11. АЛМАЗ В НАЛОГОВОМ КАПКАНЕ_image004Российскому алмазно-бриллиантовому комплексу нужна политика государственного протекционизма.

Отвечая на вопросы нашего корреспондента, президент компании АЛРОСА Вячеслав Штыров доказывает, что более гибкая, чем сейчас, налоговая политика государства может дать мощный импульс развитию российского алмазно-бриллиантового комплекса.

– Только что из Лондона пришло сенсационное сообщение: “Де Бирс” отказывается от своей роли монополиста, регулятора одноканальной системы торговли алмазами. Отношения на мировом алмазном рынке теперь будут строиться по принципу ОПЕК. Готова ли АЛРОСА, а значит, Россия, к такому неожиданному повороту событий?

Для нас никакой неожиданности в этом решении “Де Бирс” нет. Еще несколько лет назад мы прогнозировали возникновение подобной ситуации в алмазно-бриллиантовом комплексе и заранее начали к ней готовиться. Благодаря этому АЛРОСА сегодня прочно стоит на ногах, в чем недавно еще раз убедились акционеры компании.

– Вы имеете в виду прошедшее в Мирном ежегодное собрание акционеров АЛРОСА? Скажите, отчетный год чем-нибудь отличался от предыдущего или был похожим на него?

– Был похожим в главном. Продолжала расти и укрепляться производственная, финансово-экономическая и социальная база компании. Это подчеркивали в своих выступлениях и рядовые акционеры, и представители правительства Республики Саха (Якутия). Годовой план выполнен по всем основным показателям. Получено алмазов на 2,3 процента больше, чем годом раньше. Добыча стабилизировалась на уровне 1,5 млрд. долларов в год.

Улучшилось финансовое положение компании. Чистые активы за год выросли на 10,5 процента. Погашена задолженность по бюджету и внебюджетным фондам.

Чистая прибыль составила 10 млрд. рублей. Значительная часть ее, как и прежде, была направлена на обновление и развитие производства. Только за один год компания вложила в свой основной капитал – в производство – почти 5 млрд. рублей. Это позволило ввести первый в нашей стране подземный алмазный рудник “Интернациональный”, построить новую опытно-промышленную установку по обогащению руды на Нюрбинскомместорождении.

11. АЛМАЗ В НАЛОГОВОМ КАПКАНЕ_image002

А всего за последние годы АЛРОСА вложила в развитие производственных мощностей около 2 млрд. долларов. Благодаря этому коэффициент износа основных фондов в компании составляет 35-40 процентов, в то время как на других предприятиях добывающих отраслей он, по сообщениям прессы, равен 70-80 процентам.

В прошлом году было начато техническое перевооружение геологического комплекса компании. А он – один из крупнейших в стране. На долю АЛРОСА приходится около 15 процентов всех работ, связанных с поиском твердых полезных ископаемых на территории России. Выход на новый технический уровень позволит нам, с одной стороны, усовершенствовать поиск алмазов, а с другой – перейти к планомерному изучению иных месторождений. Сейчас, например, мы приступили к изучению Анабарского щита на Крайнем Севере Республики Саха. Там речь идет о золоте, платине и других полезных ископаемых.

Активно работают геологи компании и за пределами Якутии – в Архангельской области, в Республике Карелия.

Чем еще примечателен прошлый год? Он стал первым годом, когда в полной мере начал действовать внутрифирменный хозяйственный кодекс. Об этом надо говорить отдельно и подробно. Но если коротко, то это своего рода конституция компании АЛРОСА. Благодаря кодексу тысячи людей стали работать более экономно, расчетливо, получая в итоге дополнительные средства и для развития производства, и для удовлетворения своих социальных нужд.

Кстати, о социальных нуждах. Им тоже уделялось немало внимания. Например, за год около 6 тысяч человек отдохнули в наших пансионатах и санаториях, что для северян особенно важно.

Поэтому собрание акционеров положительно оценило не только чисто производственную деятельность компании, но и ее социально-экономическую сферу.

11. АЛМАЗ В НАЛОГОВОМ КАПКАНЕ_image006

– Вы сказали, что основная часть прибыли идет на развитие производства. Но ведь в первую очередь компания должна платить дивиденды акционерам? Иначе зачем она нужна?

Не могу согласиться с таким утверждением. Кто акционеры компании? 32 процента акций принадлежат федеральному правительству. Такой же пакет – у правительства Республики Саха. По 1 проценту у каждого из 8 улусов, где идет добыча алмазов. Таким образом, 72 процента – в руках государственных органов власти.

Как могут получить средства от деятельности компании эти акционеры? В виде дивидендов. А могут в форме налогов. АЛРОСА платит самые высокие в мире налоги: в общей сложности они доходят до 55 процентов от общей выручки, а не от чистой прибыли. Что выгодней акционерам: проесть прибыль компании и довести ее до ручки или вложить деньги в развитие, чтобы росли объемы добычи, росла выручка, а значит, год от года увеличивались суммы налогов?

