У России есть еще год на то, чтобы решить, как себя вести с DeBeers. Об этом в интервью спецкорреспонденту «Ъ» Елене Киселевой заявил президент АЛРОСА Вячеслав Штыров.

– Как вы оцениваете последние события на алмазном рынке?

– Я бы назвал их неоднозначными, во всяком случае, к ним нельзя относитьсялегкомысленно.ПооценкамсамойDeBeers,этокоренное

изменение рынка за последние 70 лет. Она перестала абсолютно доминировать на рынке в объемах производства и продаж алмазов. Настолько, что для корпорации больше нет смысла заниматься его глобальным регулированием. Да ей это и не под силу – финансовые показатели у DeBeers в последние годы просто ужасные.

– А сколько тратит DeBeers на поддержание одноканальной системы?

– Теоретически не менее 10% от объемов мировых продаж. Если считать, что в прошлом году в мире было продано алмазов на $6 млрд., а через DeBeers – на $5,4 млрд., то это где-то $500-600 млн. в год. Есть и еще одна крайне важная для понимания ситуации причина, о которой DeBeers предпочитает не распространяться. Не секрет, что из-за имиджа алмазного монополиста деятельностьDeBeers в Северной Америке фактически запрещена. Однако по итогампрошлого года 50%мирового объема бриллиантов продано в США. Так что DeBeers больше не может позволить себе находиться в положении изгоя и ищет пути легализации в США. Известно, что по этому поводу корпорация уже вела переговоры с госдепартаментом и законодателями США. Думаю, что добровольное снятие с себя звания монополии связано как раз с необходимостью подстроиться под американскую политику. Это и привело к тому, что корпорация решила избрать новую стратегию.

14. АЛРОСА ДЛЯ DE BEERS  – КОНКУРЕНТ И ПАРТНЕР_image003

– А в чем она состоит?

– В двух словах, если раньше DeBeers, как шутят ее менеджеры, выполняла роль дядюшки, который следил за всеми, то свою новую стратегию она назвала «предпочитаемый поставщик».DeBeers отберет узкий круг клиентов, вместе с которыми разработает кодекс, где будут изложены их взаимные обязательства. Во-вторых, они перейдут на систему долгосрочных договоров. Для клиентов DeBeers это крайне важно – решится проблема обеспечения сырьем. А в ответ клиенты должны выполнять определенные правила. Цель DeBeers проста – чтобы и огранщик, и покупатель ювелирного изделия знали, что это алмаз DeBeers. Это и есть суть новой стратегии продвижения торговой марки. Уже скоро на рынке появятся ювелирные изделия с бриллиантами, а в сертификатах, паспортах, будет указано, что это бриллиант, вообще-то говоря, не просто абстрактный, а из сырья DeBeers.

– На бриллиантах будет клеймо DeBeers?

– Да, сертификат и, возможно, клеймо. Проведенные исследования убедили DeBeers в том, что ее торговая марка скажет более знаменитой, чем, скажем, Tiffany. Вполне возможно, что все закончится вертикальной интеграцией и на рынке появятся ювелирные изделия Tiffany – DeBeers или DeBeers – Rolex. Фактически DeBeers выделяет себя из всего алмазного мира со словами «Мы самые лучшие, наша марка будет на алмазном рынке доминирующей. А остальные пусть живут как хотят. Захотите – мы будем искать с вами какие-то формы сотрудничества, а нет – живите сами по себе».

– И АЛРОСА в том числе?

– Ну, мы пока связаны с DeBeers соглашением, фактически мы частично финансируем ее расходы на поддержание рынка. АЛРОСА для DeBeersи реальный конкурент, и одновременно самый желаемый партнер.

14. АЛРОСА ДЛЯ DE BEERS  – КОНКУРЕНТ И ПАРТНЕР_image005

– Одно другое не исключает?

– Думаю, нет. Вариантов дальнейшего сотрудничества несколько. Во-первых, продолжить его в нынешнем варианте.DeBeers, кстати, может это предложить. Возможна и другая схема: АЛРОСА и другие российские производители остаются партнерамиDeBeers в области торговли алмазами.

– То есть двустороннее соглашение?

– Да, торговое соглашение. DeBeers не раз выражала готовность закупить 100% наших алмазов и снабжать российскую гранильную промышленность на тех же условиях, что и своих клиентов – сайтхолдеров. Время от времени она задает вопрос, а почему в России не может быть с десяток сайтхолдеров, которые бы закупали сырье не у АЛРОСА, а у DeBeers.Если на это пойти, то Россия просто станет частью «группы DeBeers».

