2. АЛМАЗНЫЙ МОНОПОЛИСТ РЕОРГАНИЗАЦИИ НЕ ХОЧЕТ_image002Президент компании «Алмазы России – Саха» и бывший председатель Комдрагмета обменялись в Думе любезностями.

Прошедшие 11 июня парламентские слушания, посвященные проблемам российского алмазно-бриллиантового комплекса, ознаменовались легким конфликтом. Конфликт был спровоцирован президентом Ассоциации российских производителей бриллиантов Евгением Бычковым, который ласково, по-отечески предложил провести «комплексное реформирование монополиста», каковым является компания «Алмазы России – Саха» (АРС). Вообще название компании звучало в выступлении г-на Бычкова неоднократно, причем интонация всегда была самая заботливая. Так он предложил Госдуме рассмотреть вопрос о налогах в алмазодобывающей отрасли и привел как пример все ту же АРС, которая выплачивает во всяческие бюджеты около 70 % от реализации. «Как же она будет осуществлять воспроизводство, вкладывать деньги в новые трубки? – встревожено обратился к залу г-н Бычков. – Да нет у нее таких денег!». Надо полагать, первые лица АРС заволновались, а представители корпорации DeBeers, приглашенные на слушания в качестве гостей и сидевшие не в зале, а на балконе, удвоили внимание. «Необходимо вмешательство, – сказал бывший председатель Роскомдрагмета, – чтобы помочь АРС увеличить объемы добычи сырья. Эта компания – единственная в России компания такого рода, и все мы желаем ее процветания, и все мы за нее в ответе».

Вполне естественно, что выступавший вскоре после г-на Бычкова президент АРС Вячеслав Штыров метал громы и молнии. Для начала он привел несколько цифр, свидетельствующих об устойчивом положении АРС. В последние 4 года, то есть с момента создания компании, объемы добычи алмазов ежегодно возрастают на 3-4 %. В течение 5 лет, сказал он, компания намерена увеличить объемы добычи алмазов на 25 %. В 1995 году объемы реализации сырья составили 6 трлн. руб., балансовая прибыль – 3 трлн. «Я прошу, – гремел г-н Штыров, – чтобы нам не мешали работать и чтобы господа Бычковы не выступали с бредовыми идеями реорганизации компании».

Затем г-н Штыров покритиковал идею заместителя председателя Комдрагмета Леонида Гуревича, предложившего создать специальную государственную организацию, которая занималась бы сбытом алмазов. АРС, продолжил он, на 70% принадлежит государству. В ее Наблюдательный совет входят государственные чиновники, обеспечивая надежный контроль за ее деятельностью. Если этого мало, то следует ввести государственных контролеров в центры сортировки и реализации алмазов компании АРС. «К уже существующей государственной компании АРС надо добавить систему государственного контроля, – сказал он, – и не надо никаких новых организаций».

Споря с г-ном Гуревичем, президент АРС отстаивал право на свои функции единственного экспортера алмазов. По-видимому, те же причины вызвали его тираду в адрес Роскомдрагмета, который «превратился в обычную коммерческую организацию» и забросил свои основные обязанности. «Надо отделить коммерческие функции от государственного управления и прекратить всю эту государственную торговлю», – сказал он, а затем посоветовал прекратить и продажи алмазов из Госфонда. По сути г-н Штыров предлагает перекрыть все экспортные краны, кроме одного. Если это произойдет, АРС станет воплощением идеи одноканальной системы сбыта, столь близкий сердцу г-на Гуревича (правда, последний видит в этом качестве совсем другую организацию).

Выступивший ближе к концу мероприятия Юрий Котляр, исполняющий обязанности председателя Комдрагмета, предложил присутствующим использовать в стенах парламента только парламентские выражения и высказал свое неудовольствие по поводу отступлений от этого правила. Выпады в адрес Комдрагметаон объяснил очень просто: «Комитет – контролирующая организация, а контролеров по определению никто не любит».

Анастасия Нарышкина, “Сегодня”, 13 июня 1996 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here