Согласитесь, только экономически невежественный человек или тот, кто сознательно хочет остановить рост эффективно развивающейся компании, может ратовать за первый путь. Запроедание прибыли. Я говорил, что за несколько лет мы вложили в развитие производства около 2 млрд. долларов. А что получили? За последние 5 лет добыто алмазов почти на 7 млрд. долларов.

Расширение производства – стратегический курс компании.Он строится исходя из 10-15-летних прогнозов. На их основе составляются пятилетние планы, в которых рассчитываются годовые задания.

В этом году завершается очередная пятилетка. Что мы сделали? В 1996 году пущен один из крупнейших в мире горно-обогатительный комбинат “Юбилейный”. Нам предсказывали, что он будет убыточным. В 1998-1999 годах компания построила вторую и третью очереди “Юбилейного”, форсированно вывела его на проектную мощность, и сейчас комбинат начал давать прибыль. В 1997 году заработал самый северный в мире прииск “Анабар”. В прошлом году, как я говорил, мы запустили рудник “Интернациональный”, построили производства на двух новых месторождениях.

Сейчас мы заканчиваем разработку нового пятилетнего плана, который предусматривает дальнейшее развитие алмазной отрасли. При ухудшающихся горно-геологических условиях и переходе на более бедные месторождения нам придется вложить 2,4 млрд. долларов только в строительство новых рудников и поддержание действующих мощностей.

А кроме того, много других задач. РАО “ЕЭС России” уступило нам пакет акций Вилюйской ГЭС-3. Не в силах продолжать строительство станции, энергетики приготовились ее затопить. Мы вынуждены достраивать ГЭС.

Продолжим начатые работы и на других направлениях. Надо вести газопровод из Мирного наАйхал и Удачный, заканчивать нефтеперерабатывающий завод в Мирном, с пуском которого в 2001 году АЛРОСА на 80 процентов будет обеспечивать себя нефтепродуктами.

– Вы столько перечислили – никакой прибыли не хватит. За счет чего планируете вести такие объемные работы?

-Как во всем мире – за счет амортизации, прибыли и кредитов. Но сегодня получить кредиты нелегко. И тут нас существенно выручает собственное производство бриллиантов. Мы выпускаем их по долгосрочным договорам продажи на мировом рынке. Под этот процесс берем кредиты. Вот так мы приобрели почти на 70 млн. долларов различной техники для перевооружения УдачнинскогоГОКа. В 2000 году получим 20 млн. долларов на дальнейшее развитие дочерней компании “АЛРОСА – Нюрба”.

Сейчас готовимся открыть кредитную линию на 500 млн. долларов, что позволит решить многие инвестиционные задачи новой пятилетки. Чтобы покрыть расходы, будем выпускать бриллиантов примерно на 150 млн. долларов в год. Думаю, это возможно. В прошлом году компания выпустила бриллиантов на 43 млн. долларов. В текущем получим на 100 миллионов. Таким образом, уже нынче мы станем третьим по объемам производителем бриллиантов в России и одним из крупнейших в мире.

– Но именно за это вас критикуют с разных сторон. Ломая традицию – одни должны добывать алмазы, другие делать из них бриллианты, – вы, по их словам, создаете неравные условия на рынке. Появляется возможность одним продавать лучшее сырье, другим – похуже, третьим – никакого. Зачем вам все глубже втягиваться в опасный конфликт? Ведь многие хозяева совместных предприятий – а это граждане Израиля, Бельгии, США – имеют в России очень влиятельных покровителей и лоббистов.

Давайте по порядку.АЛРОСАпервой в России предвидела возможные перемены на мировом рынке. Один из наших прогнозов сбылся буквально на днях – с чего мы и начали сегодняшнюю беседу. В чем еще могут проявиться перемены? В образовании вертикально интегрированных структур. Добывая алмазы, крупные мировые компании, такие, как “Де Бирс” или канадцы, могут сами начать не только производство бриллиантов, но и ювелирных изделий с ними. Это выгодно. В 1999 году на мировом рынке была почти рекордная продажа алмазов – 5,2 млрд. долларов. И еще больше продается ювелирных изделий с бриллиантами – на 50-60 млрд. долларов. Даже неэкономисту видно, на каком этапе образуется самая большая прибыль.

Еще в 1996 году, обсудив материалы нашего аналитического центра о тенденциях на мировом рынке, мы приняли решение создать собственное гранильное производство. Чтобы быть готовыми к возможным переменам. И не ошиблись. С недавних пор в печати стали все чаще появляться сообщения, что “Де Бирс” готовится огранивать алмазы. Кто знает, может, скоро мы увидим не только бриллианты с клеймом крупнейшего производителя, но и, скажем, часы “Роллекс – Де Бирс”.

Что дает нам гранильное производство? Во-первых, мы решаем маркетинговые задачи. Узнаются ситуация на рынке, спрос, цена, предложение. Во-вторых, под это дело, как я говорил, нам охотней дают кредиты. Ну и, в –третьих, это просто-напросто эффективное производство. Алмазы сюда идет по тем же ценам и правилам, что для всех потребителей на внутреннем рынке. А рентабельность – до 20 процентов. Скажите, найдется ли нормальный бизнесмен, который у себя отнимет, а кому-то чужому передаст большую выгоду? Я не говорю о хозяевах совместных предприятий – о многих из них речь надо вести особо. Хочу сказать о других. Как могут государственные чиновники противодействовать появлению у российской государственной компании дополнительных возможностей увеличить отчисления в бюджет страны?