– Вам этот вариант не слишком нравится?

– Он очень нравится DeBeers, но не отвечает интересам России. Мы попадаем в зависимое положение – на рынке, в выработке стратегии, политики и т.д. В конце концов, возможен вариант, при котором DeBeers скажет: «Остановить этот рудник!» И заморозит его разработку лет на десять. Кроме того, в рамках действующего законодательства это невозможно: у нас алмазы считаются стратегическим сырьем, валютной ценностью. Так что вряд ли Россия на это пойдет. В принципе мы вообще можем сказать DeBeers: «Спасибо, теперь мы сами как-нибудь». Ведь и у нас есть традиционные клиенты, которым мы могли бы напрямую поставлять алмазы, например, в тот же Израиль. Есть информация, что Гохран уже ведет такие переговоры с Израилем.

– Припосредничестве «нового олигарха» Льва Леваева?

Конкретные имена пока не упоминаются. Насколько мне известно, разговор идет на уровне правительства, абстрактно говоря о прямых поставках в Израиль. Не обязательно через структурыЛеваева, Израиль я просто привел в качестве примера. Это может быть и Китай, и Юго-Восточная Азия и т.д.

– Посредством двусторонних соглашений?

– Не обязательно. То, что называется – торговать прямо с колес. То, что добывается, тут же продается. Но это означает, что наши алмазы начнут конкурировать с алмазами DeBeers, с ее торговой маркой. Если использовать логику DeBeers, можно предложить совсем дерзкий вариант. Продвижение на рынок одновременно с торговой маркой DeBeers торговой марки, скажем, «Русский Алмаз» или «Русский бриллиант». Это потребует колоссальных усилий, не только наших, но и российских огранщиков. Для этого придется создать систему, подобную системе DeBeers: долгосрочные договора, совместная сбытовая политика, совместное продвижение торговой марки. Тогда появляются две крупные конкурирующие группы – DeBeers и, скажем так, группа российская. Но и в этом случае можно вступить в прямую конкуренцию с DeBeers, а можно вступить и в переговоры, только уже на другом уровне. Думаю, что и эти варианты крайне реальны. Факт тот, что нам надо действовать так же, как ведет себя DeBeers. Вот откуда у нас идея создания собственного гранильного производства, дочерних предприятий, долгосрочные договоры со смоленским «Кристаллом». Тогда можно будет на равных взаимодействовать с DeBeers – возможно и совместное продвижение русской марки, и, предположим, картельное соглашение или просто совместное регулирование цен и рынков. В мире существует много примеров, как компании уживаются.

14. АЛРОСА ДЛЯ DE BEERS  – КОНКУРЕНТ И ПАРТНЕР_image007

– А как насчет обмена акциями? Насколько я помню, вы недавно предложили DeBeers это сделать.

-Такая идея звучит не в первый раз. Где-то в году 1995-м, когда шли переговоры с DeBeers, мы предложили: давайте мы закончим все эти споры тем, что вы нам продадите или отдадите бесплатно 26% акций DiamondTradingCorporation. Это вызвало бурную реакцию. Тогда руководители DeBeers нам сказали: «Лучше заберите какой-нибудь рудник в Африке, но этой компании мы вам никогда не отдадим, потому что это самая главная ценностьDeBeers». По сути дела, это действительно так. Помните, раньше был анекдот. Во всем мире социализм, но надо оставить хоть одну капиталистическую страну для того, чтобы узнать, какие там цены. Здесь то же – образцы, классификация, ценообразование, прейскурант.

DeBeers не пойдет на продажу DTC ни при каких условиях?

– Они говорят, что это будет стоить огромных денег. На мой взгляд, вопрос переговорный, ведь часто случается так, что, казалось бы, несбыточные мечты сбываются. Это вопрос соотношения сил.

– Когда начнутся переговоры?

– Еще в июне до официального объявления руководствоDeBeers сообщило нам о своих планах. Сейчас мы договариваемся о презентации этого проекта в России. Поскольку у нас все-таки доминирует государственный контроль, сделаем это на правительственном уровне. Одновременно создается комиссия под руководством одного из вице-премьеров, например, Алексея Кудрина-онкурируетотрасль. Уже есть соответствующее поручение президента. В конце концов, у нас есть еще целый год, чтобы выбрать оптимальный вариант.

Елена Киселева, “Коммерсант”, 10 августа 2000 г.

 

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here