каждом этапе, что делает наших гранильщиков и ювелиров заведомо неконкурентоспособными. Причем как на внешнем рынке, так и внутри России! Достаточно сказать, что по объемам производства наша ювелирная индустрия так и не смогла восстановить уровень СССР.

Так вот, концепция развития алмазно-бриллиантового комплекса предусматривает переход к традиционному для других стран обложению гранильного дела – к налогу с оборота. Скажем, в Израиле взимают всего полтора процента. Что это даст? Это несколько снизит поступления в бюджет от каждого предприятия, но по общей массе от развития производства Россия получит больше средств. К тому же мы сможем выполнить весьма немаловажную часть концепции – отвоевать на мировом ювелирном рынке свое место – и начнем отправлять треть продукции на экспорт.

Дальше, опираясь на эту концепцию, министерства-участники (а это – Минфин, Минэкономики и МНС) должны разработать проекты конкретных нормативных актов и выйти с ними в Государственную Думу. Правда, при этом не должны сидеть без дела и сами гранильщики. Самые авторитетные из них должны выступать с законодательными инициативами, а мы готовы их в этом поддержать. В парламенте, кончено, придется нелегко, но такова жизнь…

Владимир Кучеренко, “Российская газета”, 10 ноября 1999 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here