– Но ведь вас в чем обвиняют? В том, что вы сдерживаете развитие отечественной гранильной промышленности. Отпускаете сырья недостаточно, не всегда такого качества, какого хотели бы российские огранщики, но по ценам довольно высоким.

– Сначала надо определиться в терминологии. Что такое отечественное гранильное предприятие? Для меня это Смоленское государственное унитарное предприятие (ГУП) “Кристалл”, а не какое-нибудь СП с иностранными учредителями. Отечественное предприятие – это то, от которого польза нашему Отечеству – России. По отчетам валютная эффективность у “Кристалла” составила 30 процентов. Это значит, что, купив алмаз, допустим, за 100 долларов, он сделал из него бриллиант стоимостью 130. 30 процентов – это фактическая прибыль государственного “Кристалла”.

Что дает завод стране, нашему обществу? Три тысячи рабочих мест с высокой зарплатой и, естественно, с подоходным налогом от каждого работника. ГУП “Кристалл” содержит социальную сферу (а она у него с советских времен значительная). За счет налогов обеспечивает около 20 процентов областного бюджета.

А возьмите отчеты некоторых СП. У них валютная эффективность в лучшем случае 6-7 процентов. И затраты показываются такие же: 6-7 процентов. Выходит, СП сработало без всякой прибыли. Но это по документам. В действительности прибыль есть. Только она, по мнению специалистов, уходит за рубеж. Каким образом? Стоимость произведенных бриллиантов здесь до минимума занижается, а когда товар пересекает границу – она сразу вырастет до мировой. По сути дела, это скрытый вывоз капитала. Какому отечеству от этого польза?

Дальше. Так же, как смоленское ГУП “Кристалл”, все СП покупают у АЛРОСА алмазы на 5-6 процентов ниже мировой цены. Сотни и тысячи подобных мелких предприятий в разных странах рады были бы мировой цене. Но их к ней близко не подпускают. По мировой цене у “Де Бирс” покупают только полторы сотни самых респектабельных и годами проверенных дилеров. Остальным – цены свободного рынка. Но там они намного выше мировых. Вот еще одна преференция совместным предприятиям. За что? Только за то, что они зарегистрированы в России и с этого момента их стали называть отечественными. Смотрите, что получается. От налогов они первые 3 года освобождены (а дольше многие из них не существуют). Прибыль увозят. На содержание социальной сферы не тратятся. Вдобавок многие, если не сказать большинство, в той или иной мере участвуют в контрабандном вывозе алмазов. Мы располагаем фактами, когда СП, способное, по его собственным данным, переработать 10-12 тысяч каратов в год, закупает алмазного сырья в 70-80 раз больше. Зачем, если оно и плохого качества, и дорогое? Затем, чтобы через несколько дней эти алмазы появились на рынках в Израиле и Бельгии. Стали бы рисковать самидиамантеры и их курьеры, если бы такой промысел не приносил большой выгоды? Конечно, нет.

29 СП, замешанных в контрабанде, мы исключили в прошлом году из числа наших клиентов, но нелегальный поток не пересыхает. Через совместные предприятия каждый год уходит контрабандным путем алмазное сырье, по разным данным, на сумму от 150 до 200 млн. долларов.

Поэтому я спрашиваю: обоснованно ли считать подобные СП “российскими”, отечественными, ставя их в один ряд с такими, как ГУП “Кристалл” в Смоленске и Барнауле, “Орел-Алмаз”, якутская “Туймаада Даймонд”? Налогов не платят, инвестиций не вкладывают, рабочие места у многих только на бумаге, а экономических льгот получают в итоге больше, чем национальные российские предприятия.

Скоро к этим льготам добавится еще одна. По налогу на добавленную стоимость. Все ограночные предприятия не будут платить НДС при покупке алмазного сырья. А поскольку АЛРОСА от уплаты НДС не освобождена, то получится, что компания за свой счет будет финансировать увеличение прибыли не только государственных предприятий, что мы и прежде делали, но и 120 СП.

В этой связи, я полагаю, у нашей государственной власти есть два пути. Или приводить налогообложение в алмазно-бриллиантовом комплексе к мировым стандартам (в Израиле, Бельгии, США налоги для гранильных предприятий гораздо меньше, чем у нас), или открыто взять курс на государственный протекционизм в отношении российского АБК. И занять твердую позицию в отношении тех самых СП, которые не столько дают России, сколько за счет России живут.

Такую позицию мы отстаиваем давно. Понимаем, сколько у нас противников. Многие из них, как говорится, знаем даже в лицо. Так же, как знаем, что начинающаяся очередная чернопиаровскаяакция против АЛРОСА – дело их рук. Но хочется верить, что государственные интересы возьмут верх над узкоклановыми.

Анатолий Александров, агентство “Вече-пресс”,

“Парламентская газета”, 18 июля 2000 г.

Добавить в избранное:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here